Главная
Каталог книг
medic800

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
Аллен Карр - Легкий способ бросить пить
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Между тем, Аристотель (4 век до н.э.), сын врача, лично интересовавшийся некото-рыми биологическими - наряду с прочими - проблемами, чьи труды по многим вопросам по сиюпору не потеряли своего значения, придерживался фантастических представлений о строении и функции сердечно-сосудистой системы. Он полагал, что сердце - вмести-лище "жизненной силы" и источник всех чувств (вот откуда выражения, вроде "разбитое сердце", "сердечные пожелания" и т.п.), и что в нем рождается голос. (А головной мозг, отметим попутно, согласно его схеме, служит, главным образом, для остужения крови). Артерии же, считал он, как и его современники, а также и последователи на протяжении многих веков, содержат газообразную субстанцию "жизненную пневму". Это имело вполне понятную причину: при рассечении таких сосудов у мертвых животных, в них, в отличие от вен, крови действительно нет: из-за высокой эластичности стенок, они ее как-бы выталкивают, когда исчезает давление, при жизни поддерживаемое работой сердца - наподобие газа из воздушного шара при нарушении его герметичности. 

Вскоре после Аристотеля другой выдающийся древнегреческий анатом Эрасистратус (около 300 г. до н.э.), работавший в Александрии - мировом научном центре того времени, где было больше академической свободы - не только проводил анатомические исследо-вания трупов, изучая, в частности, строение нервной системы, но даже прибегал к бес-человечным исследованиям на живых людях, используя для этих целей преступников. Он оставил детальное описание желудочков и клапанов сердца. Пользуясь такой сверх-жестокой методикой, он обнаруживал, разумеется, наличие крови в артериях, но считал, что она в них появляется из вен через какие-то невидимые соединения только в момент повреждения стенки одного из этих сосудов. В нормальных же условиях, продолжал он считать, артерии содержат, как декларировал Аристотель, "жизненную пневму". Какни странным это может показаться, но при сопоставлении фактов, полученных при прижиз-ненном и при посмертном исследовании этих сосудов, но при отсутствии необходимой дополнительной информации, такой - вынужденно спекулятивный - вывод представляется не лишенным вероятности. Не будем прослеживать весь дальнейший путь попытокрас-крытия "загадок", касающихся рассматриваемой проблемы. Отметим, во-первых, что идеи Эрасистратуса господствовали на протяжении многих веков - до времени великого врача Рима, Клаудиуса Галена (второй век н.э.), личного врача императора Марка Аврелия и ряда его преемников на троне, величайшего медицинского авторитета своего времени. Он занимался анатомическими исследованиями животных и оставил после себя обширные на-учные труды, включая 15 книг по анатомии. В частности, путем перевязки артерий на разных уровнях и исследования содержимого изолированных участков их, он безусловно доказал, что в них содержится кровь. Он наблюдал также, что оба - правый и левый - желудочки сердца сокращаются и выдавливают из себя кровь. Но он не мог по объек-тивным причинам и не сумел понять анатомо-физиологические отношения сердца и лег-ких, полагал, что кровь и воздух соединяются в левом желудочке сердца, при этом воздух в него поступает через легочные вены. Такая схема оставляла, однако, много нерешен-ных вопросов, например, такой: если воздух поступает в сердце таким путем - через вены, соединенные с легкими, каким же образом кровь поступает в него? Пришлось и Галену заключить, что в левый желудочек кровь поступает непосредственно из правого, через какие-то невидимые поры в разделяющей их мощной перегородке. На протяжении более тысячи лет воззрения Галена оставались бесспорно авторитетными для врачей. Только в шестнадцатом веке великий анатом Андреас Везалий приступил к проверке положений Галена, вызывавших сомнения. Не обнаружив следов сообщений (пор) в межжелудоч-ковой перегородке, через которые кровь могла бы перетекать из одной камеры в другую, он мог только выразить удивление по этому поводу ("Мы можем лишь удивляться чуде-сам творения Создателя, сквозь которое кровь по невидимым путям поступает из правого в левый желудочек" - таков был вывод после многих попыток Везалия исправить ошибки своих предшественников). 

Следующей наиболее заметной фигурой среди исследователей этой проблемы был свободомыслящий испанец Мигуэль Серветус (1511 - 1553). В период инквизиции и ис-ключительного давления церкви, он выступил с критикой Святой Троицы. За это он был сожжен на костре. Но среди его трактатов были также анатомические работы, в част-ности, с точным описанием функций сердечных камер. Он заметил, что правый желу-дочек нагнетает кровь в легкие и что затем она возвращается в левое предсердие через легочные вены. Т.е., он "вплотную приблизился" к открытию малого круга кровооб-ращения. Это был чрезвычайно важный шаг в постижении функций сердечно-сосудистой системы. Он был уженаиболее близок к истине, взможно, еще более приблизился бы к ней, если его жизнь не оборвалась бы так трагически. Потребовалось дополнительных 70 лет до опубликования Гарвеем (1578 - 1657) его открытий, благодаря которым он по праву считается первооткрывателем в области анатомии и физиологии сердечно-сосудистой сис-темы. Но справедливость требует признать, что и после его работ оставались ошибочные представления. Так, он полагал, что в легких кровь только остужается (а не насыщается кислородом). Кроме того, оставалось непонятным, каким путем кровь поступает из артерий в вены. 

Что же мешало выдающимся мыслителям и исследователям на протяжении тысяче-летий, после многих, многолетних и настойчивых поисков найти ответ на явно интересо-вавший их вопрос? Если обратиться к школьной схеме кровообращения, сравнить ее с тем, что могли видеть исследователи в то время, когда их способность получать инфор-мацию по интересующим их вопросам исчерпывалась весьма ограниченными возможнос-тями их естественных органов чувств, а точнее - зрением в данном случае, обнаружится, что из их информационного поля выпадало нечто, без чего "замкнуть" оба круга крово-обращения было невозможно: они глазами не могли видеть микроскопическую капил-лярную сеть. И только изобретение оптиками в 17 веке микроскопа, т.е. возможности усиления разрешающей способности человеческих глаз, позволило анатому Марчелло Мальпиги (1628 - 1694) обнаружить наличие этой микроскопической, невидимой невоору-женным глазом сети сосудов, и таким образом получить ответы на вопросы, остававшиеся нерешенными на протяжении почти двух тысяч лет. 

Примечательно и характерно также то, что в этом случае мы имеем возможность срав-нить реальные возможности умозрительных, спекулятивных построений и естественно-научных методов познания. До появления микроскопа, как мы уже знаем, люди предпола-гали, предугадывали наличие каких-то сообщений - невидимых, чуть-ли не чудесных - между артериальной и венозной системами. Но насколько далека эта, в чем-то правиль-ная, догадка от того, что было представлено объективной информацией об изучаемом предмете! Последнее представляется чрезвычайно важным и имеющим универсальное значение для правильной оценки понятий "предполагать", "предчувствовать", а то и "печенкой чувствовать" - и "знать". 

Разумеется, достижения оптики имели чрезвычайно широкое значение для познавания и микро-, и макромира в самом широком смысле этого слова. Система кровообращения человека и других живых существ - лишь частный случай, в котором оптика, как и многие другие достижения физики, имела неоценимое значение для прогресса биологическихи медицинских знаний. В самом общем виде это иллюстрирует значение достоверной ин-формации и возможностей ее получения для процеccа познания. Думается, все это имеет не только историческое значения. Это важно и актуально для того, чтобы реально оцени-вать настоящее и с пониманием оценивать то, что делали, смогли или пытались, но не смогли сделать люди в прошлом. Все сказанное относится не только к физике, но и к другим естественно-научным точным дисциплинам, в частности, к химии. Ограничимся также одним из бесчисленного множества примеров влияния этой науки на развитие био-логических и медицинских знаний. 

В одном из уютных парков Бостона (Public Garden) высится величественная групповая скульптура: человек, по виду напоминающий средневековых мудрецов, какими их изобра-жают художники, поддерживает и пытается помочь другому, изнемогающему от стра-даний. Из торжественных надписей на высоком постаменте этой скульптуры (например: "В память открытия того, что вдыхание эфира приводит к нечувствительности к боли, впервые доказаной миру в Mass. General Hospital в Бостоне. Октябрь, DCCCXLCII") явствует, что это художественное произведение посвящено событию, сыгравшему судьбо-носную роль в развитии хирургии, да и медицины вообще: первому успешному наркозу, осуществленному в указанном госпитале 16 октября 1846 года дантистом Уильямом Мортоном, и позволившему ведущему хирургу этого известного в мире и про-должа-ющему функционировать и в настоящее время лечебного учреждения - Джону Коллинсу впервые в мире безболезненно выполнить серьезную хирургическую операцию удалить опухоль челюсти. 

Что же в этом особенного? - может кто-то, подвергавшийся наркозу в наше время, спросить? Чтобы по достоинству оценить значение этого события, необходимо вспом-нить, что собой представляла хирургия до этого времени. Тогда она влачила жалкое существование на задворках медицины. Хирурги были как-бы низшей кастой, которую на почтительном расстоянии от себя держали врачи. Они - хирурги - не имели даже специ-ального медицинского образования и совмещали обычно эту свою деятельность с основ-ной работой рыночных брадобреев. Одним из главных препятствий к развитию хирур-гического метода, столь широко и успешно применяемого в наше время в лечении многих заболеваний, поражений буквально всех органов и систем человеческого организма, было то, что соответствующие вмешательства проводились без (или без достаточно эффектив-ного) обезболивания и потому сопровождались буквально нестерпимыми, непереноси-мыми болями. Что собой представляла хирургия того времени можно судить по такому, например, факту. По настоянию его отца - известного врача - будущему великому ес-тествоиспытателю Чарльзу Дарвину предназначено было тоже стать врачом. Но именно то,что студент Дарвин наблюдал во время хирургических операций, явилось одной из главных причин, отвративших его от исполнения воли отца. 

Не появись реальной возможности временного обезболивания на требуемый период, не было бы не только современной хирургии в самом широком понимании этого слова - метода выбора при разнообразных заболеваниях буквально всех частей и органов тела че-ловека, буквально от головы до кончиков пальцев. Обезболивание широко применяется при многих диагностических процедурах врачами чуть-ли не всех специальностей. Разу-меется, современная анестезиология мало напоминает примитивный метод, использован-ный Мортоном; она обогатилась менее тексичными и более эффективными обезболива-ющими средствами и методиками. Но оценка, данная современниками первому наркозу, безусловно заслужена: без первого шага, как известно, ни одно движение не начинается. Не случайно опыт Мортона с исключительной для того времени скоростью распрост-ранился по всему цивилизованному миру, включая такие отдаленные от США страны, как Южная Африка, Австралия, Новая Зеландия, Россия, и др. - настолько нечто подобное было ожидаемо и необходимо для дальнейшего развития хирургии и медицины вообще. 

Все это так, но ничего этого не могло бы произойти, если бы где-то в тринадцатом веке некий химик или алхимик (имя конкретного автора найти нам не удалось) не син-тезировал из алкоголя и серной кислоты новое соединение, впоследствии получившее название "диэтиловый (или "этиловый", или "серный") эфир. Поэтому, признавая вполне справедливыми слова, выбитые на памятнике, установленном на могиле Мортона: "Тому, до которого хирургия была мучительной, благодаря которому боль из хирургии уст-ранена, и начиная с которого наука получила контроль над болью", следует помнить, что без открытия неизвестным химиком этилового эфира это великое событие состояться не могло бы. Не меньше роль химии в дальнейшем развитии и совершенствовании анесте-зиологии. Тем более об этом и многочисленных других подобных исторических фактах необходимо помнить, рассуждая о закономерностях развития Знаний, о взаимовлиянии разных наук, о значении успехов точных наук для развития биологии и медицины. Тем не менее, нередко, особенно в русскоязычной печати США, в самых разных формах звучат различной степени категоричности высказывания, отдающие неоспоримое преимущество медицине прошлого. Более конкретно этот вопрос также был рассмотрен нами ранее, что дает возможность здесь ограничиться лишь рядом дополнительных фактов и аргументов. Думается, приведенная "история болезни" Филисиуса из "Собрания" Гиппократа весьма примечательна, она символизирует истинные соотношения древней и современной меди-цины. Врачи времен Гиппократа какие-то меры, надо полагать, принимали, но это, в луч-шем случае, должно было помочь организму заболевшего человека самостоятельно спра-виться с болезнью. Это идеальный принцип лечения там и тогда, когда он действенен. Но фактически современники Гиппократа и врачи, работавшие на протяжении многих после-дующих веков, могли, как в данном случае, только наблюдать, фиксировать течение бо-лезни. Ныне иногда преподносимый как действенный на все времена "завет Гиппократа" - "Medicus curat - Natura sanat" ("Врач лечит - Природа излечивает") отражал реальные возможности врачей того времени: они во многих случаях могли только следить за проис-ходящим, пытаться, но далеко не всегда могли реально помочь бесчисленному множеству "филисиусов". Это была "мудрость бессилия", тактика людей, сознающих, что они ниче-го сделать не могут. И такое положение сохранялось еще на протяжении тысячелетий - до развития научной медицины. Один из бесчисленных и наиболее впечатляющий для рус-скоязычных читателей пример - судьба А.С.Пушкина: лучшие врачи столичного Петер-бурга того отнюдь не доисторического времени, могли лишь - как и во времена Гиппо-крата наблюдать за умиранием поэта. Если в этом случае было выражено бессилие врачей, да и вообще медицины того времени, то судьба Гоголя, умершего через 15 лет после гибели Пушкина, дает основание современным исследователям придти к выводу, что его смерть была результатом применения общепризнанных методов лечения того времени. Подобных же судеб великих людей, о заболеваниях которых и применявшихся в связи с ними методах лечения сохранились достаточно подробные и достоверные сведе-ния, немало было и в других странах, в т.ч. в США (президент Джордж Вашингтон - яр-кий тому пример). Природа же - вопреки утверждению "отца медицины" - такие ранения и такие заболевания не излечивала при таком "лечении" врачей. Только с появлением анестезиологии, асептики, антисептики, современной, основанной на научных знаниях, хирургии и других разделов медицины, подобные ранения и болезни утратили свой роко-вой, неизлечимый характер. Еще совсем недавно когда люди моего поколения были студентами и молодыми врачами - весьма популярным лечебным средством был "покой". У нас был профессор Г.М.Давыдов, отличный хирург и замечательный человек, который многие лекции о лечении раненых завершал словами: "Ну, а лечение какое? Тепло, покой, коньяк...". Это отражало, разумеется, не лично его мнение, а опыт, накопленный военно-полевой хирургией во время прошлых войн. Между тем, жизнь, дальнейшее развитие ме-дицины подтвердили правоту другого нашего профессора И.И.Джанелидзе, сказавшего в одной изсвоих лекций: "Врачи должны помнить, что слова "покой" и "покойницкая" происходят из одного и того же корня". Когда появляются эффективные методы лечения "острых" состояний, требующих неотложной помощи, например, при тяжелой черепно-мозговой травме, от обязательного, как считалось, покоя пришлось отказаться, т.к. актив-ная тактика врачей оказалась несравненно более успешной. 

Из опубликованных в последние годы в русскоязычной печати работ, посвященных древним методам лечения, серьезного внимания заслуживает, на наш взгляд, статья И..М. Смирновой "Медицина и магия" (газета "Бостонское время" от 4 июля 1997 года). Ссы-лаясь на серьезные источники, автор излагает историю возникновения различных методов целительства и вероятный механизм их воздействия на больных, главным образом, стра-дающих, если пользоваться современной терминологией, разного рода неврозами. Это весьма содержательная статья, в которой автор, однако, не выражает собственного мнения и собственного отношения к описываемым ею ритуальным действиям разных колдунов и шаманов - это не входило в ее задачи. Но при чтении этой статьи нетрудно обнаружить разного рода противоречия в объяснениях действия одного и того же метода. Например, о лечебном действии "наложения рук" написано еще в глубокой древности - задолго до воз-никновения христианства. Тем не менее, как пишет автор: "Названный жест ("меч ар-хангела Михаила") образуется сложенными в щепоть пальцами правой руки, которой верующие осеняют себя. Считается, что образующийся при этом луч энергии входит в пространство, ограниченное большим и указательным пальцами, а выходит через отвер-стие, образованное согнутым мизинцем. При осенении крестом невидимый луч поражает вредоносные энергетические образования". Но, как справедливо сказано в этой-же статье, иудейские священнослужители, которые использовали совершенно иное положение-паль-цев рук, занимались этим видом целительства задолго до возникновения христианства и связанных с ним ритуальных действий. Да и Иисус Христос, тоже и весьма успешно зани-мавшийся целительством, не осенял себя, надо полагать "крестным знамением". 

Объективно, для будущего наращивания знаний, деятельность предшественников сов-ременных врачей не была лишена значения. Но больным, как свидетельствует история народов и отдельных личностей, они помочь были не в состоянии в случаях, в которых современная медицина (как при малярии, например, но не только при ней) обладает высо-коэффективными средствами лечения, и многие "филисиусы" не были бы столь несчаст-ными, а вероятнее всего, были бы излечены. Впрочем, чтобы реально оценить великие достижения современной медицины, нет необходимости обращаться к столь древним вре-менам - можно оперировать фактами, исторически несравненно более близкими нам. А.С.Залманов приводит такой исторический факт: "Почти сто лет назад великий фран-цузский клиницист Труссо (Trousseau) поставил в медицинской клинике Hotel Dieux сле-дующий опыт: в течение года он вел 50% больных определенной болезнью без лекарств, а другие 50% больных той же болезнью лечил обычными лекарствами. Процент выздо-ровлений был один и тот же в обеих группах". ("Тайная мудрость человеческого орга-низма".М-Л,1966г.,стр.76). Жаль, конечно, что автор не указал, о каких именно болезнях идет в данном примере речь. Но можно привести многие десятки заболеваний и повреж-дений, сколько-нибудь эффективно лечить которые 150, 100, 50 лет назад врачи не могли, а порой даже знать не могли об их существовании. Природа же, как правило, не "изле-чивала", а сейчас они вполне поддаются лечению. В перспективе же - как это следует из ранее приведенных данныхо раскрытии генных механизмов заболеваний, из открытия доктора Иуды Фолкмана и из других современных разработок - дальнейший прогресс представляется более, чем вероятным. Т.е. преимущества научной медицины каждого ис-торического периода по сравнению с предшествовавшими ему периодами закономерны и очевидны. Действительно: чуть более 150 лет назад, как мы знаем, не было еще анесте-зиологии, из-за чего не только хирургия, но и многие другие разделы медицины разви-ваться почти не могли. И по одной лишь этой причине многие, бесчисленое множество людей, в последующие времена излеченных хирургами, в то прославляемое иногда время были бы обречены на неминуемую гибель или на глубокую инвалидность. Эпидемии и даже пандемии беспрепятственно уничтожали миллионы и десятки миллионов людей, встречая лишь незначительное противодействие врачей, пока природа не "излечивала" или,что не менее верно, пока она не уставала делать свое губительное в данном случае дело. Сифилис распространялся по всему миру, тоже приобрел характер эпидемии, кото-рой врачи почти ничего не могли противо-поставить. 

Немногим более 100 лет назад, когда знания врачей о всем многообразии воспалитель-ных процессов сводились, в основном, к заученной на студенческой скамье формуле "Co-lor, Dolor, Rubor, Tumor et Functio Laesa" ("Цвет, Боль, Покраснение, Припухлость и Нарушение функции"), люди гибли от многих, порой незначительных повреждений и за-болеваний (от фурункула, например, как гениальный композитор Скрябин), ныне, особен-но после появления антибиотиков, вполне излечимых. Это полезно учитывать авторам, которые видят в этих (кстати, вполне натуральных по своему происхождению) мощных лекарственных средствах одно только негативное. Но разве другие проявления прогресса (урбанизация жизни, развитие промышленности и транспорта, и др.) не приносят также некоторые негативные последствия? Сто лет назад не было нейрохирургии, и многие люди, ныне излеченные не природой, а врачами, вооруженными знаниями и технологиями современной научной медицины, были обречены на гибель. Тогда не знали об инсулине, и все, страдающие диабетом, также были обречены. 

50лет назад не было трансплантологии, и у многих людей с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, почек, печени, суставов, глаз начисто отсутствовали даже малейшие шансы на спасение от гибели или от тяжелой инвалидности. 

Мы привели лишь немногие, наиболее масштабные и очевидные примеры. Факти-чески, если рассматривать все разделы медицины современности и любую нозологичес-кую единицу (болезнь), мы увидим явные признаки прогресса и во многих случаях - коренные изменения в сторону роста возможностей и эффективности лечения. 

Из всего изложенного единственно возможный и оправданный фактами вывод таков: в каждый исторический период возможности врачей в осуществлении их функций больше, чем это имело место в предшествовавшие времена. Эта тенденция сохранится и в буду-щем. Прогресс в медицине, как и во всем остальном, неизбежно сопряжен и с некоторыми издержками, отрицательными последствиями, становящимися проблемами, требующими разрешения. Как правило, человечество эти решения находит. Как сказал один отнюдьне глупый человек, "Человечество не ставит перед собой неразрешимых задач". Вместе с тем, признавая научную основу современной медицины, не следует забывать, что она ни-когда не могла и никогда не сможет ответить на все вопросы-вызовы, которые перед ней ставит жизнь. Многое меняется в условиях жизни людей, появляются новые проблемы. Поэтому не следует абсолютизировать значение и истинность всех положений современ-ной медицины. На наших глазах меняются представления, казавшиеся научно-обосно-ванными еще совсем недавно. Это касается некоторых пищевых продуктов и значения ряда продуктов обмена веществ, о чем уже упоминалось, а также действия ряда лекарст-венных препаратов. Новые открытия вынуждают менять взгляды и оценки, отношение врачей ко многим установкам. Поэтому неосмотрительно свысока смотреть на то, что нам представляется необъяснимым с позиций современных знаний, в том числе - на эмпири-чески найденные в древние времена народные методы лечения. Некоторые из них оста-ются ценным оружием в арсенале лечебных средств. Их пытались запретить, всячески ог-раничить, но они на протяжении многих веков доказывали свою эффективность, и поэто-му сохранились и получают все большее признание в наше время. К сожалению, здесь кроются и негативные возможности спекуляции на "древности", "природности" тех или иных средств. 

Не было бы большой беды, если дело сводилось к личным пристрастиям и к словесным утверждениям. Несравненно хуже то, что идеализация древности предлагаемых средств, их натуральности или растительного происхождения влечет за собой определенные практические действия, не всегда безопасные для людей. Так, в газете "The Boston Globe" от 3 июня 1997 г. помещена небольшая заметка, название которой можно перевести как "FDA ограничивает ("обуздывает") применение растительных стимуляторов", эпиграфом к которой приводится следующее утверждение специалиста: "Только то, что продукт наз-ван "натуральным" или "растительного происхождения", вовсе не гарантирует его безо-пасность". Ввиду принципиальной важности этой небольшой статьи, приведем сокращен-ное ее изложение: Правительственные органы решили ограничить распространение эфед-рин-содержащих пилюль, таблеток и чая, рекламировавшихся как средства для снижения веса, наращивания мышечной массы и повышения энергии. Согласно данным FDA (Ад-министрации по контролю пищевых продуктов и лекарств), около 800 случаев заболе-ваний и, по меньшей мере, 17 смертей были связаны с применением пищевых добавок, со-держащих растительные стимуляторы. В связи с этим, FDA объявила планы по ограни-чению количества стимулянта, допустимого к применению в качестве пищевых добавок, и предписало поставщикам предупреждать, что употребление слишком больших количеств этих добавок может быть смертельно опасно для потребителей, и запретило рекламу эфед-рин-содержащих добавок как средств, помогающих людям снизить вес или наращивать свою мышечную массу (т.наз. "боди-билдинг"). (Далее в тексте приводится утверждение, вынесенное в эпиграф, и отражающее не вызывающее сомнений истину: ведь и ядовитые грибы, к примеру, тоже "натуральны" и не все продукты "растительного происхождения" безопасны). Исходя из печального опыта, предлагается жесткое регулирование продажи соответствующих продуктов, ранее свободно продававшихся в магазинах разного рода и подразличными названиями (Mа huang, Chinese Ephedra, Epitonin, и др.). Запрещаются любые добавки, содержащие более 8 мг. эфедрина или подобного действия алкалоидов на один прием. Потребителей обязаны предупреждать о том, что они не должны принимать их в количестве, содержащем более 24 мг эфедрина в день. Между тем, исследованием было установлено, что некоторые рекламировавшиеся пищевые добавки содержали 109 мг эфедрина на один прием (!). Предлагается также ограничить продолжительность приема подобных продуктов на протяжении не более 7 дней, приводя в подтверждение необхо-димости соблюдения этих правил такие, например, реальные случаи: 23-летний студент, до того вполне здоровый, внезапно скончался. До этого он в течение двух лет принимал "protein drink" с целью наращивания своих мышц. Оказалось, этот "дринк" оказал разру-шительное действие немышцу его сердца. У 35-летней женщины случился сердечный приступ после потребления эфедринсодержащих пилюль в течение 11 дней, а у мужчины такого же возраста то же произошло после приема всего лишь пяти капсул. 

Со всем этим невозможно не согласиться, разумеется, но случай этот не единичен и вынуждает задаться другим, более общим вопросом: как такое может случиться в США, в стране, в которой право на медицинскую практику, включая назначение фармакологи-чески активных веществ, строго лимитировано законом? Ведь даже дипломированные врачи из других стран, даже многоопытные, отлично знающие, при каких заболеваниях и в каких дозах можно применять такие сильнодействующие средства, как эфедрин и другие алкалоиды, лишены права назначать их (равно как и другие лекарства) пациентам, а лица, к медицине даже отдаленного отношения не имеющие, могут скармливать их людям в ужасающих дозах (до 109 мг на один прием (!), согласно этой статье)? А ведь продается этого зелья (прошу прощения - "натурального продукта") на десятки миллионов долларов в год! К тому же, следует не упускать из виду, что не только эфедрин-содержащие про-дукты широко рекламируются и распространяются бесконтрольно, но и много других снадобий, о которых известно лишь то, что они "натуральны", "изготовлены из специальных трав" и т.п. Оказывается, ответ предельно прост, обойти законы США, сог-ласно которым медицинская практика разрешена только лицам, имеющим соответст-вующий сертификат, несложно: достаточно назвать свои действия чем угодно, но только не лечением, а рекомендуемые к употреблению продукты (даже содержащие в своем сос-таве такие сильнодействующие ингредиенты, как алкалоиды) не лекарством, а, скажем, стимулятором чего-то или пищевой добавкой. Проиллюстрируем это двумя примерами. 

Если обратиться к дистрибютору Herbolife, можно заметить определенную противоре-чивость или недосказанность в изложении сущности предлагаемого. После рассказа об основателе этой огромной одноименной компании (рассказа, напоминающего библейские истории о превращенниях - в данном случае обычного подростка в чуть-ли не спасителя человечества), вам представят иллюстрации, свидетельствующие как о стремительном развитии этой компании, так и о замечательном действии предлагаемых ею продуктов ("формул") в виде фотографий людей, страдавших самыми разными заболеваниями, но после употребления их ("формул"), ставших совершенно здоровыми. Помню, например, изображение человека, вся кожа которого была поражена псориасом, а рядом фотогра-фии тех же частей тела, но кожа их полностью очищена, без малейших признаков какого-либопоражения. Как можно назвать подобного рода превращения в состоянии больного человека? Думается, выбор весьма ограничен: кроме слов "исцеление" или "излечение", любые другие слова не отразят смысла происшедшего. Однако во время этого и по-добных рассказов лектор ни разу этих слов, особенно "лечение" и его производных, не произнесет. Более того, если его употребит, даже в задаваемом вопросе, кто-то из слу-шателей, рассказчик категорически отметет саму возможность его употребления в данном контексте ("Нет, нет, мы не занимаемся лечением, мы только ...") и заменит его каким-либо эвфемизмом, будет говорить, скажем, о "восстановлении нормального клеточного обмена" или о чем-либо подобном, прямо не причисляемом к действиям, запрещенным законом при отсутствии соответствующего государственного разрешения на такого рода деятельность. 

Основателя компании "Herbolife" представляют гением маркетинга, и это, видимо, не лишено основания, судя по финансовым успехам ее. Он разработал такую систему вза-имозависимостей различных звеньев (или ступеней пирамиды), по которым могут продви-гаться к личному успеху сотрудники (распространители продуктов этой фирмы - "фор-мул", но не лекарств!), что каждый из них прямо заинтересован материально не только в увеличении количества лично им проданного продукта, но и в вербовке все новых и но-выхраспространителей его. Из-за отсутствия необходимых сведений невозможно ответ-ственно судить, насколько эффективна эта "нормализация клеточного обмена". Вполне можно допустить, что некоторым, даже многим людям предлагаемый продукт этой фир-мы окажется в чем-то полезным. Не приходилось встречать упоминаний о случаях, когда эти продукты принесли какой-либо прямой вред здоровью потребителей. Известны лишь случаи, когда и пользы они не приносили. Полагаю, что сказанное - весьма высокая оцен-ка, которая должна удовлетворить любого производителя лекарств и пищевых добавок: ведь панацей, как известно, не бывает. Но пообщавшись с некоторыми из преуспевающих распространителей продуктов этой компании (как правило, к медицине отношения не име-ющих и даже вида не делающих, что пытаются разобраться в состоянии здоровья потре-бителя), зная истинные мотивы их активности, выражаемые на собственных встречах вполне откровенно, нельзя избавиться от впечатления, что увлечение этими и подобными "формулами" таит для потребителей определенную - пусть не прямую, а всего лишь кос-венную, но вполне реальную - угрозу: тем, хотя-бы, что прием "вслепую", не разобрав-шись в диагнозе, каких-либо снадобий, может отсрочить применение рационального в каждом отдельном случае метода лечения и даже сделать его запоздалым, уже не эффективным. 

Последним доводом при вербовке дистрибюторов, насколько известно, бывает: "Но на этом можно делать хорошие деньги!". Это, видимо, верно: успешные распространители в этом весьма преуспевают и об этом в своем кругу говорят, не скрывая, т.к. это - главная приманка для привлечения новых кадров. А в этом, как уже упоминалось, заинте-ресованы все вышестоящие. В свою очередь, новички, чтобы преуспеть, должны изо всех сил, любыми средствами стараться не только убедить все большее число людей - неза-висимо от того, нужно и полезно им это, или нет - что этот товар им нужен или даже необходим; уговорить купить эти "формулы". Остальное их волновать не может, как это вытекает из ранее изложенного. "Что же, - скажет кто-то, - рынок есть рынок! Таковы его законы !" Но если в случае с продукцией Herbolife потребитель рискует чаще всего только деньгами и лишь иногда ухудшением перспектив необходимого лечения, то информация газеты The Boston Globe, о которой речь шла ранее, показывает, что последствия свобод-ной конкуренции в деле рекламы, производства и распространения продукции, оказываю-щей фармакологическое действие на организм человека, могут быть несравненно более тяжелыми. Да и законы рынка бывали разные, в том числе и такой, как "не обманешь - не продашь". А возможностей здесь - неисчерпаемое множество: растений много, а коли-чество их вероятных сочетаний ("формул") еще во много раз больше, и не о всех из них можно с уверенностью утверждать, что они даже в случае обладания какими-то специ-фическими лечебными свойствами безвредны для здоровья любого вероятного потребителя. 

Некоторое время назад я получил письмо (тому, что огромное количество неизвест-ных мне "доброжелателей" с первых дней моего пребывания в США знают о моем суще-ствовании и мой адрес и преисполнены "заботой о моих интересах", удивляться уже давно перестал), содержание которого призвано было вначале ошеломить и запугать получателя, а потом - "приоткрыть для него выход из ужасного положения", в котором он, даже не догадываясь об этом, якобы, находится. Оказывается, если принять на веру содержание этого письма, подавляющее большинство людей поражено гельминтами (глистами, проще говоря). Проводимые для диагностики их наличия лабораторные исследования, утверж-дается в нем, абсолютно ненадежны, т.к. далеко не во всех случаях паразитов с их по-мощью удается обнаружить. Кроме того, в толстой и прямой кишках, дескать, постепенно накапливается и остается огромное количество соответствующего содержимого. (Спро-сить бы авторов письма, знают ли они о существовании сигмо- и колоноскопии, т.е. знают ли они, что эти отделы кишечника вполне доступны визуальному осмотру, при котором эти залежи не могут оставаться скрытыми?). Все это, согласно тому же письму, может вызвать самые различные болезненные проявления. Тут - без чего-либо подобного откро-вения не делаются ! - появляется сотрудница автора или авторов письма - молодая ин-дианка (а Индия, как известно из одной популярной арии, "страна чудес"), подсказывает ему или им, как с помощью "натуральных растительных средств" - не лечить, конечно, это ужасное состояние - авторы законы ведь знают! - а всего лишь "очистить организм". И делать это нужно регулярно, ежегодно, а лучше два раза в год. Указан и наилучший и наиболее эффективный способ добиться этого - заказав в фирме "ENRICH" программу "Paraway Pack". Среди прочей информации внимание привлекает следующее уже зна-комое нам утверждение: "Лекарственное растение - это ни больше, ни меньше, чем про-дукт питания". Или не более оригинальное: "Если Вы ознакомитесь с нашим ассорти-ментом, Вы не найдете ни единого ингредиента, который не являлся бы производным от живого организма". Видимо, дела этой компании идут неплохо, судя по тому, что эта же реклама вскоре стала регулярно появляться на двух полосах (!) "Нового русского слова" - удовольствие, надо полагать, не из дешевых. 

В этом случае приходится, опять-таки, воздержаться от категорических оценок рек-ламируемого товара из-за отсутствия необходимых для этого данных, если не считать отдельные благодарственные письма потребителей, кому слабительные средства могли действительно помочь. Ведь каждый, знакомый с историей целительства, вспомнит, что очень большие дозы слабительного, часто в сочетании с другими лекарственными средст-вами (например, с растениями, обладающими галлюциногенным действием) применялись и применяются шаманами. Подобные же средства в сочетании с обильным кровопус-канием составляли основу "героической медицины". Кому-то такие средства, возможно, помогли, для кого-то подобное проходило без тяжелых последствий, но известны и тяже-лые, даже роковые исходы воздействия подобными средствами. Поэтому, думается, наз-начать всем, по почте, прием любых фармакологически активных веществ по меньшей мере, рискованно. С включением в рекламу продуктов такого рода газеты "Медицина и Здоровье" (номер 31, от 22 июля 1998, статья врача высшей категории Валентины Пластун "Кишечник требует внимания!"), достоинства этих продуктов представлены более солид-но и ответственно. Но, вместе с тем, в одной из последующих публикаций той же газеты на эту же тему высказанное нами опасение получило подтверждение: на соответствующий вопрос о возможных противопоказаниях, последовал утвердительный ответ: доктор, отве-чавший на вопросы, подтвердил, что при определенных состояниях прием этих средств противопоказан. 

Не помню, у кого из классиков американской литературы есть рассказ о мелких жули-ках, продававших "чудодейственные лекарства", но после продажи спешивших немед-ленно покинуть не только непосредственно место своих действий (например, рынок), но и населенный пункт, в котором они проводили свою операцию, т.к. сознавали неизбежность изобличения и неминуемой расплаты за содеянное. Не проводя прямой аналогии, можно, думается, найти некоторые черты сходства между тем, что делали эти литературные герои, и тем, что иногда творится в наше время. Разумеется, многое изменилось, дело по-ставлено на солидную основу. Несопоставимы нынешние и прошлые масштабы деятель-ности распространителей средств, обладающих свойствами, которые иначе, как "чудодей-ственными", назвать нельзя. Действует современнейшая мощная реклама, внедрена но-вейшая технология и обеспечена, видимо, надежная юридическая защита. Вероятно, и качество выпускаемой продукции в большинстве случаев несравненно лучше, чем кустар-но производившихся когда-то средств. Однако есть и принципиальное сходство: в том, что без обследования пациента и установления конкретной сущности произошедшего с ним, ему предлагаются как бы их ни называли - лечебные, фармакологически активные средства. Такая практика при любых обстоятельствах таит в себе вероятностьнегативных последствий для пациентов: если не в виде нанесения прямого вреда его здоровью, как в случае с эфедрин-содержащими "натуральными продуктами", то, по меньшей мере, кос-венного ущерба в виде уменьшения шансов хотя-бы некоторых из них на успешное лече-ние и выздоровление. К сожалению, это обстоятельство, подтвержденное упоминавшимся доктором - сторонником и пропагандистом подобного метода (лечения? оздоровления?) - в столь широко и настойчиво публикуемых рекламных материалах дажене упоминается. Это опасно. Неужели СМИ и "Новое русское слово" - ввиду своего огромного тиража и влиятельности в особенности - не понимают этого? Или, обезопасив себя фиговым лист-ком в виде предуведомления о том, что "за содержание реклам редакция ответственности не несет", руководство газеты полагает, что среди побудительных мотивов ее деятель-ности безопасность читателей не значится? Надеемся, что в ходе дальнейшего изложения ряда проблем ответы на эти вопросы будут в какой-то мере прояснены. 

Но, независимо от этого, из ранее изложенного неизбежно следует вопрос: если эм-пирически найденные в древние и другие отдаленные от нас времена методы лечения полезны даже сейчас, когда научная медицина достигла таких впечатляющих успехов, каково разумное сочетание тех и других? Что касается потребителей, они свое решение выразили тем, что все больше и больше людей обращается к гомеопатам, специалистам акупунктуры, хиропракторам и другим представителям неконвенциональной медицины. Не страдают отсутствием пациентов специалисты такого рода, равно как и преподаватели, обучающие этим видам лечения. Согласно данным, опубликованным в журнале "Home-opathy News Views" (No94, от июня1994г.), продажа гомеопатических лекарств воз-росла за 1970-1980 гг. на 1000 процентов, а с 1988 по 1990 г. - еще на 50%. Согласно ряду статей "The New England Journal of Medicine", миллионы американцев обращаются к спе-циалистам "неконвенциальной" медицины, затрачивая на это миллиарды долларов, а в ряде солидных госпиталей они привлечены к совместной работе. Но это, так сказать, сти-хийное решение, основанное на чисто практических соображениях, когда люди, не удов-летворенные лечением у М.D., или для которых соответствующие цены недоступны, вынуждены искать, так сказать, "вслепую", другие, альтернативные возможности решения своих проблем. На деле же, в реальной жизни -наряду с этим - явно обозначилась и дру-гая тенденция, попытки найти теоретически обоснованное сочетание "старого" и "ново-го". Среди американских авторов, в связи с этим, необходимо вспомнить, в первую оче-редь, доктора Эндрью Вэйла, о популярности которого говорит не только его портрет на обложке журнала "Time" c обстоятельной статьей о нем; не только многочисленные дру-гие публикации о нем же в других авторитетных изданиях, а также его приобретшее оче-видную популярность постоянное телевизионное шоу, но и то, что многие сотни лицен-зированных американских M.D. стремятся попасть на учебу к нему, чтобы освоить его систему лечения. Он представляется особо интересным, на наш взгляд, тем, что отно-сится к разряду людей, о которых писал талмудист рабби Моше бен Нахман: "Не проти-вясь своему стремлению и удовольствию быть последователем предыдущих авторитетов и сохранять, поддерживать и утверждать их взгляды, я не рассматриваю себя как осла, наг-руженного книгами. Я буду учитывать их мнения и ценить их значимость, но если их взгляды представятся несогласующимися с моими мыслями, я буду защищать свои мне-ния со всей скромностью, но буду судить соответственно тому, что я вижу своими глаза-ми. И если значение увиденного окажется ясным, я не стану обольщаться (чьим-бы то ни было мнением), поскольку Вседержитель дает мудрость во все времена и людям разного возраста". (Из книги "A Primer of Medicine" By M.H.Pappworth). Иначе говоря, доктор Вэйл относится к разряду людей сомневающихся, стремящихся лично все проверить, не склонных слепо доверять тому, что говорили и писали другие, в том числе, и весьма ува-жаемые им и авторитетные предшественники. Поэтому, полагаем, он и его деятельность заслуживают - при попытке найти ответ на заявленный вопрос - отдельного описания, и этот материал может быть озаглавлен так: 

"ПИОНЕР МЕДИЦИНЫ БУДУЩЕГО"? 

Определение, вынесенное в это заглавие (но без знака вопроса, разумеется), а также такие эпитеты, как "исключительный феномен" и "гуру альтернативной медицины", напе-чатаны на суперобложке книги доктора Эндрю Вэйла "Оптимальное здоровье за 8 недель" ("8 Weeks to Optimum Health"). Все это - определения, данные автору в отзывах на книгу, опубликованных в авторитетных газетах США, или присвоенные ему отдельными рецен-зентами. О популярности автора и об успехе очередного его труда можно судить по тому, что вышедшая первым изданием в марте 1997г, эта книга к июлю того же года была переиздана десять раз (!). Его выступления-беседы регулярно транслируются по телеви-дению, и в них он выступает как выдающийся лектор и полемист, как врач высо-кооб-азованный и широко эрудированный не только в современной научной медицине, но и в альтернативных методах лечения, изученных им безо всякой предвзятости, тщательно и из "первоисточников". Он забирался в самые глухие районы Южной Америки и непос-редственно там изучал деятельность шаманов и подобных им целителей. Всеми дос-тупными способами изучал также соответствующий опыт народов других стран. 

Думается, каких-бы взглядов на медицину ни придерживались врачи и пациенты (не только реальные, но и потенциальные, т.е. любой любознательный читатель), игнори-ровать, "не замечать" его, не пытаться найти в его работах и выступлениях "зерна" и "отделить их от плевелов", наличие которых в любой новой теории исключить вряд-ли можно, было бы опрометчиво и неразумно. Концептуальный взгляд доктора Вэйла на че-ловека, его здоровье и механизмы исцеления основывается на следующих основных поло-жениях: здоровье человека обусловлено внутренней "эластичностью" ("приспособляе-мостью"? - М.Ц.) организма к изменяющимся условиям жизни. При достаточной эффек-тивности этого механизма, встреча с инфекцией не приводит к инфицированию, аллергены не вызывают аллергических реакций, а канцерогены не могут привести к развитию опухо-левого процесса. Абсолютное здоровье не бывает постоянным, статичным, оно периоди-чески и закономерно на время ухудшается, но организм стремится к его восстановлению, достигаемому под воздействием имеющейся, органически свойственной живому организ-му "системе исцеления" или "самоисцеления" (Healing system). В подтверждение сущест-вования и эффективности работы этой системы, автор приводит следующий пример: при порезе пальца, если ранка не инфицирована и нет некоторых сопутствующих заболеваний, такое повреждение излечивается само собой, без каких-либо посторонних воздействий. (Этот пример запомним - он еще нам понадобится). Эта - самоисцеляющая - система не представлена определенными анатомическими структурами, наподобие, скажем, пищева-рительной или нервной системам. Это сугубо функциональная система . Западная меди-цина, отмечает Вэйл, сосредоточена больше на структурных элементах организма, чем на функциях его. Поэтому конвенциональные врачи, по его мнению, обращают преиму-щественное внимание на анатомические, структурные составляющие тела человека, и не-сравненно меньше - на функциональные системы его. Поскольку самоисцеляющая систе-ма не коррелирует тесно с какими-либо структурами тела, ее невозможно сравнивать с уже упомянутыми пищеварительной, нервной и другими системами, в которых наличие подобной связи очевидно. Действие системы самоисцеления зависит от состояния и дея-тельности всех систем, известных западной медицине, но она - эта система - предполагает также наличие и других, не-физических компонентов нашего существования. Имеются в виду разум, эмоциональная и душевная сферы. Чтобы осознать различие между взгляда-ми на организм человека как на набор связанных между собой структур или как на соче-тание независимых от них функций, автор полагает поучительным сравнение восточных медицинских учений с западным. Отдавая должное традиционной китайской медицине,ее открытиям лекарственных растений и способов их употребления с лечебной целью, а также акупунктуре, он отмечает, что по некоторым соображениям той культуры, одно из которых недопущение рассечения мертвого тела - китайская медицина развивалась без детального знания внутренней структуры человеческого организма. Она поэтому концен-трировалась на идентификации функций тела и на выяснении их отношений между собой. 

Одной из ключевых функций рассматривается в ней "защита" - защита от угроз сво-ему равновесию (видимо, между Инь и Ян - М.Ц.). На пути изучения этого свойства ор-ганизма были открыты натуральные средства для поддержания баланса, включая приме-нение растительных лекарственных средств: жень-шеня, астрагала, некоторых грибов, и др. Как пример такого - функционального подхода к лечению и предупреждению болез-ней, отмечается, что не зная о строении иммунной системы (и, заметим от себя, даже о наличии ее, надо полагать), китайские врачи открыли лечебные свойства некоторых гри-бов, эффект действия которых, согласно данным современных исследований, заключается в стимуляции ее функции, например, в иммунной деструкции опухолевых и пораженных вирусами клеток. Коренным недостатком западной медицины автор считает то, что обра-щая внимание, главным образом, на строение организма, она не учитывала наличие неза-висимых функций. В качестве подтверждающего это утверждение доказательства, приво-дится тот исторический факт, что еще в недалеком прошлом органы, которые западная медицина сейчас рассматривает как часть иммунной системы, зная их (миндалин, адено-идов, лимфатических узлов, аппендикса, вилочковой железы и селезенки) строение, она на протяжении большей части этого столетия называла большинство из них "не функцио-нирующими", "рудиментарными" или "бесполезными". Напомнив, к каким негативным последствиям это привело в практике врачевания, о чем, разумеется, можно и следует со-жалеть, автор почему-то не отмечает, что на пути развития медицинской науки эти заб-луждения - хоть и дорогой ценой - все же были преодолены на несравненно болеевысо-ком эвристическом уровне познания механизмов деятельности этих органов. Функцию защиты доктор Вэйл рассматривает как компонент уже упоминавшейся системы само-исцеления. Он отмечает, что эта система действует на всех уровнях жизнедеятельности, даже в молекуле ДНК, обладающей способностью не только распознавать повреждения или нарушения функций, но и удалять поврежденные свои структуры и создавать взамен их новые, полноценные. Система самоисцеления, по Вэйлу, действует с этого, базового уровня - и до заживления порезов пальцев, излечения других заболеваний и повреждений - вплоть до области разума, помогая справляться с эмоциональным шоком. Ссылаясь на другую, ранее изданную свою книгу (Spontaneous Healing), он упоминает приведенные в ней случаи эффективного действия (? - М.Ц.) этой системы при заболеваниях, труднопод-дающихся лечению с помощью методов научной медицины (апластическая анемия и мета-стазирующий рак почки), а также такие широко распространенные болезни, как артрит и поясничные боли. Свои утверждения доктор Вэйл иллюстрирует отдельными наблюде-ниями. Но не все из них представляются абсолютно убедительными, иногда более право-мерно говорить об ошибочных диагнозах, поставленных врачами, из-за чего лечение было неэффективным. 

Но не только о случаях такого рода речь может идти. Вот, например, наблюдение, ко-торое автор рассматривает как признак начинающегося признания медицинской наукой существования и эффективности постулируемой им системы. В книге приводится сооб-щение, опубликованное в журнале Nature Genetics от июля 1997 г. Оно касается мальчика по имени Джордан, унаследовавшего фатальное сочетание мутантных генов обоих роди-телей, приводящее, как правило, к несостоятельности иммунной системы. Обычно такие дети, рождающиеся чрезвычайно редко - один на миллион родов - живут не более четырех лет. Его брат, родившийся четырьмя годами ранее, прожил всего восемнадцть месяцев. Джордан первые два года плохо развивался, был подвержен любым инфекциям, и часто болел. При исследовании его кровяных клеток обнаруживались те же гены-мутанты, что и у его брата. Но после двух лет он стал "выправляться", его состояние стало постепенно нормализоваться. В год написания сообщения о нем, он был уже активным подростком тринадцати лет, отлично учился, почти не болел инфекционными заболеваниями. Э.Вэйл предлагает такое объяснение столь нетипичному и редчайшему исходу заболевания: в данном случае самоисцеляющая система Джордана была направлена на то, чтобы испра-вить материнский ген, вероятно, только в одной клетке. Эта клетка оказалась способной к размножению настолько, что тело Джордана смогло производить достаточно недоставав-шего фермента, чтобы позволить иммунной системе нормально функционировать. "Разу-меется, - подводит итог анализу данного случая автор, - событие это исключительно ред-кое, но я настаиваю на необходимости принимать его в расчет при попытке прояснить картину потенциала человеческой самоисцеляющей системы". К сожалению, нам неиз-вестно, как подобное объяснение воспринимается специалистами-генетиками,но сопоста-вим этот единичный случай с тем, чего научная (западная) медицина смогла достичь в лечении другого, тоже фатального врожденного заболевания - так называемой болезни Гоше (Guaucher) - связанного, в конечном итоге, тоже с недостатком определенного энзи-ма. Для заместительной терапии из плацентарной ткани был выделен определенный мате-риал, из которого изготовлен препарат под названием Ceredasem, применение которого оказывает отчетливое терапевтическое действие, в частности, уменьшаются размеры уве-личенных печени и селезенки, заметно нормализуется состав крови, улучшается менераль-ный состав костей, и др. Разумеется, это не наилучший вариант лечения. Лекарство это чрезвычайно дорого, а применять его необходимо постоянно. Однако, при всем при том, это не случайное и исключительно редкое выживание одного из тысяч, а принципиальная возможность целенаправленно спасти жизни многих людей, пораженных фатальным неду-гом. А несомненные успехи медицинской генетики позволяют именно от нее ожидать нахождения путей истинного избавления от такого рода тяжелейших, несовместимых с жизнью генетичеких поражений. 

Доктор Вэйл не приводит необходимых статистических данных, чтобы можно было судить об эффективности альтернативных методов лечения, а обычно ограничивается еди-ничными примерами из практики, котрые порой представляют собой исключения из пра-вил, как в приведенном случае. Но есть примеры, которые и таковыми признавать трудно. Так, в упоминавшейся статье из "Тime", в виде цитаты из более ранних работ Вэйла приводится следующее. Человека, много лет страдавшего тяжелым полиартритом, шмель ужалил в область колена. Наступила обычная местная реакция в виде боли, припухлости и покраснения. По прошествии этих явлений, через несколько дней, вдруг обнаружилось, что прошли боли в ближайшем - коленном - а потом и в остальных суставах. Это трак-туется автором как доказательство истинности его оригинальной теории, согласно кото-рой лечение - treatment - не излечивает, а только способствует действию естественного исцеления - healing. Но, думается, для каждого, видевшего анатомический препарат тако-го рода сустава, либо хотя-бы типичные рентгеновские изображения его, в котором разру-шены хрящи, изношены и деформированы сочленяющиеся поверхности его костей, пове-рить в возможность излечения данного заболевания под воздействием какого угодно фак-тора даже в одном исключительном случае, вряд-ли представима. Видимо, здесьречь могла идти об особой форме артрита, не сопровождающейся упомянутыми морфоло-гическими изменениями, но о такой форме течения этого заболевания сообщений в лите-ратуре не удалось найти. Не случайно, надо полагать, люди идут на тяжелые хирур-гические операции по имплантации искусственных суставов, не очнь-то надеясь на встре-чу с таким редчайшим насекомым-целителем, если поверить в существование подобных. 

Мы здесь не касаемся основных разделов книги Э.Вэйла, содержащих рекомендации по изменению стиля жизни, касающиеся диэты с применением определенных пищевых добавок, физических и дыхательных упражнений и даже медитации. Нет оснований ста-вить под сомнение их практическую полезность. Не вызывает также сомнения то, что человеческий организм - как и организмы любых других живых существ - обладает ог-ромным потенциалом противостояния постоянно окружающим его неблагоприятным фак-торам. То, что люди жили задолго до научной и, надо полагать, до какой-либо медицины вообще; что некоторые не заболевали, а другие выживали в периоды опустошающих эпи-демий, свидетельствует об этом с очевидностью. Это относится, кстати, и к СПИДу. Описаны даже отдельные случаи самоизлечения от рака. Но, используя пример самого доктора Вэйла, заметим, что встречаются не только капиллярные кровотечения при порезе пальца, когда самоизлечение предуготовлено существованием свертывающей системы крови и последующей регенерацией кожи или образованием кожного рубца, но и про-фузные кровотечения из поврежденных крупных сосудов, когда возникают угрожающие жизни состояния, с которыми эта система справиться не в состоянии. И тогда, например, при внутричерепном или ином внутреннем профузном кровотечении, только врач, воору-женный современными научными знаниями, технологией и оснащением, может спасти та-ких больных или раненых. Это же относится к бесчисленному ряду других медицинских проблем.Чтобы не быть "голословным", утверждая это, приведем один из многих - пример, показывающий искусственность любых попыток отделения функции от строения, о чем писал еще Спиноза: "Знание действия зависит от знания причины и заключает в себе последнюю". Причину же органических изменений искать вне анатомических об-разований, сотавляющих тело человека, вряд-ли можно, оставаясь реалистами. 

Странно читать нечто противоположное этому в работах высокообразованного сов-ременного врача. Но достаточно вспомнить историю изучения сахарного диабета, чтобы воочию убедиться в несостоятельности и даже порочности соответствующих противо-поставлений. Это повсеместно распространенное заболевание, упоминания о котором со-держатся уже в древней литературе Египта, Китая и Индии. О древности знакомства с ним врачей говорит и его оригинальное латинское название - Diabetes Mellitas, которое могло возникнуть тогда, когда диагноз, как сказано у Гиппократа, ставился с помощью также и вкуса (слово "mellitus" - от латинского обозначения меда). О распространенности и серьезности этого заболевания вряд-ли есть необходимость писать. Каким-то образом первые предположения о роли поджелудочной железы в происхождении этого заболе-вания относятся к 17-18 векам. Но это были замечательные, быть может, гениальные, но только догадки, которые не могли бы возникнуть до того, как само наличие этой железы стало известно. Доказана же эта связь была только в 1889 году Мерингом и Минковским, в экспериментах на собаках обнаружившими, что удаление этой железы приводит к раз-витию этого заболевания - нарушению углеводного обмена. Целенаправленные поиски в этом направлении привели к тому, что в 1921 году Бантиг и Бест установили, что экстракт из этой железы содержит гормон, регулирующий соответствующую функцию, и это в дальнейшем привело к нахождению метода лечения этого столь распространенного и грозного заболевания - метода, до сих пор остающегося наиболее эффективным. 

Впрочем, следует учитывать, что книга Э.Вэйла "8 Weeks to Optimum Health" излагает и рекламирует только метод оздоровления людей. Видимо, ее целью не было отразить полное видение автором всех аспектов научной и альтернативной медицины. В ранее (1983 г.) опубликованной книге "Здоровье и исцеление. Понимание конвенциональной и альтернативной медицины" (Health and Healing. Understanding Conventional and Alternative Medicine) он приводит обширные перечни заболеваний и повреждений, при которых он отдает безусловное предпочтение той или другой. Т.е., он призывает к разумному соче-танию возможностей обеих. С таким подходом нельзя не согласиться; он действует фак-тически вне зависимости от чьей-либо воли, о чем говорит, в частности, тот факт, что мил-лионы людей обращаются за помощью к специалистам альтернативных методов лечения. Эмпирически найденные в древности знания и умения явились неизбежным этапом в процессе познания вообще и человеческого организма, его болезней и способов лечения - в особенности. Многое из этого, развитое и усовершенствованное, остается полезным и в наше время. Поэтому такое сочетание возможностей "старого" и "нового" (которое в чем-то, как уже упоминалось, тоже устареет) представляется разумным и полезным. Это уже осознано обеими сторонами. Так, в книге директора Института Китайской Медицины Чжу-Лянь содержится специальная глава "Чжень-Цзю терапия - не универсальный метод лечения". Да и практическое здравоохранение Китая, Японии и других стран Дальнего Востока не обходится без методов "западной" (т.е. научной) медицины. С другой сторо-ны, в Великобритании и ряде других европейских стран альтернативные методы лечения весьма популярны, и врачи-аллопаты не считают зазорным в определенных случаях нап-равлять своих пациентов к специалистам альтернативных направлений целительства - гомеопатам, акупунктуристам,и др. Согласно статье, опубликованной в New England Journal of Medicine (1993,v. 328 # 4), врач Д.М.Эйсенберг с соавт. сообщают, что эти методы приобретают все большую популярность и в США: миллионы людей обращаются к ним, затрачивая на это много миллиардов долларов. Таким образом, задача заключается не в игнорировании или попытках доказать абсолютные преимущества научной или аль-тернативной медицины, а в нахождении оптимальных соотношений использования воз-можностей той и другой. Труды доктора Вэйла, в которых иногда проглядывает вполне понятная увлеченность исследователя, объективно содействуют этому процессу, и этим определяется их несомненная ценность. Не уверен, что его можно считать "пионером медицины будущего" - на этот титул с полным правом могут претендовать другие, в част-ности медицинские генетики, открытия которых раскрывают реальные перспективы раз-решения самых актуальных проблем здравоохранения, недоступных старым, эмпирически найденным методам целительства. Но элементы новаторства в его деятельности, на наш взгляд, имеются. В его преподавательской работе - это попытка обучить и сформировать специалистов интегральной медицины, т.е. компетентных и способных использовать методы как научной, так и альтернативной медицины. В его активной публицистической деятельности - пропаганда здорового образа жизни, основанная на глубоких знаниях не только написанного в учебниках и монографиях современных авторов, но и опыта народ-ной медицины мира. В его исследовательской работе - поиск новых путей оптимального сочетания возможностей науки и многовековой практики на пользу человеку. Но вряд-ли можно согласиться с тем, что Западная медицина игнорирует функции организма: она стремится постигать их не спекулятивно, а на научном уровне. Достаточно вспомнить существование нормальной и патологической физиологии, специально занимающихся и немалого достигших в изучении многих, в т.ч. тончайших функций человеческого орга-низма. В практике врачей широко примеяется такой вид лечения, как "заместительная терапия" (при диабете, например), основанная фактически на компенсации недстаточных функционльных возможностей организма. Доктор Вэйл отмечает, что в силу обстоя-тельств, китайские врачи не имели возможности изучать строение тела, анатомию чело-века. Думается, это - незнание строения объекта изучения, каким бы он ни был и по какой бы причине это ограничение ни возникло бы - не может рассматриваться как дос-тоинство, а как обстоятельство, ограничивающее возможность по-настоящему познать этот объект или это явление природы. 

Следует признать, что последнее время знаменуется тенденцией "переоценки" старого не только в медицине, но и в философии и даже в некоторых точных науках. Об этом, вчастности, материалы, опубликованные в недавнем (No 22) номере журнала "Слово-Word", например, статья академика-физика Ю.Б. Кобзарева, на основании опытов подтверждющегосуществование т.наз. "паранормальных явлений". Или статья М. Кедема, доказывающего, что "эпоха науки" закон-чилась, и человечество вступило в "эпоху метанауки", когда все в большей мере осуществляется возврат к тому, что утверждала древнеиндийская философия. О подобном же и ряд других ма-териалов, хотя представлены также, следуетпризнать, но несравненно более скромно, и противо-положные суждения. Не являясь ни специалистом в этих областях знаний, ни явным сторонни-ком таких воззрений, не беру на себя смелости ни судить, ни, тем более, отвергать их как абсо-лютно ложные и необоснованные. Но если вернуться к частному вопросу о медицине, остается непонятным, какое же место сторонники древности отводят реальным достижениям науки о человеке, о строении и функциях его тела, о его здоровье, заболеваниях и их лечении с помощью современных методов, многократно доказавших свои преимущества перед старыми методами? Неужели все то, о чем мы ранее упоминали и все то многое, о чем здесь не было упомянуто из открытого "западно-мыслящими" учеными на протяжении веков, в особенности на протяжении последних десятилетий, можно признать несущественным и ненужным, ложным, а то и вредным? 

Думается, истина, как обычно, находится не на полюсах, а где-то посредине. Оче-видным представляется, что наши современные знания о человеке еще далеко не совер-шенны, что многое еще предстоит изучить, что этот процесс вряд-ли когда-либо завер-шится - настолько сложен и многообразен этот объект изучения. Поэтому не исключено, чтои древние учения - полностью или хотя-бы частично - получат объяснение в процессе развития современной науки, что они в чем-то сольются с современными научными пред-ставлениями, а от чего-то придется отказаться. Более того, согласно некоторым сообще-ниям, в настоящее время получены уже серьезные доказательства того, что минимальные дозы лекарственных веществ способны оказывать терапевтическое воздействие, а это ли-шает убедительности главного аргумента против гомеопатии. Обнаружены также объек-тивные доказательства особого влияния воздействия на точки акупунктуры. Но, даже независимо от этого, непредвзятый анализ результатов практического здравоохранения в разные исторические периоды, судьбы отдельных исторических личностей, равно как и факты, запечатленные в истории народов, позволяют утверждать, что магистральный путь развития знаний о человеке - независимо от того, насколько верны древние представления о нем - пролегает в направлении дальнейшего развития научных знаний о нем - не "за-падных", не "восточных", а истинных и общечеловеческих. 

Каков же итог, ответ на вопрос, вынесенный в название этой главы? Как и в любых других отраслях человеческой деятельности, происходит неуклонное углубление Знаний о Человеке, о жизнедеятельности его организма в нормальных, физиологических, равно как и в патологических условиях. По мере этого - опять же, как и в любых других сферах человеческой деятельности увеличиваются возможности управления происходящими в организме процессами, в том числе - коррекции их нарушений. Но при этом не "отме-няется" все, добытое в этом направлении ранее. Так же, еще раз подчеркнем, как для не-которых расчетов достаточно знаний таблицы умножения, для решения определенныхпрактических задач - теоремы Пифагора, законов механики Ньютона или астрономи-ческих таблиц Птолемея и т.п., не теряют своего значения некоторые, эмпирически най-денные в прошлом лечебные средства: они заслуживают, их следует и они действительно с пользой применяются по настоящее время. Но так же, как далеко не все может быть решено с помощью простейших арифметических, геометрических, астрономических и прочих, с древних времен известных, способов, так же и в медицине жизнь выдвигает проблемы, для решения которых нужны "высшая математика", "теория относительности" и прочие достижения науки последовавших исторических периодов, и на этом пути отме-чается постоянный и весьма впечатляющий прогресс. Но чрезвычайная сложность объек-та изучения (Человека), а также неуклонное возникновение все новых и все более слож-ных проблем, касающихся его здоровья, предопределяет причины того, что в любой исто-рический период не было, да и не предвидится в будущем, возможности достижения абсо-лютного успеха в этом деле. Это, на наш взгляд, одна из причин определенной неудов-летворенности и скепсиса в отношении медицины и ее реальных возможностей, полу-чивших явное отражение в художественной литературе разных народов и разных истори-ческих периодов. Что же касается практического здравоохранения, следует учитывать, что на его состояние и на оценки его потребителями, т.е. народом, влияет множество внешних по отношению к медицинской науке факторов, в первую очередь, социально-экономичес-кие. Так, возможности современной трансплантологии по этим причинам могут быть использованы лишь в очень незначительной - по сравнению с реальными потребностями - степени. Тем не менее, практические результаты работы врачей и здравоохранения в це-лом улучшаются непрерывно и постоянно. Поэтому в любой исторический период они выше и лучше, чем в предыдущие периоды. 

При сравнении "восточной" и "западной" медицины, необходимо учитывать, что пер-вая из них - это одна из разновидностей "старой", и к ней в полной мере относится все, сказанное о последней. Практически отмечается взаимное признание между ними: аку-пунктура и другие методы лечения, возникшие на Востоке, широко применяются на Запа-де, равно как и методы научной медицины достойно представлены в странах Востока. 

Существование медицинских наук - безусловный факт, как мы пытались показать в этой главе. Что же касается практического здравоохранения (часто именуемого, особенно в бытовой речи, "медициной"), то это область практической деятельности, использующая в меру способности каждого конкретного ее работника достижения медицинской науки и технологические достижения в любых других областях науки и производства для своих специфических целей, для решения свойственных ему задач. Современные врачи все более широко руководствуются в своей диагностической, профилактической и терапевти-ческой деятельности научными данными, поэтому здравоохранение во все большей мере научно и наличие научной медицины - непреложный факт. Б. АМЕРИКАНСКАЯ ИЛИ СОВЕТСКАЯ? 

Несколько лет назад я стал невольным слушателем заключительной части передачи радиостанции WMNB типа "открытой линии", посвященной состоянию здравоохранения США. Первый из услышанных мной участников не жалел "черной краски" для изобра-жения предмета обсуждения. Но, по справедливости судя, следует признать, что в подт-верждениесвоего мнения он приводил многочисленные факты. Однако следующая участ-ница дискуссии говорила о высочайших достоинствах американской медицины, подкреп-ляя своемнение не менее яркими фактами и, что особо важно, лично ею испытанными на собственном опыте: в Советском Союзе врачи фактически признали ее неизлечимо боль-ной, а в США ее дважды, что называется, "возвращали в строй". Таким же было мнение и третьей, завершившей выступления, участницы обсуждения. 

Для нашей русскоязычной иммигрантской среды это в высшей степени типичный раз-брос мнений. Такие же полярные суждения бывали представлены на страницах одной и той же газеты, иногда даже на одной и той же полосе ее. Такими же различными бывают сравнительные оценки и в обычном бытовом общении. И это понятно: даже в кругу своих личных знакомых и родственников чуть-ли не каждый из нас может найти реальные судь-бы людей, подтверждающие как одну, так и другую точку зрения. Соответствующие при-меры известны и мне, но приведу лишь один. Профессор из Санкт-Петербурга страдал тяжелой стенокардией. Он имел возможность обращаться к лучшим специалистам, но они существенно помочь ему не могли. Узнав о возможностях хирургического метода лече-ния этого заболевания, он поинтересовался, не следует ли и ему обратиться к хирургу.Врачи, относившиеся к нему не казенно, а как к близкому человеку, в судьбе которого они весьма заинтересованы, в ответ прозрачно намекали, что лучше все же жить больным, чем умереть оперированным. Но когда этот пациент получил реальную возможность подверг-нуться такой операции в США и сказал об этом тем же врачам, они без колебаний и настоятельно рекомендовали ему, не теряя времени, незамедлительно лететь. Этот муж-чина средних лет действительно был успешно прооперирован - бесплатно! - в одном из госпиталей Бостона и возвратился домой вполне довольный ее результатами - восстанов-лением достаточного кровоснабжения его сердечной мышцы. (Не менее достоверно из-вестна мне и судьба человека, погибшего в США от "просмотренного" рака, хотя этот па-циент предъявлял серьезные жалобы, а за несколько месяцев до рокового исхода просил врача направить его на исследование желудка, которое могло бы обнаружить у него опу-холь, когда еще была надежда на ее удаление, но ему в этом было высокомерно отказано.) Но, как уже отмечалось, и противоположное отрицательное - мнение о системе здра-воохранения США люди, придерживающиеся его, доказывают подтверждающими его фак-тами. Не только не-медики и не только "совки" видят недостатки здравоохранения этой страны. Мне известны соответствующие мнения и иммигрантов-врачей. В газете "Медицина и Здоровье" (#13, от 21 марта 1998г.) было опубликовано полное возмущения письмо иммигранта, видимо, профессора-терапевта из СССР, имевшего также шестилет-ний опыт госпитальной работы в США. Оно явилось одним из ряда откликов на пуб-ликацию проф. Д.Б.Голубева "Врач и общество". Характерно, что наиболее явными оппо-нентами его были врачи. Упомянутое письмо было направлено как сугубо личное, и автор не предусматривал его опубликование. Редакция же решила, что оно затрагивает столь важные вопросы, что должно быть напечатано (c чем, безусловно, можно согласиться, на наш взгляд), но без указаний адресных сведений автора. Приводимые в этом письме факты иначе, как возмутительными, назвать нельзя. Автор приводит конкретные примеры профессионально безграмотных действий американских врачей, их нескрываемого стремления как можно больше "содрать" с пациента или с иншюренсной компании, их неумения обследовать больного и разобраться в диагнозе, и т.п. 

Но еще более остро американскую систему здравоохранения критикуют, как уже упо-миналось, некоторые истинно американские врачи, не говоря уже о том, что вопрос о необходимости коренных изменений ее не сходит с повестки дня политиков и ведущих политическх партий. Выход из этого парадоксального положения предложил автор одной из опубликованных "Новым русским словом" статей - Иосиф Лившиц - под интри-гующим, хотя и не оригинальным названием "Как нам обустроить... Америку". Часть этой статьи посвящена здравоохранению. Автор предлагает "самый простой" выход из нынеш-него положения: создать в США, наряду с существующей, рыночной, систему бесплатной, государственной лечебной помощи по образцу советской. Впрочем, дадим слово ему: "Считаю, что в Америке должны сосуществовать две системы медицинского обслужива-ния: частная и государственная. Частная медицина работает в настоящее время весьма успешно и нуждается лишь в определенных усовершенствованиях. Государственная же система, базирующаяся на бесплатном медицинском обслуживании населения, может быть построена по образцу системы здравоохранения в бывшем СССР. Далеко не все там было плохо, однако хорошие начинания и благие намерения вступали в противоречие с порочной системой "социалистического хозяйствования ...." 

...Печатая этот заготовленный уже текст, приходится вносить дополнения. На этот раз это связано с тем, что с опозданием прочитал статью того же автора "Нос-тальгия с обратным знаком ("НРС." От 21 августа 1998г.), в которой он описывает свои впечатления от поездки в Россию, в частности, ужасающее состояние меди-цинского обслуживания населения. Этот факт заслуживает особого внимания, и мы к этой публикации еще вернемся. 

Думается, столь различные мнения, часто не лишенные оснований, страдают одним общим недостатком принципиального значения - их авторы рассматривают систему здра-воохранения любой страны как совершенно автономную, ни с чем не связанную и кото-рую поэтому можно "пересаживать" на любую иную "почву", в любые иные условия. Между тем, это не так. Чтобы убедиться в этом, в данном случае необходимо, во-первых, более трезво и объективно оценить, что собой представляло советское здравоохранение. Финансируемое "по остаточному принципу", оно было убогим по обеспечению необхо-димой аппаратурой, медикаментами, реактивами и всем прочим, необходимым для сов-ременного диагностического и лечебного процесса. Лечебные учреждения в крупных го-родах располагались обычно в обшарпанных, давно не ремонтированных помещениях, но все же имевших холодное и горячее водоснабжение, электрическое освещение, канали-зацию. В "глубинке" же, как это впервые было поведано публично только в период "пере-стройки", были больницы, не имевшие ничего этого. В таких условиях действительно впору было обратиться к древним методам лечения и поверить в их преимущества. Во-вторых, "общедоступная и бесплатная" медицинская помощь была строго дифференци-рована. Даже в элитарных больницах знаменитого Четвертого Управления, в которых на содержание одного пациента отпускалось во много раз больше средств, чем в обычных, действительно доступных для большинства населения, лечебных учреждениях, были раз-ные нормы снабжения медикаментами и питанием - одни для действующих партийных бонз, и другие, несравненно более скромные - для их родственников. По сравнению с общедоступными учреждениями Минздрава, заметно лучше были оборудованы и осна-щены ведомственные лечебные учреждения Минобороны, МВД, Министерств путей сообщения и Водного транспорта и ряда других ведомств. Во-первых, эти министерства были не из самых бедных и имели возможность лучше, чем Минздрав, финансировать свои больницы и поликлиники. Но были у них и другие возможности. Так, после мно-голетних и унизительных хлопот и просьб, одна из клиник ведущего лечебного учреж-дения Минобороны Военно-медицинской академии - получила, наконец, сериограф - ап-парат для серийной ангиографии, ставший уже к тому времени рядовой принадлежностью обычных больниц развитых стран, но остававшийся на протяжении долгого времени единственным в многомиллионном Ленинграде. Этот успех был достигнут путем следу-ющей комбинации: Минобороны СССР поставил Югославии какое-то вооружение (нас-колько помню, артиллерийское, нового вида). Взамен Югосла-вия, у которой были более обширные и налаженные торговые связи с ФРГ, закупила там сериограф производства фирмы "Сименс", и поставила Министерству Обороны СССР, а то - одной из ведущих клиник Советского Союза, в которой до этого, на протяжении многих лет необходимые ангиографические исследования больных проводились примитивным, кустарным спо-собом с соответствующими, часто неудовлетворительными для полноценной диагностики результатами и ценой ненужного, в какой-то степени вредного облучения участника этой процедуры, вручную менявшего кассеты. Что уж говорить о действительно общедос-тупных учреждениях? Лет, наверно, 35-40 назад нас с большой помпой, помню, озна-комили с Постановлением Правительства СССР, подписанным тогдашним Председателем Совета Министров СССР Косыгиным. В этом, солидном на вид, документе, признавалось совершенно недопустимо низкое качество отечественной продукции медицинского наз-начения, начиная с гнущихся и ломающихся инъекционных игл, и намечались меры по улучшению качества этих изделий. На протяжении последующих десятилетий никаких заметных изменений в этом деле не последовало. И профессор, руководитель крупного нейрохирургического учреждения, будучи в командировке в Чехословакии, выпросил там специальную, сделанную из качественной стали и снабженную специальным краником иглу для поясничных пункций. Пользоваться ею не разрешалось никому, кроме руково-дителя клиники, выполнявшего эту процедуру весьма редко, только особо приви-легированныи больным. Значит, подавляющее болъшинство этих пункций выполнялось с определенным риском для лиц, не имевших привилегий. Таким же образом были получены и несколько ампул с контрастным веществом для исследования спинного мозга (миелографии). А ведь последствием отсутствия такого рода препарата могли явиться диагностические ошибки, безуспешные хирургические вмешательства, что обернулось бы не только причинением ущерба больным, но и материальными потерями, значительно большими, чем стоимость этого недостающего препарата. 

В США негативные последствия имеют явления, тоже связанные, с общими особен-ностями данного общества, с которыми нам предстоит еще ознакомиться несколько позд-нее. В СССР действовали противоположные условия и особенности, свойственные "соци-алистическому" обществу. Из-за этого в советской медицине часто сказывался принцип "жадный платит вдвойне". Никого по-настоящему не волновало, сколько дней и недель, насколько оправданно необходимостью и целесообразностью пациенты занимали койки в клиниках и больницах в ожидании диагностических процедур. Очередь же зависела в значительной мере от отсутствия современной диагностической аппаратуры. Пациентза это действительно не платил, но государству, обществу это стоило немало, даже при том убогом питании, снабжении лекарствами пациентов, недостойно низкой оплате труда пер-сонала и прочих расходах материальных ресурсов и средств, неизбежных даже просто для проживания, а тем более, для лечения людей и ухода за ними. Ведь для общества имеют значение не только эти затраты, но и трудопотери и все с ними связанное. Уже упоми-навшийся профессор-нейрохирург после командировки в Чехословакию с нескрываемой завистью рассказал о таком случае. Когда он со своим пражским коллегой (насколько помню, Зденеком Кунцем) шел по коридору клиники, к последнему подошел сотрудник и доложил о больном, нуждающемся в операции по поводу аневризмы сосуда головного мозга. Тут же он показал уже готовые ангиограммы этого больного, профессор их рас-смотрел, а потом велел завтра же этого человека госпитализировать и готовить к операции на следующий день. В клинику советского визитера пациенты прибывали, как правило, не полностью обследованными, во всяком случае, без качественных ангиограмм, и - опять же, как правило - неделями порой ожидали, пока это исследование им будет проведено. Только после упомянутой бартерной сделки ("пушки за сериограф") положение могло быть несколько изменено. О подобном можно вспоминать еще много, но ограничимся од-ним фактом, официально зафиксированным и в высшей степени достоверным и убеди-тельным. В годы "перестройки" бывшие главные чины советской медицины,достигшие высших ступеней в партийной и государственной иерархии, и поэтому не перестававшие на протяжении десятилетий неумеренно восхвалять, трубить на весь мир о безусловном превосходстве и преимуществах советского здравоохранения перед медициной "загни-вающего капитализма" - многолетний министр здравоохранения СССР, академик, лауреат, депутат и пр., и пр. - Б.В.Петровский и не менее титулованный, тоже член или кандидат в члены ЦК, носитель всех других званий, регалий и наград, да еще личный врач Брежнева и руководитель известного Четвертого Управления Минздрава СССР - Е.И.Чазов - вынуждены были публично, в печати признать коренные недостатки этой системы. Так, в статье "Мое видение медицины" Чазов пишет: "Я знал о плачевном состоянии советской медицины и, вступая в должность, думал, что удастся хоть как-то улучшить дело. Однако, объехав все республики и многие области Российской Федерации, я почувствовал себя Дон-Кихотом, воюющим с ветряными мельницами..." ("Медицинская газета" от 5 января 1991г.). Т.е. никакого "просвета" не было - полнейшая безнадежность. 

Несмотря на все это, были в СССР неплохо работавшие клиники и больницы; были, как и в любой стране, врачи "хорошие и разные", в том числе много добросовестно ста-равшихся и в таких условиях сделать максимум возможного для помощи больным. Но не по их вине их возможности часто оказывались ограниченными в той или иной степени, как быони ни старались восполнить недостающее своим энтузиазмом и усилиями. Не будем вспоминать многочисленные грубейшие ошибки, порой стоившие больным даже жизни - они бывали, но бывали и бывают и в более благополучных странах. Не будем, потому, что такие ошибки не всегда вызывались только халатным отношением к больным или низкой профессиональной подготовкой врачей. Тем более, что отдельные примеры этого уже приходилось вспоминать в ранее опубликованных работах. Наконец, потому, что при глубоком анализе это, в конечном итоге, приводит к признанию главной роли специфических условий, действовавших в советском обществе - они сказывались и на профессиональной подготовке медицинского персонала, и на условиях, в которых врачи и их помощники работали. Для тех наших компатриотов, кто идеализирует советскую ме-дицину, полезно напомнить, что она фактически не была вполне бесплатной. Не только в том смысле, что таковой она быть не может по определению. Крохи для нее брались из того, что недоплачивали всем работающим. Но не только поэтому. Было, особенно в брежневский период правления, много лечебных учреждений, в которых и непосред-ственно пациентам приходилось платить - и немало. Для тех же, кто не мог этого сде-лать (а таких, как известно, было немало) наиболее квалифицированные клиники и спе-циалисты были зачастую недоступны. Такая нелегальная плата официально считалась преступлением - взяточничеством, но на деле это все в большей мере расцветало, осо-бенно, как уже подчеркивалось, в брежневский период, и отражало общую тенденцию все более наглого разворовывания и взяточничества во всех сферах жизни. И могло ли быть иначе, если это в неофициальном порядке считалось вполне закономерным самим "вождем" - по утверждению весьма осведомленного лица, одного из постоянных авторов "Литературной газеты", бывшего рецензента ЦК КПСС, профессора Федора Бурлацкого. В одной из его статей он привел следующий эпизод. Кто-то из приближенных осмелился как-то робко заметить Брежневу, что народ живет плохо, что заработная плата многих граждан совершенно недостаточна для достойной жизни. Генсек ответил (по смыслу) так: "Вы, товарищ, жизни не знаете. Вот, к примеру, я был студентом техникума. Стипендия была мизерная, но жили студенты неплохо. Как это делается? Очень просто. Ходили мы подрабатывать, разгружать вагоны, но и там платили немного. Так как в таких случаях поступают? - два ящика несут в склад, а один - себе". Это не дословная цитата, но абсолютно верно передает то, что писал бывший референт - приближенное и доверенное лицо высших руководителей партии, в том числе и самого Брежнева, по положению весь-ма осведомленное о многих вещах, недоступных подавляющему большинству народа. "Каков поп таков и приход". В подтверждение истинности этой присказки приведу еще один случай. Ушедшая напенсию женщина-библиотекарь, зарплата (и, соответст-венно, пенсия) которой была весьма низкой, безуспешно добивалась персональной пен-сии как ветеран партии, но в Ленинграде ей всюду отказывали, хотя формальное право на это у нее было. И она подалась в Москву, в ЦК. С трудом добившись приема инст-руктором этого всесильного учреждения, она была ошарашена его вопросом: " А чего вы так добиваетесь этой персональной пенсии?". Когда она рассказала о своем тяжелом материальном положении и о необходимости помогать своей дочери, он поинтересовался, чем эта дочь занимается? Услышав, что она работает медицинской сестрой, чиновник от-ветил: "Чего же она пошла в медицину? - шла бы в торговлю!". (Как будто там офици-альная зарплата была выше, но... Знал кое-что партаппаратчик !). При таком негласно узаконенном стиле жизни общества трудно, на наш взгляд, очень уж обвинять врачей, медсестер и санитарок (кое-где требовавших мзду за каждое поданное судно или "утку") 

за их поборы. Но еще более отчетливо выступает зависимость здравоохранения от общих условий жизни данного общества при сравнении того, что было в этой сфере в прошлом, в бывшем СССР, с тем, что стало в современной России, пытающейся стать на путь рыночной экономики. "Бесплатная и общедоступная медицинская помощь", вроде, еще сохраняется. Но какая она, если больницы не имеют лекарств (как и многого дру-гого, впрочем), и пациент должен сам заботиться о приобретении их, а поступая в боль-ницу, должен приносить с собой белье? Цены же на лекарства не прежние - на копеечных товарах скороспелые миллиардеры-брынцаловы не произрастают. С учетом того, что да-же по официальным данным огромная часть населения современной России живет в ужа-сающей нищете, на протяжении месяцев и даже лет не получает заработной платы, мно-гие ли лекарства, даже самые дешевые доступны людям? Во многих солидных лечебных учреждениях любой вид медицинской помощи стал не только платным, но и весьма доро-гостоящим. Уже приходилось приводить такой пример: пожилой житель Подмосковья, в прошлом человек, удостоенный за свои заслуги высоких наград, в течение ряда лет нахо-дился под наблюдением одного из известных московских медицинских НИИ. Когда он приехал на очередной осмотр (не для госпитализации, не для глубокого первичного об-следования, тем более - не для операции или других каких-либо лечебных процедур, а просто для рутинной контрольной проверки), с него потребовали уплатить 400,000 (до деноминации,конечно) рублей, что почти равнялось сумме его месячной пенсии в то вре-мя. Мне рассказывали, что в клиниках петербургского ГИДУВа и для не-военно-служащих - в клиниках Военно-медицинской академии лечение стало вполне официально платным. Мне как-то прислали вырезку из "Известий" - статью о недоступности лечения из-за его дороговизны для многих и многих россиян, а в перепечатанном "Новым русским словом" (3 марта 1997) материале из "Московских новостей" сообщалось, что "С 24 фев-раля каждый пациент ОНЦ будет платить регистрационный взнос два миллиона рублей. При повторном обращении - 500 тысяч рублей". В "Известиях" от 7 мая 1997г. напеча-тана статья "Реклама - двигатель болезней", во врезке к которой можно прочитать следу-ющее: "Из-за некорректной рекламы лечиться все чаще приходится не только от болез-ней, но и от последствий применения лекарств". В период "перестройки" многие врачи как о чем-то вожделенном, способном решить все проблемы, говорили об учреждении в СССР системы страховой медицины. Недавно на Итернете я случайно встретил обшир-ный документ, из которого следует, что такая система в России узаконена, тщательно раз-работаны все условия ее деятельности. Но, как мы знаем, радужные ожидания от этого не стали реальностью. В связи с этим вспоминается, что один из самых ярых и неприми-римых критиков системы здравоохранения США, кандидат мед. наук Е.Магарилл, о кото-ром речь еще впереди, ратует за внедрение государственного медицинского страхования в США, ссылаясь на положительный опыт ряда других развитых стран, в которых такая система успешно действует. Почему же в России этого не наблюдается? Очевидно, что в стране, где люди не получают заработной платы, где миллионы пенсионеров и не меньше работающих живут ниже черты бедности, где состояние экономики постоянно ухуд-шается, страховая касса не может заполняться, и эта система страхования эффективно ра-ботать не может. Так что тем, кто предается неизбывным ностальгическим воспоминани-ям о "самой передовой", "самой гуманной", "бесплатной и общедоступной медицинской помощи" в бывшей "стране победившего социализма", давно пора внести существенные коррективы в свои представления о реальном состоянии здравоохранения в местах, поки-нутых 10, даже 5 лет назад. Пора понять, что для учреждения советской системы здра-воохранения нужно восстановить в прежнем виде Советский Союз со всеми остальными его "прелестями". Здесь кроется также ответ автору предложения создать в США симби-оз, гибрид платнойи "бесплатной" (государственной) систем здравоохранения. Это был бы совершенно нежизнеспособный урод, из-за которого либо государство разорилось бы, конкурируя с неимоверно мощной ныне существующей системой, либо "бесплатная ме-дицина", не выдерживая никакого сравнения со своим конкурентом, тихо прекратила бы свое существование, как это уже происходит сейчас с общественными госпиталями США, о чем сообщалось в авторитетном New England Journal of Medicine (v.333, #20, 1995) - в статье Jerome P. Kassirer, M.D. "Our Ailing Public Hospitals. Cure of Them or Close Them" ("Наши больные общественные госпитали. Излечите или закройте их"). Подробно со-держание этой статьи, основанной на безупречных аргументах и доказательствах, было уже представлено в книге "Медицина: врач - пациент". Здесь же отметим только, что ав-тор ее приводит не оставляющие сомнений статистические данные о том, что существу-ющая система общественных госпиталей хиреет, ее учреждения по всем статьям отстают от частных учреждений и вынуждены закрываться либо переходитьв руки своих конку-рентов. Чрезвычайно характерно, что дальнейшие наблюдения И.Лившица, думается, вполне подтвердили, что советская медицина могла существовать только при советском строе. Другого, как говорится, не дано. Дело в том, что через несколько месяцев после первой цитированной его статьи, он в той же газете, как мы уже упоминали, поделился своими впечатлениями о поездке в Россию, во всех сферах жизни которой, как известно, многое коренным образом изменилось по сравнению с СССР. Самое тягостное впечат-ление он вынес из того состояния, в котором пребывает сейчас здравоохранение этой страны оно, по наблюдениям автора, предлагавшего внедрить в США советскую систе-му здравоохранения, находится в ужасающе плачевном положении. Почему же многие вполне здравомыслящие иммигранты из бывшего СССР так тепло вспоминают советскую медицину, в которой далеко не все было так уж хорошо? Думается, этому имеются при-чины. Во-первых, врачи там жили в более тесной связи со своими пациентами, в тех же "коммуналках", в тех же, часто даже худших материальных условиях. Но еще важнее другая причина, связанная с особенностями социальной жизни в этой стране, где многое строилось не на законах, а на личных связях и знакомствах. Врачи, благополучие их и их семей зависело от отношений с работниками торговли и ЖЭКа, с паспортисткой и участ-ковым. При определенных условиях они зависели от отношений к ним сантехника и са-пожика, парикмахера, портного и любого другого. Т.е. там была взаимная зависимость между врачами и их пациентами. Поэтому между ними устанавливались более близкие, более человечные отношения. Именно по этому скучают, как мне известно, некоторые бывшие граждане СССР; именно отсутствие этого сказывается на многих людей, прие-хавших в Америку, где отношения между сторонами строятся на совершенно иных принципах. 

Нужно, вместе с тем, признать, что как в бывшем "социалистическом лагере", так и в странах свободного мира, системы здравоохранения не были и сейчас не вполне идентич-ны. Военный врач, служивший в т.наз. Западной группе войск (т.е. в бывшей ГДР) расска-зывал мне, что в той - тоже социалистической - стране существовала система государст-венного страхования: каждый работающий отчислял небольшой процент своего заработка в специальный фонд. Благодаря этому состояние и оборудование медицинских учрежде-ний, равно как и качество медицинской помощи, оказываемой в них, а также материаль-ное обеспечение и престиж медицинских работников, было намного лучше, чем вСССР. Существенно отличаются по многим показателям и системы здравоохранения в передо-вых капиталистических странах. И следует признать, что по многим из этих показателей здравоохранение США отнюдь не является "самым лучшим в мире", как часто утвер-ждают многие политики и журналисты, даже те из них, кто подвергает его критике. 

Приступая к характеритике системы здравоохранения США, вынужден был учи-тывать, что в русскоязычных изданиях появлялись статьи, одобрявшие все в американской медицине. Один из авторов выражал даже восторг по поводу того, что американцев весь-ма беспокоит - по поводу неимоверного роста затрат на эту сферу жизни общества. Поэтому полагаю уместным поделиться своими сомнени-ями и причинами, позволив-шими эти сомнения разрешить. В СССР я прожил 68 лет, из которых 45 лет работал в разнообразныхпо масштабам и по специализации лечебных учреждениях. Сообразно этому, имел достаточный личный опыт, чтобы судить о всех сторонах их деятельности. В США же живу семь лет и о состоянии и работе медицинских учреждений могу судить только, руководствуясь опытом пациентов: личным и своих родственников и знакомых, а также сведениями, почерпнутыми из книг и статей разных авторов. Поэтому понимал не-сравнимость степени осведомленности о здравоохранении каждой из этих стран. В связи с этим, отсутствовала уверенность в правильности своих оценок. Преодолеть эти сомнения помог в значительной мере случай. Как-раз сегодня, 8 сентября 1998 г., когда этот текст набирался на компьюторе, пришла газета "Медицина и Здоровье"(No 34, от 2 сент. 1998г.) со статьей доктора медицинских наук Исаака Эпштейна "Субъективные заметки об амери-канской медицине", основные положения которой созвучны тому, что значится в моей рукописи. А несколько ранее, 3 августа того же года, в "Новом русском слове" была поме-щенастатья Ильи Бараникаса "Реформа, которая могла сделать Клинтона великим - если бы состоялась", "зачин" которой еще более радикален, чем мои оценки. Вот он: "Неиз-вестно, кто выдумал, будто американская медицина - лучшая в мире. Без всяких доказа-тельств этот тезис звучит из уст сенаторов и губернаторов, конгрессменов и шоуменов. Ноот многократного повторения он правдивее не становится. Реальность в том, что в Америке действительно самая передовая в мире медицинская наука, но весьма отсталоездравоохранение". Такие совпадения позволяют полагать, что критический взгляд на аме-риканскую медицину имеет реальные причины и основания. Во всех этих и ряде других случаях речь не идет об огульном охаивании или отрицании достоинств, а о попытках ре-ально оценить состояние современной медицинской науки и практического здравох-ранения США. Такова же и одна из целей настоящей книги. Но, как показывают многие публикации, ранее появлявшиеся в русскоязычной прессе, это не устраняет угрозы быть обвиненным в "социализме" или в "совковости". Поэтому отметим, что и многие амери-канцы, как мы убедимся, тоже весьма обеспокоены современным состоянием своей меди-цины. Некоторые книги и статьи подобного содержания были рассмотрены нами ранее, но к одной работе в очередной раз, опять отступив от установленного для себя правила, пола-гаем необходимым вернуться, привести некоторые дополнительные сведения из нее. Автор приводит официальные данные о затратах на здравоохранение США. В графи-ческом изображении это образует линию, неуклонно идущую вверх. Приводим эти данные в виде таблиц. 

Таблица 1. Национальные затраты на здравоохранение 

Год Сумма расходов Рост расходов Рост расходов 

(в миллиардах долларов) (абсолютный) (в процентах) 

214,7 

248,1 33,4 15,5 

287,0 38,9 15,7 

323,6 36,6 10,4 

357,2 33,6 11,0 

391,1 33,9 9,5 

422,6 31,5 8,0 

458,2 35,6 8,4 

496,6 38,4 8,4 

543,0 46,4 9,3 

Но, можно предположить, это отражает и рост валового национального продук-та, и инфляцию, и увеличение численности населения, а также влияние ряда дру-гих объективно действующих факторов? Но это не так, как следует из таблицы No2. 

Taблица 2. Затраты на здравоохранение в процентах 

к валовому национальному продукту 

Год Процент Рост этого 

ВПД процента 

1979 8,8 

1980 9,1 + 0,3 

1981 9,4 + 0,3 

1982 10,2 + 0,8 

1983 10,5 + 0,3 

1984 10,4 - 0,1 

1985 10,6 + 0,2 

1986 10,9 + 0,3 

1987 11,2 + 0,3 

1988 11,5 + 0,3 

Как видно, за исключением 1985 года, когда было отмечено незначительное сни-жение расходов, имеется явная тенденция к постоянному и неуклонному их росту. Сей-час, когда близится конец 1998 года, а расходы перевалили уже за триллионный рубеж, еще более очевидна стойкость этой тенденции. В настоящее время этот процент приб-лижается уже к 14 - тенденция не претерпела изменений. В книге этой представлены и другие статистические данные. Представляет интерес то, что за те же десять лет расхо-ды на госпитальное лечение выросли с 87 до 210 миллиардов долларов, а на не-стаци-онарное лечение в офисах врачей - с 42 до 111 миллиардов, т.е. увеличились прибли-зительно в одинаковой степени (т.е. это не зависело от внедрения новых, наиболее доро-гостоящих методов и оборудования, применяемых только в медицинских стационарах). Он пишет: "В 1990 году не является редкостью, когда плата пациента составляет от 1.000 до 10.000 долларов в день и нередки счета за пребывание пациента в лечебном уч-реждении на несколько сот тысяч долларов. Что еще более поразительно, это видеть счет, предъявленный старому пациенту и достигаю-щий 100.000, 150.000 и даже 200.000 долларов. Знание того, что пациент в любом случае умрет, не останавливает госпитали от предложения пациенту наиболее дорогостоящего лечения. (....) Мы все слышали о 20-долларовых таблетках аспирина..." и.т.п. Быть может, это неизбежный, абсолютно оправданный рост цен, отражающий некую объективную неизбежность? Автор дает этому иное объяснение: "Респектабельные консалтинговые фирмы и госпитали проводят семинары по всей стране, чтобы обучить служащих и врачей, каким образом обманывать тех, кто оплачивает медицинские счета". ("Respected consulting firms and hospitals conduct seminars throughout the country to train employees and phy-sicians how to cheat those who pay the medical bills"). Для этих целей, указывает автор, в госпиталях содержится больше соответствующих специалистов, чем врачей. "Реальность такова, что даже затрачивая больше денег, чем другие социально развитые страны, мы получаем меньше за каждый доллар. Мы затрачиваем около 2.000 долларов на человека на нужды здравоохранения по сравнению с около 700 долларов на человека в Великобритании и около 300 - в Гре-ции. При этом все эти три страны имеют приблизительно такой же показатель смерт-ности. Люди в Великобритании имеют фактически основание ожидать более продол-жительной жизни и более низкого показателя смертности. Я считаю это не менее, чем национальным оскорблением, что мы тратим более, чем 2 миллиарда в день на здраво-охранение в то время, как 37 миллионов американцев не имеют доступа к медицинской помощи. Драматический рост затрат на здравоохранение в последние годы требует глу-бокого расследования того, что мы реально получаем за наши затраты в сравнении с дру-гими странами". Это пишет Леонард Эйбрэмсон, M.D. - не только выдающийся практик медицинского администрирования, но и имеющий научную степень в области управле-ния - в вышедшей в 1990 г. книге "Излечение нашей системы здравоохранения" ("Healing our Health Care System"). Возможности устанавливать произвольные, все более высокие цены за медицинское обслуживание, видимо, неограничены: не зря проводятся упомянутые доктором Эйбрэмсоном семинары и содержатся в штатах госпиталеймного-численные специалисты по реализации их решений. Лет пять назад в одной из ведущих газет США (если не изменяет память, в New York Times) был описан такой случай: девочка-подросток пристрастилась к наркотикам, и мать отвела ее в психиатричекую ле-чебницу. Лечение было продолжительным, и в случае истинного диагноза "нарко-мания", оно стоило бы десятки тысяч долларов, но диагноз поставили другой - и сумма эта подскочила на порядок. 


Страница 2 из 5:  Назад   1  [2]  3   4   5   Вперед 

Авторам Читателям Контакты