Главная
Каталог книг
medic800

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
Аллен Карр - Легкий способ бросить пить
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Однажды одного гениального художника спросили, с чем он так удивительно смешивает краски, и услышали в ответ: "С мозгами, сэр". Так и в гомеопатии: человек может учиться у известных учителей, получить всевозможные знания и все же испытывать неудачу за неудачей в практической деятельности. Если у врача-гомеопата нет любви к его профессии, то во всех его назначениях будет видна поверхностность суждений, но если врач любит свое дело, то, подробно изучая каждый клинический случай, переживая его, он может постичь искусство гомеопатии и достичь высочайшего профессионального уровня. Он станет воспринимать "внешне отраженный образ". 

Вам же потребуется находиться среди врачей долгое время, чтобы понять, что многие из них пользуются лишь внешним описанием патогенезов лекарств, приведенных в Materia Medica, не имея никакого представления о внутренней сущности этих лекарственных веществ, не понимая природы этих лекарств: образ лекарства не формируется в их сознании как картина у художника. 

Художник, работая над картиной, думает о ней день и ночь, он создает ее из своей любви и своих чувств, он представляет себе каждую черточку, которую собирается нарисовать на следующий день, он стоит перед ней, испытывая восторг и любовь. 

То же происходит и с познанием природы лекарств. Сущность лекарства формируется в сознании, потому что патогенез - это всего-навсего внешнее отражение внутренней природы лекарства. Если имеющиеся симптомы не складываются в единую картину, значит врач не понял своего пациента и не может правильно подобрать лекарство. Когда врач только механически запоминает симптомы лекарственных средств, не анализируя их, то мозг просто-напросто загружается бесполезной информацией, которая мало помогает в практической Деятельности, а только еще более усиливает путаницу. 

"Только совокупность имеющихся симптомов ддолжна быть главным и единственным фактором, который врач должен принимать во внимание в каждом случае болезни и избавляться от них с помощью своего врачебного искусства, возвращая организм в здоровое состояние". 

Это и будет приведением внутреннего нарушения в порядок единственно верным способом: от внутреннего к внешнему, т. е. от центра к периферии. 

 

Лекция 8 ПЕРВИЧНАЯ СУБСТАНЦИЯ 

"Органон", 9: "В здоровом состоянии человека его телом неограниченно управляет жизненная сила и содержит все его части в чудном согласии ощущений и деятельности, так что живущий в нас мыслящий дух может свободно пользоваться, этой живой, здоровой машиной для высших целей существования". 

В этом параграфе говорится о жизненной силе. Кажется невероятным, как много смог в свое время сказать С. Ганеман этих нескольких строчках. Еще в 7 первого издания "Органона" Учитель писал: "В медицине должен существовать, лечащий принцип". Он уже тогда осознавал, что все дотекающие в организме процессы жизнедеятельности должночто-то регулировать, но только в пятом издании 1883 г. Он смог четко указать, что этот лечащий принцип не что иное, как жизненная сила. Отдельные врачи неправильно понимают некоторые высказывания С. Ганемана, предполагая, что равновесие в организме и есть жизненная сила. На самом деле это не так: мы не можем рассматривать ни жизненную силу как гармонию, ни гармонию как жизненную силу. Гармония - это результат действия жизненной силы. 

С. Ганеман смог понять этот нематериальный жизненный принцип. Это понятие выкристаллизовалось в его сознании в результате осмысления имеющихся данных. В его время ученые еще не подошли к открытию нематериального состояния вещества, и в процессе анализа полученных данных он пришел к выводам, изложенным в данном параграфе, который появился только в последнем, пятом издании "Органона". 

"В здоровом состоянии человека нематериальная жизненная сила оживляет материальное тело". Если бы он использовал термин "нематериальная жизненная субстанция", этобыло бы еще ближе к истине, в чем вы сами убедитесь немного позднее. 

В настоящее время некоторые известные ученые говорят о четвертом состоянии вещества в форме "нематериальной субстанции". Сейчас мы говорим о твердых телах, жидкостях, газообразных веществах и излучении как различных формах существования материи. 

При изучении излучения следует иметь ответы на следующие вопросы: Что собой представляет жизненная сила? Каковы ее качественные и количественные характеристики? Только ли человеческий организм обладает жизненной силой? Не обладают ли ей животные и минералы? 

На протяжении многих лет люди спорят о первичности сознания и материи. Осознание того, что материи ничего не предшествует, может вызвать умопомешательство. Когда человек сможет думать об энергии как об одной из форм существования материи, то он легко воспримет мысль о том, что каждый предмет обладает определенной энергией. Все, что происходит, имеет свою причину и вызывает определенные последствия. Если человек не понимает этого, значит он не понимает сути происходящих процессов и не может найти причину происходящего в данный момент или предвидеть последствия. 

Что мы подразумеваем под взаимосвязью причины и следствия? Достаточно яркой иллюстрацией этой мысли является цепь, состоящая из нескольких звеньев. Первое звено этой цепи соединено с последним промежуточными звеньями, и какое бы звено мы ни порвали, связь между первым и последним звеном нарушится. Таким же образом, если мы не сможем понять процесс в целом, то будем иметь лишь представление об отдельных фрагментах этого процесса. Любой процесс нужно рассматривать целиком, иначе мы не увидим ни причины, ни следствия. 

Что касается физического тела человека, то мы видим, что это тело существует, мы воспринимаем его своими органами чувств, в отличие от нематериальной субстанции, которую мы не можем "увидеть" непосредственно с помощью органов чувств. Считать, что нематериальная субстанция, регулирующая жизненные процессы, не существует вовсеили существует вне организма, значит демонстрировать свою ограниченность. Полагаясь только на свои органы чувств, человек никогда не сможет доказать существование тех вещей, которые ими не воспринимаются. При дальнейшем рассмотрении этого вопроса мы придем к выводу, что энергия - это не отдельная субстанция, а лишь одна из форм существования материи и эти формы могут переходить одна в другую. 

Материалисты, согласно своим принципам, отрицают наличие у человека души и существование Бога, т. к., по их утверждению, сознание не может существовать вне материального тела и, следовательно, Бог как нематериальная субстанция не может самостоятельно существовать. Но человек, который привык в своих размышлениях опираться на факты, а не на голословные утверждения, придет к выводу, что Господь - это одна из форм существования материи и он может творить, т. е. переходить в другие формы существования материи, которые могут восприниматься человеческими органами чувств. С помощью перехода одной формы существования материи в другую осуществляется связь отсамого высшего уровня к самому низшему и наоборот. И если где-то эта связь прервется, то вся система перестанет существовать как единое целое. 

Весь окружающий нас мир мы сразу можем разделить на две части материальную и нематериальную, т. е. материю и сознание. В окружающем нас материальном мире властвуют гармония и порядок, все имеет свое начало: атомы в молекулах занимают определенное место; молекулы соединяются между собой в строго определенной последовательности; внутренние органы человека также имеют свое постоянное место и т. д. 

Мы не увидим ни одного предмета в окружающем нас материальном мире, который бы нарушал общий порядок, но мы прекрасно понимаем, что эта гармония существует и поддерживается благодаря непосредственной связи между высшей и низшей формами существования материи: пока нет разрыва в этой цепи, энергия будет непосредственно перемещаться между всеми звеньями. Мы видим, что все предметы, сделанные руками человека, со временем разрушаются и ломаются, но посмотрите на гармонию вещей с увековеченными связями, которые в течение тысячелетий функционируют одинаково, подчиняясь одному и тому же порядку. 

Существует много мнений относительно первичной субстанции, и некоторые из характеристик этой субстанции мы должны рассмотреть обязательно. 

Первичная субстанция должна обладать сознательным созидающим началом, т. е. она осознанно формирует структуры растительного, животного и минерального мира. Все предметы, имеющие постоянную структуру, сохраняют свою форму, качественные и количественные характеристики неизменными. А так как построение пространственной структуры происходит по определенным законам, то с помощью научных методов мы можем установить все элементарные звенья. Присутствие первичной субстанции определяет индивидуальность каждого предмета, наделяя его отличительными чертами. Например, кристаллы различных видов минералов различаются по строению пространственной кристаллической решетки, по типу входящих в их состав атомов и т. д. Но даже кристаллы одного минерала имеют индивидуальные отличия. Эта индивидуальность обусловлена наличием в первичной субстанции сознательного созидающего начала, которое неизменно присутствует во всех формах существования материи. 

Рассматривая морозный узор на окне или снежинку, мы видим, что они образуются, несмотря на все их многообразие, в соответствии с определенными, обязательными для всех законами природы; подчиняясь таким же законам, развивается растение. И все процессы жизнедеятельности человека и само его существование также определяется общими для всех форм существования материи законами. 

Если человек в высшей степени здоров и разумен, то он стремится по мере возможности вести здоровый образ жизни, поддерживая тело и душу в состоянии гармонии. Но человеку дана свобода выбора, и неразумный человек ведет образ жизни, разрушающий его тело и душу. 

Это следующая характеристика первичной субстанции -возможность изменения. Иными словами, действие первичной субстанции может вызывать как порядок, так и хаос или, более конкретно, делать человека больным или здоровым. И самое важное, что человек может не только наблюдать изменение действия этой субстанции, но может сам изменять направление в нужную сторону. Т. е. человек своими действиями может либо нарушить гармонию в организме, либо наоборот - восстановить ее. 

Первичная субстанция присутствует во всех материальных телах, не нарушая их структуру и не изменяя качественных или количественных характеристик. На практике мы определяем это, замеряя магнитные и другие поля различных предметов. Сила, связывающая элементарные структурные единицы материальных тел, - это не что иное, как проявление действия первичной субстанции. Таким образом, мы видим, что первичная субстанция присутствует во всех материальных телах, не разрушая и не замещая их и не изменяясь сама. 

Первичная субстанция, находящаяся в активном веществе, управляет телом, в котором находится, и контролирует его. Это то, что мы называем "жизненной силой": организм не двигается, не мыслит и не функционирует, если он лишен "жизненной силы", которая осуществляет непрерывную связь между высшими и низшими формами существования материи. Тело, лишенное первичной субстанции, исключается из этой цепочки и разрушается, т. е. человек умирает. 

Энергия первичной субстанции поддерживает всеобщий порядок. Именно благодаря этой энергии все минералы, растительные и животные организмы существуют в том виде, в котором мы их наблюдаем. 

Но первичная субстанция не только управляет каждым отдельным материальным предметом, она еще и связывает их в единую гармоничную систему. Обратите внимание на устройство видимой Вселенной: звезды и планеты движутся в определенном порядке, не сталкиваясь друг с другом, и этот порядок остается неизменным миллионы лет. Всю этугармонию определяет и поддерживает первичная субстанция. 

Но самое удивительное, что мы можем наблюдать, - это скоординированность всех органов и систем организма, которая осуществляется жизненной силой. Материя, не обладающая жизненной силой, мертва и не может эволюционировать в высшую форму существования. При помощи жизненной силы божественный Творец дает возможность осуществить всем одухотворенным существам их высочайшее предназначение. 

Материальные предметы могут самостоятельно разлагаться на свои структурные составляющие, вплоть до элементарных частиц. Например, белок можно разложить на молекулы, которые его образуют, а молекулы, в свою очередь, на атомы. Но более простая форма существования материи никогда самостоятельно не перейдет в более высокую. Этот переход определяется только Высшей силой, которая регулирует поток энергии от начальных форм к конечным. 

Я думаю, теперь вам становится понятно, что ничто в нашем мире не существует без причины и все созидательные процессы направлены в сторону исполнения Высшего предназначения. Если что-то выпадает из этого непрерывного процесса, то становится бесполезным. Каждое происходящее событие имеет свою причину и свое следствие, и все процессы развиваются согласно законам природы, которые постоянны, неизменны и обязательны для всех. И когда вы наблюдаете какой-то процесс, то, основываясь на знанииистинных законов, вы можете установить причину и предсказать следствие. 

Первичная субстанция может существовать в виде простого вещества, сложного или комплексного, но она никогда не изменяется и не нарушает гармонию, а плавно переходит из одного в другое, не разрывая звеньев в цепочке. Эти переходы изучает наука химия. К примеру, молекула йода состоит из двух атомов йода, причем они соединены гармонично в соответствии со своими индивидуальными особенностями. Когда простые вещества соединяются согласно законам природы, они не изменяют свойства ни одного участвующего в таком соединении простого вещества, и, зная законы химии и используя необходимые реагенты, сложное вещество опять можно разложить на составляющие его простые вещества, причем свойства простых веществ не изменятся. 

Таким же образом все простые вещества, образующие организм человека, сохраняют свою индивидуальность, и их всегда можно распознать и выделить. Такую комбинацию можно создать искусственно, но это не будет новая форма существования материи, т. е. живое существо, а будет просто комплексное соединение. Когда подобная сложная система включена в общий цикл перехода одной формы существования материи в другую и подчиняется жизненной силе, только тогда она является более высокой формой существования материи, т. е. переходит на новый качественный этап своего развития. Эта жизненная сила, присутствие которой делает сложную смесь простых веществ живым организмом, и есть то, что называют "душой", - происходит качественный скачок. 

Многие великие философы пытались через изучение тела человека определить, что такое "душа". Но основная их ошибка заключалась в поисках особого места в человеческом организме, где могла бы "обитать" душа. Мы теперь знаем, что душа не может быть локализована в каком-то определенном органе или системе органов. 

Рассматривая первичную субстанцию, мы не можем оперировать такими категориями, как время, место или пространство, т. к. это не количественная, а качественная категория, причем абсолютная. 

Это утверждение прекрасно иллюстрируется следующим примером: вы назначаете пациенту Sulfur 200 и через некоторое время обнаруживаете, что он больше не дает эффекта. Тогда вы даете Sulfur 1000 и тут же убеждаетесь в его лечебном действии. Тут совершенно ясно, что мы имеем дело с качественным показателем, а никак не с количественным. 

Первичная субстанция способна адаптироваться. Человек, основываясь в своих рассуждениях только на внешних проявлениях, создал так называемую "научную картину мира" и, исходя из этой ложной доктрины, пытается изменить окружающий его мир. 

Бесспорен факт, что человек способен адаптироваться к условиям окружающей среды. Но каким образом это происходит? Общеизвестно, что мертвое тело не может адаптироваться к условиям окружающей среды. Анализируя этот факт, мы придем к выводу, что это первичная субстанция сама адаптируется к окружающему миру и адаптирует свой "дом". И именно поэтому человеческий организм может функционировать и в жару и в холод, и в сыром климате и в сухом, и т. д. Внешняя среда, окружающая человека, сама по себе не производит в организме никаких изменений, т. е. она является не причиной, а всего лишь внешним фактором, к которому нужно приспособиться. 

Жизненная сила, находящаяся в организме, является отображением души, а душа - это не что иное, как первичная субстанция. Все то, что есть в душе, действует и существует внутри каждой частицы человеческого тела, таким образом, первичная субстанция действует как жизненная сила. Первичная субстанция, находясь в человеческом теле, делает его одухотворенным, способным приспосабливаться к изменяющимся условиям внешней среды и к дальнейшему развитию и совершенствованию. Она регулирует деятельность всех частей организма, сохраняя гармонию между разумом и волей. Как только происходит какое-нибудь нарушение в жизненной силе, сразу же появляются патологические состояния, свидетельствующие о нарушении порядка внутри организма. Когда жизненная сила пребывает в своем нормальном состоянии, тогда человек здоров, и наоборот - изменение нормального состояния жизненной силы проявляется в виде соответствующего заболевания. 

Жизненная сила в естественном состоянии в человеческом теле является созидающей. Она поддерживает организм в неизменном состоянии, непрерывно воссоздавая новые структурные элементы взамен погибших. Когда жизненная сила покидает тело, то мы видим, что оставшиеся без контроля силы по своей природе разрушительные, деструктивные. Когда эти силы доминируют и не контролируются жизненной силой, то организм сразу же начинает разрушаться. 

Итак, мы видим, что жизненная сила является конструктивной или созидающей, а ее отсутствие приводит к смерти и разрушению. 

Если мы исследуем самую простую форму живого организма, то убедимся, что он состоит из тех же самых структурных элементов, что и самая высокоорганизованная форма жизни, и, более того, она имеет все те же самые признаки живой материи: она способна к самовоспроизведению, она двигается, питается и т. д. 

О любой живой материи, от самой простой, до самой высокоорганизованной, мы можем сказать, что она обладает индивидуальностью, движется, питается, размножается и может быть убита. 

Характерные черты живой материи не обнаруживаются при химическом анализе, и, следовательно, на уровне химического анализа протоплазма уже не существует. И действительно, при химическом анализе мы обнаружим, что протоплазма состоит из углерода, кислорода, водорода, азота и серы, но не сможем обнаружить присутствие жизненной силы. Мы можем соединить вместе 54 части углерода, 21 часть кислорода, 16 частей азота, 7 частей водорода и 2 части серы и что же получим в результате? Только сложную смесь, но не то вещество, которое мы раньше определили как протоплазму. Живой материю делает только присутствие жизненной силы, которую нельзя обнаружить с помощью физических или химических методов анализа: вес тела после смерти не меняется и химический состав остается тем же. 

Мы можем рассматривать первичную субстанцию только как чистую энергию или движущую силу. Инертное вещество имеет в своей природе не только свое собственное отождествление первичной субстанции, но и определенную степень отождествления. В человеческом организме первичная субстанция также отождествляется в разных степенях: наиболее высокие - воля и разум, наиболее низкие - отдельные ткани. Но эти степени непрерывно переходят друг в друга, образуя единое целое. В каждой отдельной клетке отождествляются все степени первичной субстанции, иначе организм не был бы единой системой, но и каждая отдельная ткань - свое собственное характерное отождествление первичной субстанции, так же как и любой инертный элемент. 

Silicea,используемая нами в качестве лекарства, имеет все степени отождествления первичной субстанции, которые мы можем выделить с помощью потенцирования. Назначаемая в 30-ой потенции, Silicea способна устранить определенные болезненные состояния, проявляющиеся на самом низком, физическом уровне. Но для устранения болезненных проявлений на более высоких уровнях мы должны с помощью потенцирования получить более высокую степень отождествления первичной субстанции. 

Любая материальная структура во Вселенной имеет свою ауру или атмосферу, в т. ч. и человек, и вообще все живые существа. Ауры одних веществ настолько сильны, что человек может обнаружить их с помощью органов чувств, а ауру других, наоборот, не в состоянии ощутить. 

Взаимодействие между двумя первичными субстанциями является такой же реальностью, как и атмосфера, благодаря которой мы с помощью органов чувств узнаем и оцениваем различные предметы. Причем различные уровни могут находиться между собой как в гармоничном состоянии, так и в состоянии противостояния. Если они пребывают в состоянии гармонии, то происходят созидательные процессы, а если в состоянии противостояния - разрушительные. Созидательные процессы постоянно сменяются разрушительными: старые формы существования материи разрушаются, чтобы из их обломков могли возникнуть новые, т. е. происходит постоянный круговорот материи во Вселенной. 

Существуют причины и существуют следствия. В этом физическом мире мы можем видеть глазами, ощупывать пальцами, нюхать носом и слушать ушами, т. е. с помощью органов чувств мы можем ощущать следствия. Причины нельзя обнаружить с помощью наших пяти органов чувств - это область сознания, и установить причину мы можем только с помощью своего разума. 

Все, что мы видим вокруг себя, т. е. материальный мир, -это следствия; причины непосредственно мы наблюдать не можем. Но с помощью разума мы можем их постичь, и очень важно, чтобы человек рассматривал все процессы, происходящие в материальном мире, как следствия, а не принимал бы их за причину, отталкиваясь от которой, он попыталсябы понять законы мироздания. Воспринимая материальный мир как следствие, человек будет понимать и следовать законам природы. Гомеопатия рассматривает видимые проявления болезни как следствие, а все ее законы и принципы подчиняются вышесказанному. Врач-гомеопат видит причины болезни не в ее физическом проявлении, а в нарушении состояния гармонии жизненной силы: нет такого патологического процесса, который можно рассматривать отдельно от изменения состояния жизненной силы, и невозможно вылечить заболевание, не приведя в гармоничное состояние первичную субстанцию. Поэтому мы изучаем возможные способы изменения состояния жизненной силы, чтобы понять причины возникновения патологий. Мы потенцируем свои лекарства, чтобы выделить их первичную субстанцию, которая является сутью лекарств. Чтобы лекарство стало подобным, оно должно быть подобно качеством и действием причине болезни. 

 

Лекция 9 ПЕРВИЧНЫЕ НАРУШЕНИЯ ЖИЗНЕННОЙ СИЛЫ 

"Органон", 10: "Материальный организм без этой жизненной силы не способен ни к каким-либо впечатлениям, ни к деятельности, ни к самосохранению. Только нематериальнаядинамическая сила, присущая материальному организму в здоровом и больном его состоянии (жизненная сила), может управлять всеми его ощущениями и отправлениями". 

11: "При наступлении болезни первоначально поражается эта духовная, повсюду присущая телу, самостоятельная(автоматическая) жизненная сила враждебным жизни, динамическим влиянием болезненного деятеля; только вследствие такого ненормального влияния жизненная сила может сообщать телу неприятные впечатления и нарушать его правильную деятельность, что мы называем болезнью. При этом невидимая, но узнаваемая только по действиям организма жизненная сила проявляет свое болезненное расстройство единственно изменениями ощущений и деятельности организма, доступными чувствам наблюдателя и врача, короче, болезненная деятельность этой силы выражается только болезненными припадками и ничем иным не может выражаться". 

Совершенно ясно, что в этих параграфах С. Ганеман пишет о том, что именно нарушение внутреннего состояния организма, нарушение гармонии или равновесия является причиной появления состояний и симптомов, которые мы называем болезнью. То есть эти патологические проявления являются симптомами, с помощью которых организм указывает на болезнь. Нематериальная жизненная сила присутствует во всех частях организма, и ее нарушение сказывается на всем организме, на каждом органе и в каждой клетке. В дальнейшем мы увидим, что патологические изменения в клетке являются следствием нарушения состояния жизненной силы, и эти нарушения нематериальной жизненной силы являются первичной причиной всех изменений в органах и тканях, а проявляются они сначала в ощущениях, и грамотный врач может распознать патологический процесс задолго до появления видимых патологических изменений на физическом уровне. Пациент сам чувствует эти изменения с помощью своих ощущений и начинает неосознанно тревожиться. Внутренняя сущность способна к саморегулированию, но только тогда, когда она свободна от внешнего разрушающего воздействия. Если не устранить такое воздействие, то организм неизменно погибнет. 

Примером такого внешнего воздействия может служить проникновение в организм первичной субстанции, имеющей форму или суть болезни, т. е. инфицирование различными патогенными возбудителями. Каждая причина, вызывающая болезнь, имеет материальную оболочку. Если бы она не имела физической формы, то не смогла бы воздействовать на материальное вещество в его естественном состоянии. Более того, причина болезни связана со всеми формами существования материи: от самых простых до самых сложных, от начальных до конечных, от внутренних до внешних. Поэтому заболевание развивается изнутри наружу через ряд степеней от высоких до более низких, т. е. сначала проявляются психические симптомы, потом функциональные и только в самом конце - физические. Все те изменения, которые можно обнаружить с помощью лабораторных исследований, являются лишь следствиями болезни, ее проявлением на самом низком, физическом уровне, а причину, которая является нематериальным фактором, невозможно обнаружить никакими, даже самыми современными способами. То, что пригодно для изучения материальных объектов, не годится для изучения нематериальных субстанций. 

Болезнетворные факторы, о которых пишет С. Ганеман, -это не что иное, как самые низшие формы существования простой материи, например, вирусы или бактерии, но причиной болезни являются не сами вирусы, а их внутренняя составляющая. Эти низшие формы существования живой материи были бы сами по себе безвредными для человека, если бы не первичная субстанция, заключенная в них, которая и нарушает гармонию жизненной силы человека. 

Когда жизненная сила выведена из состояния равновесия причиной болезни, находящейся внутри вируса в форме первичной субстанции, только тогда человек начинает ощущать части своего тела. Если жизненная сила пребывает в состоянии гармонии, человек не ощущает своего тела. Когда вы, расслабившись, сидите в любимом кресле, находясь в состоянии покоя и равновесия, ваши глаза, волосы, уши и т. д. ничем не напоминают о себе и вы просто забываете о них. 

Но так бывает только тогда, когда все органы и системы функционируют нормально. Когда появляются какие-нибудь нарушения в их работе, человек начинает ощущать больные части своего тела. Пациент говорит: "Я чувствую распирание в области печени" или "Я чувствую уколы в сердце" и т. д. Подобные беспокоящие ощущения являются внешними проявлениями изменений внутреннего состояния организма, вызванных нематериальной причиной. Мы можем считать, что это Провидение помогает грамотному врачу с помощью этих болезненных состояний распознать болезнь и указывает на необходимое лекарство. 

Целью работы любого врача должно быть полное устранение всех патологических проявлений, т. е. установление внутренней гармонии в организме, ибо только тогда исчезнут все болезненные проявления. 

Но можно ли считать лечением назначение дозы морфина для устранения проявлений болезни? Разумеется, нет. Это глупость - с помощью больших доз сильнодействующих препаратов подавлять проявление болезни. Патологические состояния появляются только при выведении из состояния равновесия жизненной силы, и только изменения в состоянии жизненной силы вызывают те изменения в процессах жизнедеятельности, которые мы называем болезнью. 

Как мы видим, понятие "болезнь" в гомеопатии кардинально отличается от понятия "болезнь", принятого в аллопатии, где под "болезнью" понимают симптомокомплекс, вызванный органическими изменениями в органах или тканях, но это следствие болезни. Большая часть патологических состояний, которые в аллопатии определяются как "болезнь", например, раковые поражения, параличи, Брайтова болезнь и т. д., в понимании врача-гомеопата являются не болезнью, а результатом болезни. Называть определенную группу симптомов болезнью одного органа, а другую группу симптомов -болезнью другого органа у одного и того же человека - в корне неправильно. Такое понимание болезни обычно приводит к серьезным ошибкам при назначении лекарств, которые потом очень трудно, а часто просто невозможно исправить. Всегда следует помнить, что органические изменения являются лишь результатом болезни, а не наоборот. 

Патологические состояния врач может обнаружить только через болезненные ощущения и внешние проявления болезни. У нас нет иных способов обнаружить нарушения состояния нематериальной субстанции, кроме восприятия патологических ощущений, и если таковых не будет, то врач не сможет устранить это нарушение, т. е. не сможет излечить пациента. Существуют настолько больные люди, что им невозможно вернуть здоровье. У тех людей, которых невозможно излечить, и у людей, у которых внутренние структурные изменения происходят медленно, нет внешних патологических проявлений. Как правило, такие пациенты постоянно меняют врачей, но никто не может их излечить. Когда появляются необратимые органические изменения в жизненно важном органе, все ранее имеющиеся симптомы исчезают. 

Это особенно четко проявляется при злокачественных перерождениях. Симптомы, беспокоящие человека годами, исчезают, и пациент говорит: "А знаете, доктор, симптомы, которые были у меня всю жизнь, исчезли". Но это были как раз те проявления болезни, которые могли бы умному врачу указать и на природу болезни, и на необходимое для излечения лекарство. 

Некоторые врачи с апломбом заявляют, что через несколько лет появится лекарство от рака, имея в виду только симптомы, вызванные раковым перерождением ткани, которые, как мы знаем, являются следствием, но не причиной ракового заболевания. Такие горе-врачи не имеют никакого понятия о той огромной разнице, которая существует между симптомами результатов болезни и симптомами самой болезни. Врачи, избавившие пациента от раковой опухоли и считающие его излеченным, не понимают, что для излечения пациента необходимо вернуться к истокам болезни и взять для выбора лекарства симптомы, характеризующие саму болезнь, а не те симптомы, которые характеризуют органические поражения тканей как следствие заболевания. При раковых заболеваниях первоначальные симптомы, как правило, уже исчезли: они, как выражаются мои коллеги,подавлены. В подобных состояниях на первый план выходят следствия болезни, такие как отеки, септические состояния, абсцессы и т. д. Эти проявления вызывают очень сильные страдания, на которых и сосредоточено все внимание больного человека, а на остальные, более слабые проявления болезни он просто уже не обращает внимания. Врачи, подбирающие препараты по симптомам этих второстепенных состояний, не имеют успеха в лечении, т. к., назначая, например, Silicea при абсцессе бедренного сустава, Bufo приэпилепсии и т. д., они дают лекарство, исходя из одной группы симптомов и оставляя без внимания другие, более важные, т. е. не учитывая всей совокупности проявлений болезни. 

Подобную практику нельзя назвать гомеопатическим лечением. Такие врачи обычно говорят близким больного: "Я сделал все, что мог, но увы...", хотя на самом деле они не сделали ничего для больного, кроме создания видимости лечения. Это пародия на гомеопатию. 

Опытный врач способен "слышать" признаки и симптомы заболевания еще задолго до того, как появятся патологические изменения в тканях, и по этим проявлениям он подбирает единственно верное лекарство, особенно если пациент еще не принимал никакие другие вредные лекарства, способные исказить клиническую картину. Больной организм четко и ясно "говорит" о своем заболевании и указывает на необходимое лекарство, и умный врач хорошо понимает этот "язык". Но врач, который не способен воспринять проявления болезни в целом, который не может отличить симптомы, представляющие болезнь как таковую, от симптомов, представляющих следствия болезни, никогда не сможет успешно применить на практике гомеопатический метод. Пока врач-гомеопат не может четко различать симптомы самой болезни и симптомы органических поражений, появившихся как следствие болезни, он не может начинать лечебную практику. 

Довольно часто практикующие гомеопатию врачи спрашивают у меня, какой препарат я назначаю в том или ином конкретном случае. Такие вещи просто не укладываются у меня в голове, и я смотрю на такого человека как на полного профана в гомеопатии. Я, действительно, часто теряю терпение и выдержку, становясь грубым, когда слышу подобные вопросы, особенно если их задают старые, поседевшие врачи, практикующие гомеопатию уже много лет и претендующие на роль мэтров в этой области медицины, или когда они же с важным видом, не колеблясь, заявляют, что лучшее лекарство от эпилепсии это такое-то и т. д. Какая чушь! Это лекарство не соответствует тем проявлениям и симптомам болезни, которые были у пациента до появления этих органических изменений в тканях, и когда врач подбирает лекарство, исходя только из патологического состояния, вызванного органическим поражением, он не учитывает индивидуальные особенности больного человека, являющиеся главным, определяющим фактором для выбора лекарства. 

Чтобы найти необходимый для излечения пациента препарат, не нужны симптомы результата болезни, нужны симптомы самой болезни. Организм способен самостоятельно восстановить пораженные в результате болезни ткани, если врач сумеет устранить причину болезни. Если же последствия болезни нельзя полностью устранить, то организм после устранения причины болезни опять же самостоятельно скомпенсирует эти последствия самым оптимальным образом, таким, чтобы появившиеся органические изменения минимально влияли на состояние здоровья. Нет необходимости устранять хирургическим путем, к примеру, фибринозные спайки, т. к. при устранении причины, приведшей к появлению этих спаек, человек нормально живет многие годы и эти тканевые препятствия его практически не беспокоят. 

Искать панацею от рака - бесполезное занятие. Когда врач-гомеопат подбирает лекарство для пациента, у которого имеется раковое перерождение, вы не поверите, какие удивительные изменения происходят в состоянии, казалось бы, безнадежного (с точки зрения аллопатической медицины) больного, если препарат правильно подобран по симптомам, предшествующим раковому заболеванию. Рак - это результат нарушения, которое должно и может быть полностью излечено. 

Мы разбираем этот вопрос так подробно, потому что различие между симптомами самой болезни и симптомами результата болезни затрагивается во многих параграфах "Органона". Истинные болезненные проявления здорового организма - вот что мы должны рассматривать в первую очередь. Предполагается, что организм вначале находится в здоровом состоянии, исправно функционируя, и тогда болезненные проявления являются для врача предвестниками нарушения отдельной части организма, а в дальнейшем нарушается функционирование всего организма. Пациенты на приеме рассказывают врачу о беспокоящих их ощущениях в различных частях тела - онемении пальцев, покалываниях в сердце, болях в желудке и т. д. Здоровый человек не ощущает своего тела. Например, отхождение стула в норме не сопровождается болями в прямой кишке. Если же появляется жжение и тенезмы, то человек обязательно обращает на это внимание и эти проявления являются симптомами определенного патологического состояния. Когда у пациента восковидная кожа, он бледен, имеются различные узелки и гнойнички, варикозные вены на ногах, красные воспаленные глаза и т. п., врач может сам увидеть эти проявления болезни. Но существуют такие ее проявления, которые врач сам увидеть не может, и пациент также может о них не знать: об этих симптомах рассказывают близкие родственники, как правило, мать или супруг. 

Совокупность всех собранных симптомов дает врачу представление о болезни. Теперь эти симптомы необходимо разложить по времени их появления, посмотреть, как они изменялись, и попробовать понять, почему. Иногда эти изменения вызваны неправильным лечением, и та клиническая картина, с которой пациент сегодня пришел на прием, разительно отличается от наблюдаемой, скажем, 10 лет назад до начала лечения. 

Врач должен постараться проследить изменение состояния на всем протяжении болезни - от ее начала и до сегодняшнего дня. Очень часто оказывается, что наблюдаемые в данный момент проявления болезни вызваны органическими поражениями различных органов и представляют из себя клинические проявления следствия болезни, а не ее причину. Опытный врач может предсказать, в каких органах и в какой форме у человека проявятся органические изменения, т. е. он может указать патологоанатомам, где и что нужно смотреть. 

Я считаю, что врач должен тщательно изучать симптомы больного человека, вместо того, чтобы просто "ставить диагноз" туберкулеза легких, органических поражений сердца или печени и т. д. Симптомы не лгут и не зависят от мнения людей, яростно спорящих над человеческим телом о причине болезни не с целью понять болезнь или излечить страждущего, а с целью поддержать свою репутацию, чтобы брать еще больший гонорар за свои бесполезные советы. 

Умение хорошо разбираться в симптомах, оценивать тяжесть болезни и прогнозировать ее течение на основании имеющегося симптомокомплекса - это необходимые требования к любому врачу-гомеопату. Многие врачи-аллопаты говорят: "Что может знать о болезни этот гомеопат? Ведь он даже не осмотрел пациента!" Я считаю, что после того, каксобран анамнез, врач может провести физический осмотр пациента, если считает это необходимым. Но никогда не следует данные физического осмотра ставить на первый план: 

истинное изучение болезни заключается в сборе и анализе всей совокупности проявлений болезни, а уметь собирать и анализировать симптомы это значит уметь находить единственно нужное лекарство. Изучайте физические проявления сколько хотите, но не забывайте тщательно анализировать все имеющиеся симптомы, стараясь понять значение этих физических проявлений. 

Вы не сможете правильно собирать и анализировать проявления болезни, пока досконально не изучите анатомию мозга и нервной системы. Врач должен знать не столько латинское название нерва, сколько его месторасположение и какие органы он иннервирует. 

Врач должен быть сведущим в анатомии и физиологии, но, изучая симптомы, он приобретает такие познания в физиологии, которые невозможно получить никаким другим способом, ведь артерии, нервы, мышцы и другие структурные элементы человеческого тела привлекают к себе внимание только тогда, когда они перестают нормально функционировать. Изучая патогенезы различных препаратов, можно многое узнать об истинной патологии. Патологическая анатомия не представляет никакой пользы для выбора лекарственного средства, но знание истинной патологии часто помогает понять болезнь, принося этим неоценимую пользу практикующему врачу. 

 

Лекция 10 МАТЕРИАЛИЗМ В МЕДИЦИНЕ 

Некоторые параграфы теперь будут не более чем резюме тем, о которых уже говорилось ранее. В предыдущих лекциях я уже достаточно подробно разобрал эти моменты, потому что было естественно сделать это в связи с рассматриваемыми темами. Я еще раз бегло пройдусь по ним. 

В 13 "Органона" С. Ганеман пишет: "...болезнь (если только она не принадлежит оперативной хирургии) отнюдь не должна считаться чем-то материальным, возникающим в живом организме, как это предполагают аллопаты, но невещественным, неосязаемым и неуловимым деятелем". 

Материалистический взгляд на природу существовал и во времена С. Ганемана. Распространен он и в настоящее время, хотя это и кажется невозможным для большинства трезвомыслящих людей. Материалисты отвергают все те явления, которые не укладываются в рамки существующих законов. Они просто игнорируют все, что не может быть взвешено и измерено, заявляя, что оно существует только в воображении человека. Причину всех происходящих явлений материалисты ищут в материальном мире, хотя это и бессмысленно. 

Существует мир живой и мир мертвой материи. Сознание и материя соотносятся друг с другом как причина и следствие. Причины нематериальны, материальны лишь следствия. Мы наблюдаем движение материи, но разумный человек, только размышляя, может обнаружить причину, являющуюся нематериальной первичной субстанцией, материалист просто не может установить эту причину, т. к. заранее ее отвергает. 

Прекраснейшим подтверждением вышеизложенного является действие наших препаратов на организм человека в различных потенциях, от самых низких до самых высоких. При лечении хронических болезней на многочисленных примерах вы сможете убедиться, что антипсорический препарат будет причиной изменений, целебных или нет, на всех уровнях организма. Эти пять-семь уровней не что иное, как степени организации первичной субстанции. 

"Органон", 14: "По бесконечной благости Жизнедателя, всякое невидимое болезненное настроение в недрах человеческого организма неизменно и необходимо выражается болезненными признаками или симптомами, доступными наблюдению врача". 

Мы уже говорили об этом. Заболевание, которое можно вылечить, имеет четко выраженные проявления, указывающие на необходимое лекарство. Неизлечимое заболевание проявляется в виде отдельных слабовыраженных симптомов, и по отсутствию четких проявлений врач часто может узнать неизлечимую болезнь. Наблюдая постепенное ухудшение общего состояния больного человека при отсутствии выраженных симптомов, врач понимает, что этого пациента нельзя вылечить. 

Все излечимые заболевания проявляются выраженными болезненными состояниями и симптомами, назначение которых состоит в привлечении внимания человека к нарушению в жизненной силе, в помощи понимания врачом природы этого нарушения и указании на необходимое лекарственное средство. Но эти проявления болезни может понять только подготовленный врач: когда человечество пребывает в невежестве или господствует материализм, усилия организма подобны посеву семян на каменистую почву, т. к. нет того, кто способен понять их значение. Образы болезни формируются непрерывно, и нужен лишь человек, способный их понять. Но увидеть эти признаки и оценить их может лишь человек, усвоивший гомеопатическое учение. 

В этом параграфе С. Ганеман также пишет о Божественном провидении. Только эта вера в Божественное провидение помогла нашему Учителю познать закон подобия. Когда его малолетние дети были при смерти после лечения сильнодействующими аллопатическими лекарствами, С. Ганеман не мог поверить, что Творец разрушает детские организмы с помощью таких грубых субстанций, и стал искать другое объяснение. 

С. Ганеман не был первым, кто сформулировал закон подобия. Еще Гиппократ писал в своих сочинениях, что болезнь может быть излечена либо противоположным, либо подобным. Но Учитель заново открыл этот закон подобия экспериментальным путем и сформулировал основные принципы гомеопатии. В последующем он опять же опытным путем подтвердил правильность этих принципов и строго следовал им в своей практике, приобретая опыт и становясь мудрее. 

Очень немногие, читая впервые "Органон", способны увидеть в нем что-то кроме слов, и только в дальнейшем, накапливая опыт и строго следуя законам и принципам гомеопатии, мы понимаем, насколько необходима нам эта книга. Хотя я изучаю "Органон" уже в течение многих лет, но все равно каждый раз при прочтении этой книги я нахожу для себя что-то новое: постоянное изучение "Органона" приводит ко все более глубокому его пониманию. 

В 15 еще глубже объясняется система управления организмом, которую мы так подробно разбирали в предыдущих лекциях. Все, что распространяется из центра, должно рассматриваться в непрерывной связи с этим центром. Здоровое состояние организма - это следствие согласованной деятельности всех его частей, и весь организм должен рассматриваться как единое целое. Иными словами, состояние здоровья - это результат гармоничного управления из центра. 

С другой стороны, когда человек заболевает, он все равно продолжает оставаться единым целым, и следует рассматривать его также как единое целое. Не следует думать, что при нарушении деятельности какой-то одной системы организма остальные его системы продолжают функционировать в прежнем режиме. Вовсе нет: нарушение в одной системе вызывает нарушения и в других системах. 

Существуют три различных фактора, изучение которых формирует целостное восприятие лекарственного патогенеза: 

изучение человека в здоровом состоянии, изучение больного человека и изучение действия лекарства на здоровых людей. Каждое лекарство должно быть вначале изучено как единое целое, и только потом можно сравнивать действие различных лекарств. 

Начинать сравнительное изучение патогенезов различных лекарств, описанных в Ма1епа Меа1са, без знания патогенеза каждого лекарства в отдельности - это ошибка. К такому мнению я пришел через опыт моей преподавательской практики. Сначала я своим студентам давал характеристики препаратов в сравнении их патогенезов, считая этотметод обучения наиболее удачным, но потом отказался от него, и теперь я даю каждый препарат отдельно в совокупности всех его симптомов и таким же образом советую изучать болезни. Когда врач полностью изучил какое-то лекарство или какую-то болезнь, только тогда он может их сравнивать. Только хорошо зная клинические проявления той или иной болезни и патогенез того или иного лекарства, вы можете увидеть связь между лекарством и болезнью. Например, симптомы кори в патогенезе одного лекарства, симптомы сифилиса в патогенезе другого, псориаза - в патогенезе третьего и т. д. 

Только после этого вы будете готовы перейти к тому, что можно назвать индивидуализацией, т. е. от общей клинической картины заболевания мы переходим к частной, проявляющейся именно у данного пациента, и только потом мы можем заниматься сравнением патогенезов различных лекарств, выбирая для нашего пациента наиболее подобное. 

Это классический метод изучения гомеопатии, внедренный С. Ганеманом, и, только следуя по такому пути, можно стать истинным врачом-гомеопатом, используя нашу Materia Medica с удивительной точностью и максимальной пользой. 

 

Лекция 11 БОЛЕЗНЬ И ЛЕКАРСТВО КАК ДИНАМИЧЕСКАЯ СИСТЕМА 

"Органон", 16: "Под влиянием вредных деятелей на здоровый организм наша жизнедеятельность как духовная сила может поражаться только динамически, невещественным образом, почему и все болезненные ее расстройства (болезни) могут быть устранены не иначе, как тоже динамическим, духовным воздействием известных лекарственных веществ на нашу жизненную силу, которое передается по ее нервам; итак, лекарства могут восстанавливать здоровье только динамическим действием на жизненную силу". 

В 16 "Органона" рассматриваются три состояния организма: здоровое состояние, когда все системы и органы функционируют нормально, состояние болезни, когда нарушаются процессы жизнедеятельности, и состояние при лечении, в частности способы устранения этих нарушений. 

Когда человек совершенно здоров, то какие бы материальные болезнетворные факторы ни действовали на него, они не вызовут нарушения гармонии в Организме, и, следовательно, не возникнет болезненное состояние. Если даже появится какая-то местная реакция на действие этих факторов, она не будет проявлением острого или хронического заболевания, а тем более миазма, и эта реакция исчезнет без следа сама по себе, как только прекратится действие болезнетворного фактора. Только при действии нематериальной первичной субстанции, способной воздействовать непосредственно на саму жизненную силу, выводя ее из состояния равновесия, появляются внешние патологические проявления, которые мы называем симптомами болезни. Только такое внутреннее действие на жизненную силу способно вызвать патологические состояния, которые мы называем истинными болезнями. 

Какой бы внешний фактор ни действовал на ткани организма или его функции, он способен вызвать только временное нарушение здоровья, которое после прекращения действия этого фактора организм устранит самостоятельно, без посторонней помощи. 

Возьмем, к примеру, вещества, используемые в аллопатической медицине как лекарства. Мы можем дать больному эти средства, скажем, в качестве слабительного или рвотного -организм пройдет через это потрясение и через непродолжительное время снова возвратится в свое первоначальное состояние. Только длительное непрерывное использование высокотоксических аллопатических препаратов может привести к развитию так называемой "лекарственной болезни", но и она, как правило, затрагивает более поверхностные уровни организма по сравнению с истинными болезнями. 

Возьмем, к примеру, оспенный яд. Если человек проглотит оспенные струпья, он их просто переварит, в худшем случае у него будет расстройство пищеварения и не более того. Но вдыхание воздуха, содержащего ауру оспы, приводит к появлению у человека с соответствующей восприимчивостью клинических проявлений тяжелейшего заболевания - ветряной оспы с периодом нарастания, периодом наибольшей выраженности и периодом улучшения, как и у истинных болезней. То есть в этом случае поражается сама жизненная сила и нарушение распространяется изнутри наружу, проявляясь изменениями в тканях и, в частности, на коже. 

С. Ганеман в этом параграфе утверждает, что ничто, кроме первичной субстанции, не может внедриться в систему и стать причиной болезни, острой или хронической. Никакая болезнь не может внедриться в систему через свои материальные проявления, а только лишь в нематериальной форме. Причиной всех болезней, известных человеку, являются различные формы первичной субстанции, т. е. они по своей природе нематериальны и никогда не могут быть обнаружены в естественном виде методами химического анализа или с помощью микроскопа. 

Причину болезни можно выявить только по вызываемым ею результатам (последствиям), и ее нельзя исследовать с помощью обычных органов чувств. Изучать причину болезни мы можем только по ее следствиям. Все, что можно увидеть, почувствовать или обнаружить с помощью микроскопа, есть лишь проявления болезни, ее следствие. Только путем логического мышления, прослеживая всю цепочку от начала до конца и обратно, мы сможем понять, что причина болезни нематериальна. 

Могут быть нарушены функции организма или поражены ткани от действия каких-то внешних факторов, но невозможно, чтобы внешние проявления болезни появились без изменения внутреннего состояния. 

Не может быть никакого лекарства, которое бы полностью излечивало болезнь, не установив при этом гармонию жизненной силы. Выведенная из состояния равновесия жизненная сила может быть возвращена в исходное состояние только с помощью чего-то подобного по качественным параметрам. Мы подбираем подобные лекарства не по количественным характеристикам, а по качественным. Поэтому гомеопатические препараты могут влиять на различные структурные уровни организма только в тех случаях, когда они подобны по качественным параметрам. 

Человек, организм которого крайне нуждается в сере, может принимать ее внутрь в любых количествах, которые только способен выдержать его кишечник, может втирать ее в кожу, прибинтовывать к телу, принимать серные ванны, но это не окажет никакого целебного действия. В этих формах лекарство не соответствует качественно его болезни, оно не влияет на организм на том уровне, на котором он поражен, и поэтому лекарство не может воздействовать на причину болезни и изнутри устранить внешние причины болезни. Это относится ко всем случаям, когда препараты применяются в аллопатических дозах - они не могут воздействовать на причину болезни. Мы часто видим, как внешние проявления болезни временно устранялись с помощью аллопатических препаратов, но при исчезновении одних внешних проявлении появлялись другие, т. е. лекарство не действовало на причину болезни, а лишь подавляло внешние симптомы, загоняя болезнь внутрь. 

При острых заболеваниях аллопатические препараты также часто подавляют внешние проявления болезни, но в случае острого заболевания, организм, как правило, самостоятельно восстанавливает нарушенное внутреннее равновесие и даже не принимавший никакие лекарства человек все равно выздоравливает (как говорится, "насморк леченый или нелеченый через семь дней все равно проходит"). Но при хронических болезнях аллопатические препараты могут действовать только на внешние проявления, временно улучшая состояние или подавляя симптомы. 

Я вспоминаю то время, когда сам довольно смутно понимал этот вопрос, и хочу вас уберечь от своей ошибки. Я понимаю, что когда я впервые прочитал у С. Ганемана, что только потенцированные лекарства могут излечивать больных, то не понял этого утверждения. У меня не хватало знаний, которые помогли бы понять этот тезис. 

Я начал свою практику в качестве врача-гомеопата, пользуясь лекарствами в низких потенциях и аллопатическими препаратами, стараясь назначать их согласно закону подобия. Но с этими средствами я добивался успеха только при лечении не очень серьезных заболеваний. Я не был удовлетворен результатами своей врачебной деятельности, хотя она и была результативней, чем у моих коллег-аллопатов. 

Через некоторое время, видя временный успех моего лечения, я решил попробовать назначить препарат в 30-й потенции, и, руководствуясь методикой, разработанной С. Ганеманом, я своими руками приготовил Podophyllum 30. 

Хотя в это время была эпидемия поноса с клиническими проявлениями, характерными именно для Podophyllum, у меня все равно не хватало смелости попробовать назначить этот препарат в 30-й потенции, и я давал его в более низких разведениях. 

Однажды ко мне на прием пришла женщина с младенцем, и, пока он был на руках у матери, жидкие желтоватые испражнения стекали на стол. Стул был точно такой же, какой описывается в патогенезе Podophyllum: с ужасным, отвратительным зловонным запахом и такой обильный, что мать постоянно удивлялась, откуда он берется. 

Я решил про себя, что это как раз тот случай, когда следует проверить 30-ю потенцию. Дав ребенку под язык несколько гранул, я отослал мать домой, опасаясь, что ребенок может умереть, т. к. он был очень слаб, лицо заостренное, бледное и искаженное, как у мертвеца, а от тела исходил неприятный запах. 

На следующее утро, объезжая своих больных, я должен был проехать мимо их дома и, честно говоря, ожидал увидеть на двери траурный креп. К своему удивлению, я его не увидел, но зайти не осмелился и поехал дальше. На обратном пути я сделал крюк, чтобы проехать еще раз мимо этого дома, и представьте мое удивление и радость, когда я узнал, что у ребенка все в порядке. 

Тому ребенку больше не понадобилось лекарство, он выздоровел от одной дозы. После этого у меня было еще несколько подобных случаев, и я уже более уверенно назначал Podophyllum 30, который, к моему удивлению и радости, прекрасно действовал. Его действие отличалось от действия препаратов в низких потенциях: излечение было почти мгновенным и всего от одной дозы. Решив, что если один препарат в 30-й потенции так прекрасно действует, то и остальные препараты должны действовать так же, я самостоятельноприготовил тридцатые потенции ста двадцати шести препаратов. Потом я приготовил их в 200-м разведении и использовал с неменьшим успехом. Я постоянно повышал потенции и через несколько лет установил, что чем выше разведение, тем глубже действует препарат. Также я обнаружил, что при лечении хронических заболеваний одна доза лекарства средней потенции выраженно облегчает состояние в течение нескольких недель, а затем опять наступает ухудшение, но при повторном приеме этого же препарата в качественно более высокой потенции состояние больного вновь значительно улучшается. Следовательно, при хронических заболеваниях препарат следует давать в возрастающих потенциях. 

Чтобы вы лучше поняли, что я имею в виду, я расскажу случай из практики. Пациент впервые пришел ко мне на прием лет 15 назад. Так как он был сутулым, внешне очень напоминал больного туберкулезом легких и к тому же жаловался на постоянные катары органов дыхательной системы, я для себя решил, что в скором времени ой умрет от скоротечной чахотки. По имеющимся симптомам был назначен Sulphur 200. На второй день он пришел ко мне в кабинет, жалуясь, что состояние ухудшилось после приема лекарства. К этомувремени я уже достаточно знал про первоначальное ухудшение, поэтому успокоил его и дал ему сахар, сказав, что это другое лекарство. 

К началу второй недели пациент пришел ко мне снова и сказал, что теперь ему стало гораздо лучше, но он не хочет, чтобы я ему давал первое лекарство, а хочет, чтобы емудали второе, которое так хорошо ему помогает. Я не стал с ним спорить, сахара у меня было достаточно, и я снова дал ему сахар. 

Через шесть или семь недель этот пациент снова пришел ко мне, т. к. улучшение прекратилось и состояние его снова ухудшилось. Я дал ему еще одну дозу Sulphur 200, но буквально на другой день он пришел ко мне и прямо с порога заявил: "Вы молодой мошенник. Вы дали мне то же самое лекарство, от которого я заболел в первый раз". Я снова дал емучистый сахар. Улучшение и на этот раз продолжалось шесть или семь недель, а потом он снова пришел ко мне и сказал: "Я не уверен, что Вы правильно лечите мою болезнь, т.к. у меня снова появились прежние симптомы. Я хотел бы, чтобы Вы более внимательно разобрались с моим заболеванием". Я заново расспросил больного и, проанализировавсимптомы, вновь назначил ему Sulphur 200. Через пару дней пациент пришел ко мне и сказал, что не ощущает никаких изменений в своем состоянии, хотя на этот раз он уже не волновался. Я выждал еще несколько дней, но никаких изменений в состоянии здоровья пациента не заметил. Все симптомы указывали именно на Sulphur, и я уже начал думать, не дать ли ему серу в аллопатической дозе? Еще раз внимательно пересмотрев работы наших Учителей, я решил попробовать назначить препарат в более высокой потенции и дал пациенту Sulphur 1000. Через несколько дней он опять пришел ко мне со словами: "Ты, мошенник, снова дал мне то первое лекарство, хотя я уже говорил тебе, что не хочу его принимать". Кое-как я успокоил его, заверив, что через несколько дней ему станет лучше. И действительно, состояние его значительно улучшилось даже по сравнению с первыми улучшениями, и это улучшение продолжалось дольше. Потом я объяснил своему пациенту, что лекарство начинает действовать не сразу и, пока оно не действует, я вынужден был давать другое лекарство, чтобы поддержать организм. Разумеется, я ничего не сказал про сахар. 

Если вы хорошо знаете патогенез назначаемого лекарства, перед приемом желательно сказать больному: "Не тревожьтесь и не удивляйтесь, когда после приема препарата появятся такие-то и такие-то симптомы". В противном случае он будет беспокоиться и, возможно, больше к вам не вернется, обратившись к другому врачу. 

Итак, вернемся к тому случаю, о котором я рассказываю. Первая доза Sulphur 1000 действовала значительно дольше, чем 200, и, когда ее действие кончилось, я дал вторую дозу Sulphur 1000. Однако третья доза не оказала никакого эффекта, и я снова повысил потенцию, дав дозу Sulphur 10 000. Все повторилось точно так же, как и с предыдущими потенциями, за исключением того, что улучшение было значительно сильнее и продолжалось дольше. Когда закончилось действие 10 000-ой потенции, я назначил Sulphur в самой высокой потенции - 50 000, и только эта потенция полностью и на длительное время (вот уже в течение 15 лет) восстановила здоровье моего пациента. 

Подобные практические результаты нашего лечения, которые мы постоянно наблюдали, лучше всего убеждают в истинности гомеопатического лечения: не врачебный опыт приводит к таким великолепным результатам, а строгое следование принципам гомеопатической доктрины, которые постоянно подтверждаются на практике. Пациенту можно назначать большое количество доз и не получить никакого лекарственного эффекта, и лишь при качественном изменении всего лишь одна доза излечит болезнь. 

Третье утверждение, содержащееся в этом параграфе: лекарственное средство будет восстанавливать здоровье только тогда, когда степень потенцирования соответствует уровню нарушения жизненной силы. Например, если нарушение произошло на среднем уровне, то оно будет распространяться на более низкие уровни до высшего включительно. Когда нарушен самый глубокий уровень, тогда мы говорим о проявлении одного из хронических миазмов Psora, Sicosis или Syphilis. 

Аллопатические лекарства действуют только на физическом уровне, т. е. непосредственно на ткани и на физиологические процессы, происходящие в человеческом организме. Разумеется, когда поражены органы и ткани, страдает весь организм, и тело перестает быть тем совершенным механизмом, управляемым жизненной силой, которым он является в здоровом состоянии, но истинная болезнь с продромальным периодом, периодом разгара и спадом или продолжением ее не может быть вызвана действием динамической причины. И, следовательно, больной человек не излечится до тех пор, пока лекарственное средство не будет потенцировано до такой степени, что лекарство станет подобным причине болезни по природе или по качеству. 

Причина болезни и устраняющее ее лекарство должны быть подобны по природе, т. к. несходные причины не порождают подобные последствия. Мы можем устанавливать подобия причин, изучая их следствия. Когда мы рассматриваем какой-то клинический случай и видим, что имеющиеся проявления болезни подобны патогенезу какого-то определенного лекарства, то мы вправе предположить, что качество или природа их также подобны: причины должны быть подобны, если следствия подобны по природе и качеству. 

Когда врач-гомеопат осматривает больного, то задает себе вопрос: "Знаю ли я лекарство, которое вызовет у здорового человека такие же симптомы, как у моего пациента?"Он должен найти подобное лекарство, а для этого он должен быть мастером своего дела. 

 

Лекция 12 

УСТРАНЕНИЕ СОВОКУПНОСТИ ПРОЯВЛЕНИЙ БОЛЕЗНИ ОЗНАЧАЕТ УСТРАНЕНИЕ ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНИ 

"Органон", 17: "...невидимое расстройство, совершающееся в недрах организма, и совокупность видимых припадков находятся в таком тесном отношении между собою и представляют весь объем болезни в таком единстве, что они необходимо должны как существовать, так и исчезнуть одновременно. Что могла произвести совокупность внешних болезненных припадков, то же должно произвести и нераздельное с нею внутреннее изменение в теле, так как в противном случае припадки не могли бы обнаружиться. Отсюда необходимо следует, что лекарство, уничтоживши все наружные признаки болезни, должно в то же время устранить и расстройство в недрах организма, ибо устранение первых не может состояться без исправления последнего. С уничтожением всех признаков и припадков болезни, уничтожается и внутреннее изменение, служившее ей основанием, а следовательно, проходит и вся болезнь; отсюда следует, что врачу нужно только устранить всю совокупность припадков, чтобы в то же время исправить изменение во внутренности тела и излечить всю болезнь; а так как излечение болезни есть восстановление здоровья, то в этом и заключается главная и единственная цель врача, верно понимающего важность своего назначения". 

Суть этого параграфа заключается в том, что устранение совокупности симптомов в действительности является устранением причины. Может быть, вам неизвестно, что причины проявляются в следствиях (т. е. выражением нематериальной причины являются ее материальные следствия), но не вызывает сомнения тот факт, что по следствиям можно установить причину. А так как причина проявляется в своих следствиях и следствия вызваны причиной, то, следовательно, при устранении всех симптомов любой здравомыслящий человек придет к выводу, что устранена и причина болезни. На практике мы видим, что, например, при заболеваниях яичников далеко не все симптомы относятся к патологии яичника, и если мы удалим пораженный яичник хирургическим путем, то причина заболевания проявит себя через иной какой-то орган, может быть, даже через второй яичник, т. к. в этом случае причина заболевания осталась. 

Например, когда имеется органическое поражение коленного сустава и вдобавок поражены еще почки или печень, то при хирургическом удалении пораженной ткани коленного сустава сразу же усиливаются патологические проявления со стороны почек или печени. Таким же образом легочный туберкулез может длительное время протекать в скрытой форме, пока существует, скажем, анальная фистула, но как только врач-аллопат с помощью хирургического вмешательства закроет эту анальную фистулу, в скором времени появляются инфильтраты в легких, и такое аллопатическое лечение заканчивается, как правило, преждевременной смертью пациента. 

Следствия болезни необходимо учитывать при всех видах лечения. Они не являются причиной болезни, но указывают на нее. До тех пор, пока причина болезни не будет полностью устранена, мы будем наблюдать следствия болезни. Это положение было сформулировано еще С. Ганеманом, который говорил, что излечение - это не что иное, как необратимое устранение всех имеющихся симптомов, т. е., когда устраняется причина и жизненная сила снова находится в состоянии равновесия, исчезают и внешние проявления болезни. Все проявления болезни не могут исчезнуть, если не устранена причина болезни. 

"...Так как излечение болезни есть восстановление здоровья, то в этом и заключается главная и единственная цель врача, верно понимающего важность своего назначения". 

С. Ганеман специально предостерегает нас от поверхностных догматических теорий. Во времена нашего Учителя врачи часто прикрывали свое невежество использованием латинских слов, чтобы выглядеть мудрее. То же самое происходит и в наше время: я часто слышу, как врачи в разговорах с пациентами используют специальные термины, непонятные для неподготовленного человека. С помощью подобных "глубокомысленных" рассуждении невежды пытаются замаскировать свою глупость. Умные люди, как правило, редко пользуются специальными терминами, объясняя свою науку неспециалисту. Врач-гомеопат не должен пользоваться специальной терминологией, общаясь со своими пациентами, наоборот, он должен уметь просто и доходчиво объяснять свои действия больному. 

Изучая "Органон", не усложняйте свою речь научной терминологией. Если вы понимаете то, о чем говорите, значит можете изложить простым языком, если же нет - не следуетподчеркивать свое невежество, используя термины, смысл которых вам не понятен. 

"Совокупность симптомов" означает все проявления болезни, все то, что является сущностью болезни. Это все те проявления болезни, которые мы можем обнаружить с помощью органов чувств и которые указывают нам на необходимое лекарство. Но под "совокупностью симптомов" понимаются также и все те симптомы, которые вызывает у здорового человека действие лекарства. 

Под этим термином понимаются не отдельные независимые симптомы, хотя и очень ярко выраженные, а комплекс тех симптомов, которые дают ясное представление о природеболезни. Многие местные симптомы могут быть проигнорированы безо всякого ущерба, но симптомы, указывающие на суть, характерные особенности и природу болезни, должны учитываться обязательно, потому что только в этом случае врач может подобрать необходимое подобное лекарство. 

Это верно, что врач с большим опытом способен узнать лекарство по нескольким особенно характерным симптомам, не анализируя всю совокупность симптомов. Но назначение, осуществленное по такому принципу, часто оказывается ошибочным, и, анализируя случай еще раз, врач видит, что он обратил внимание только на часть имеющихся характерных симптомов. 

Чтобы вам было понятно, я хочу проиллюстрировать вышесказанное следующим образом. Хорошо зная своих друзей, вы узнаете их по манере держаться, походке или голосу, но, чтобы так же легко узнать незнакомого человека, вы должны тщательно изучить его голос, походку и т. д. То же самое и со знанием лекарственных патогенезов: некоторые врач знает очень хорошо, но большую часть препаратов знает поверхностно. И если он видит знакомые симптомы, которые имеются в патогенезе некоторых препаратов, онвыберет именно тот, который лучше знает, а зачастую это оказывается неверным. 

Когда пациент ничего не скрывает от врача, то врач имеет полное представление о природе болезни; но когда больной по какой-то причине утаивает часть симптомов, то целостной картины заболевания не складывается и очень трудно, если вообще возможно, подобрать подобное лекарство. 

Об этом говорится в 18 "Органона": "На основании той несомненной истины, что болезни только совокупностью своих припадков могут указывать нам на лекарство, необходимое для излечения, необходимо заключить, что полная совокупность припадков, представляемая каждым отдельным случаем, служит единственным показателем для выбора приличного лекарства". 

Но этого недостаточно - рассматривать совокупность симптомов как единое целое. Кроме анализа всей совокупности симптомов, следует проанализировать каждый симптом в отдельности, чтобы установить место и позицию, занимаемые им в этой совокупности, т. е. врач должен понять значение каждого симптома и установить его ценность (местный это симптом, общий или главный). Этот вопрос будет рассмотрен подробнее позже. 

"Органон", 19: "Так как болезни представляют собою не что иное, как изменение в состоянии здоровья человека здорового, обнаруживающееся посредством видимых признаков, и как излечение возможно только посредством перемены болезненного состояния в здоровое, то легко понять, что лекарствами невозможно было бы излечивать, если б они не имели силы изменять состояние человеческого здоровья, ощущенией и органических отправлений организма, и что только на этой силе основано их целебное свойство", 

Смысл этого положения заключается в том, что лекарство должно иметь способность вызывать изменения в организме, иначе оно не сможет восстановить в нем порядок. Если лекарство будет назначено в потенции, не соответствующей уровню нарушения управления в организме, то оно не сможет произвести необходимые для излечения изменения во внутреннем состоянии. Потенция должна соответствовать уровню, на котором в организме нарушилось управление. Определить этот уровень довольно сложно, и потому на практике врач поочередно назначает подобное лекарство в возрастающих потенциях, начиная с 30-й и вплоть до 50 000-й. 

Целебное действие любого лекарства заключается в его способности вызывать определенные изменения в организме, и определить, какие именно изменения способно вызвать то или иное лекарство, можно только с помощью испытания на здоровых людях. При испытаниях лекарства даются либо во все более увеличивающихся количественно дозах, либо во все более возрастающих потенциях, согласно решению экспериментатора. Во многих случаях испытываемое вещество в аллопатических дозах производит несильное действие на организм или даже вовсе никакое, а при разбавлении его действие на организм усиливается, и, чем больше разбавление, тем сильнее действие на организм, это зависит от индивидуальной чувствительности организма. Организм некоторых испытателей выражение реагировал болезненными проявлениями на высокие разведения ивовсе не реагировал на низкие. 

Например, некоторые люди не отмечают никаких болезненных ощущений, приняв одну каплю настойки кофе, но более высокие потенции вызывают у них выраженный симптомокомплекс различных болезненных состояний. Такие люди часто заболевают, если злоупотребляют кофе. 

Licopodiumв аллопатических дозах на большинство людей никак не действует, но в высоких потенциях он почти у всех людей вызывает определенные симптомы. 

Действие на организм человека всех используемых в гомеопатии лекарственных веществ было установлено опытным путем, в отличие от аллопатических лекарств. Вы сами прекрасно знаете, как готовятся и распространяются аллопатические лекарства. Вы много раз сталкивались с представителями различных фармацевтических фирм, распространяющих свою продукцию. Они долго и увлекательно рассказывают, какие прекрасные компоненты входят в состав их лекарств и как много болезней они излечивают, а на вопрос: "Откуда это известно?" - следует один и тот же ответ: "Так говорят врачи. Не сомневайтесь, здесь все проверено!" А на вопрос: "Но как они установили это?" - следует такой же прямой ответ: "Они используют их". 

Но эти лекарства не были испытаны должным образом, и их использование не соответствует тому, что установлено гомеопатами при испытаниях. 

Если вы зайдете в любую аптеку и поговорите с аптекарем, то выясните, какие лекарства в этом сезоне "самые модные". Зайдя в ту же аптеку через шесть месяцев и просмотрев рецепты тех же самых местных "светил медицины", вы увидите, что они выписывают по тем же самым показаниям уже другие "модные" лекарства. И такие метаморфозы с "лекарствами ото всех болезней" мы можем наблюдать после каждого приезда представителя очередной фармацевтической фирмы, рекламирующего свою продукцию. 

Не думайте, что я имею в виду только врачей-аллопатов. Многие врачи, которые называют себя гомеопатами и выписывают гомеопатические препараты, так же постоянно меняют свои пристрастия, как кокетливые дамы - перчатки. Таких врачей нельзя назвать гомеопатами, хотя они так рекомендуются своим пациентам, т. к., не понимая сути гомеопатии, они просто назначают гомеопатические лекарства по правилам аллопатической медицины. Таких лжегомеопатов можно сразу распознать по их назначениям, когда вместо одного препарата дается сразу несколько: каждый препарат по отдельному симптому и сколько симптомов - столько препаратов. 

"Органон", 20: "Эта динамическая сила, заключающаяся в лекарствах, отнюдь не может быть постигнута нами в ее сущности, одними усилиями ума; мы можем понимать ее только по действиям, которые обнаруживает она при влиянии на здоровье людей, и только опыт может дать нам о ней ясное представление". 

Существует только один способ узнать, как, например, Aconitum действует на организм человека: дать его многим здоровым людям и отметить, какие болезненные проявления появятся при его действии. Первое, что следует установить, -может ли данное средство вызвать состояние болезни, и второе выяснить, какое болезненное состояние вызывает это средство. Каждое лекарство, которое использует в своей практике врач-гомеопат, должно пройти тщательное испытание на здоровом человеке, чтобы полностью выявить все вызываемые им болезненные проявления. Стыд и позор профессии гомеопата, что существует такое большое количество лекарств в гомеопатических аптеках, которые не были досконально изучены, а назначаются только потому, что доктор такой-то услышал от одной женщины, что это средство помогает, скажем, при водянке. Такие вещи решительно осуждаются в каждой строчке "Органона" и в каждом его параграфе. В этом нет принципа, это ненаучно и недостойно профессии врача. Действие каждого лекарства должно быть тщательно изучено на здоровом человеке. 

При изучении Materia Medica я не требую от вас испытывать лекарства на себе или добровольцах. Мы можем изучать действия лекарств по патогенезам, составленным нашими великими предшественниками. В книге "Ведущие симптомы нашей Materia Medica" Константина Геринга патогенезы многих лекарств установлены лишь частично, и это зачастую дело случая, когда излечение совершается с их помощью. 

Когда вы читаете в каком-нибудь пособии, что лекарство помогает от такой-то и такой-то болезни, не обращайте на это внимания - это бесполезная информация для врача-гомеопата. Но когда пишут, что действие лекарства вызывает такие-то и такие-то симптомы, тщательно изучайте их - это ценная информация для врача-гомеопата. Различные аллопатические справочники по фармакологии описывают действие лекарств на болезнь - это ненаучный подход и довольно шаткое подспорье для врачебной деятельности. 

 

Лекция 13 ЗАКОН ПОДОБИЯ 

"Органон", 21: "Если целебного действия лекарств в его сущности нельзя определить умственно и если даже самый тонкий наблюдатель, производя опыты над лекарствами, не замечает в них ничего иного, кроме свойства производить перемены в состоянии человеческого здоровья, вызывая специфические припадки в здоровом теле, то отсюда следует, что лекарства не иначе могут обнаруживать свою целебную силу, как только посредством этой особенности производить болезненные перемены в здоровом состоянии человека; таким образом, припадки, возбуждаемые лекарствами в здоровом теле, служат нам единственными показателями их целебного свойства, представляющими нам болезненную картину, которую каждое лекарство может производить в теле человека; только таким путем мы можем узнать и самые лекарства, которыми известные болезни могут и должны быть излечены". 

22: "Так как в болезнях, кроме совокупности припадков, невозможно найти ничего другого, подлежащего устранению для восстановления здоровья, и так как лекарства не иначе обнаруживают целебное свойство, как своею способностью производить болезненные припадки в здоровых людях, то отсюда следует: 1) что лекарства способны лечить болезни только путем устранения наличных припадков естественной болезни возбуждением известных новых припадков, или болезни искусственной и 2)что для устранения совокупности припадков какой-либо болезни необходимо отыскать такое лекарство, которое способно было бы произвести припадки, подобные (гомеопатический способ) или противоположные (антипатический способ) припадкам естественной болезни, смотря по указаниям опыта в том и другом случае. Третий способ употребления врачебных средств, единственно возможный кроме этих двух, есть способ аллопатический, по которому дают средства, производящие припадки, не сходные и не противоположные припадкам естественной болезни, но совершенно разнородные, которые, следовательно, не имеют прямого отношения к врачуемой болезни; об этом способе говорено выше при обзоре способов старой медицинской школы. Он представляет собою несовершенное подражание крайне недостаточным усилиям жизненной силы - силы растительной и неразумной, которая, будучи предоставлена самой себе, стремится как ни попало освободиться от болезни. Эта органическая сила существует для сохранения организма только в здоровом состоянии, а не для восстановления здоровья, нарушенного болезнью, и отнюдь не может служить образцом искусству врача, требующему глубоких соображений и суждений". 

23: "Каждый чистый и точный опыт убеждает нас, что упорные припадки болезни не могут уничтожаться лекарствами, вызывающими противоположные явления (как требует этого антипатический, знантиопатический или паллиативный способы), но что, напротив того, болезненные припадки после кажущегося краткого облегчения снова обнаруживаются еще с большею жестокостью и очевидно приводят больного в худшее положение (см. 58, 62, 69)". 

24: "Итак, не остается другого способа лечения болезней, кроме гомеопатического, по которому против совокупности припадков должно отыскать такое лекарство, которое преимущественно перед всеми прочими средствами по изменениям, производимым им в здоровом теле, обладало бы способностью возбуждать искусственную болезнь, в возможной мере сходную с естественной болезнью, о которой идет речь". 

25: "Единственный непреложный оракул в искусстве лечения - чистый опыт, произведенный точными исследованиями, научает нас, что, действительно, из всех лекарств, обладающих способностью расстраивать здоровье людей, то, которое возбуждает в здоровом теле припадки, сходные с большинством припадков лечимой болезни, уничтожает всю совокупность припадков этой болезни, т. е. всю болезнь (см. 6-16), скоро, верно и прочно; это замечается во всех болезнях без исключения, предполагая однако, что прием лекарства надлежащим образом уменьшен и разжижен". 

В этих параграфах С. Ганеман обобщает все ранее сказанное и делает соответствующие выводы, доказывая, что единственно верный метод лечения это гомеопатический метод, т. к. на практике мы ежедневно убеждаемся, что при аллопатическом методе лечения ни один врач не получает постоянные положительные результаты. При назначении аллопатических лекарств происходят изменения в организме, которые внешне проявляются в исчезновении одних симптомов и появлении других, указывающих, как правило, на еще более тяжелое поражение организма, но первую болезнь не излечивающих. 

Хорошей иллюстрацией вышесказанного является практика назначения морфина и слабительных средств врачами-аллопатами больному, близкие которого попросили хоть как-то облегчить его состояние. Вы хорошо знаете, что морфин быстро, хотя и на довольно короткое время, снимает боль. Согласно принципам гомеопатии любое подавление симптомов ведет к усугублению патологического процесса, и, действительно, мы видим, что после каждой новой дозы морфина состояние пациента ухудшается. 

То же самое можно сказать и насчет применения хлороформа при родах, которое стало особенно модным в последнее время. Его действие искажает симптомы, которые могли бы умному врачу подсказать, в каком именно лекарстве нуждается роженица. 

26: "Целительные действия гомеопатического способа обусловлены естественным законом, который еще не узнан поныне, но на котором, однако, во все времена основывалось всякое истинное лечение. Вот формула этого закона: 

Слабейшее динамическое поражение надежно уничтожается в живом организме другим сильнейшим, если последнее отлично от первого по своей сущности, но весьма сходно по образу своего проявления". 

В этом параграфе С. Ганеман ясно заявляет, что тактика гомеопатического лечения базируется на естественном законе природы - законе подобия. После того, как Учительиспытал ряд лекарств и выбрал из литературы описание фармакодинамики большого количества лекарственных веществ, он проанализировал, как они действуют на больнойорганизм при назначении по принципу подобия и при назначении по аллопатическому принципу. Во всех случаях, когда лекарство излечивало болезнь, оно при действии наздоровый организм вызывало появление тех же самых симптомов, которые излечивало, причем излечение происходило на всех уровнях и при любых обстоятельствах. А препараты, назначаемые по аллопатическому принципу, не излечивали болезнь, а просто подавляли симптомы. 

"Слабейшее динамическое поражение надежно уничтожается в живом организме другим сильнейшим, если последнее отлично от первого по своей сущности, но весьма сходно по образу своего проявления". Эта формулировка была наиболее верным определением закона во времена С. Ганемана. Определение "сильнейшее" следует понимать не в количественном, а в качественном выражении. С. Ганеман, говоря о более сильном динамическом нарушении, имел в виду уровни жизненной силы: более сильными являются те, которые находятся ближе к первичной субстанции. 

Управление организмом осуществляется изнутри, и, чем глубже находится нарушение, тем более высокопотенцированным, т. е. более сильным в нашем понимании, препаратом мы должны воспользоваться, чтобы его исправить. С материалистической же точки зрения при разбавлении лекарства становятся, наоборот, слабее, т. к. в ,них уменьшается количество активного начала. Поэтому, когда врач-гомеопат говорит о том, что при разбавлении действие лекарства усиливается, у врача-аллопата это вызывает, по крайней мере, удивление. "Как же так, - часто говорят врачи-аллопаты, -ведь это выходит чем слабее, тем сильнее". Но тем не менее это факт, который постоянно подтверждается практикой. 

"Слабейшее динамическое поражение надежно уничтожается в живом организме другим сильнейшим, если последнее отлично от первого по своей сущности, но весьма сходно по образу своего проявления". Основное условие уничтожения -новая болезнь должна быть подобна и должна быть качественно более сильной, ведь, чем глубже нарушение внутреннего состояния, тем больше внешних проявлений. 

Часто закон подобия люди, сами того не ведая, применяют в различных житейских ситуациях, например, при психических расстройствах. Возьмем такой случай: молодая девушка потеряла родителей или возлюбленного и вследствие этого заболела. Она подавлена своим горем, сидит, забившись в уголок, постоянно рыдает, пребывая в меланхолии. Она думает, что никто не может понять ее, т. к. не пережил такого горя. Называющий себя "здравомыслящим" человек может использовать аллопатический метод лечения: "Прекрати, ничего страшного с тобой не случилось. Почему ты не хочешь взять себя в руки? " и т. д. Но это приведет лишь к тому, что девушка погрузится в еще более глубокую меланхолию, т. е. ее состояние только усугубится. 

А человек, умудренный житейским опытом, поступит по-другому. Он пригласит опытную медсестру, обладающую хорошими актерскими способностями, которая сможет сыгратьроль человека, испытавшего такое же несчастье. Довольно скоро пациентка спросит: "Кажется, у Вас какое-то горе?" 

- "О да, я недавно потеряла возлюбленного (или родителей)". 

- "Как я понимаю Вас!" и т. д. Больная "выплачет" свое горе медсестре, постепенно выйдет из состояния меланхолии и сможет снова нормально жить. 

С. Ганеман использовал подобную тактику при лечении душевнобольных, и лишь в тех случаях, когда воли пациента не хватало для самоизлечения, он назначал подобное лекарство. 

27: "Таким образом, целительная способность лекарств основывается на сходстве их припадков с припадками болезни ( 12-26), так что всякое поражение может уничтожиться скорым, коренным и безопасным образом только при помощи такого лекарства, которое преимущественно пред прочими способно произвести в организме искусственное состояние, в возможной степени сходное с совокупностью припадков лечимой болезни и в то же время превосходящее ее в силе". Для излечения недостаточно просто дать подобноелекарство: его потенция должна соответствовать уровню, на котором произошло нарушение. 

В 29 своего "Органона" С. Ганеман дает объяснение закона лечения. Он сам говорит во вступлении к нему, что не придает этому вопросу большого значения. Я также считаю,что вы сможете самостоятельно с ним разобраться, и мы не будем тратить здесь на него время. 

 

Лекция 14 ВОСПРИИМЧИВОСТЬ 

"Органон", 30: "Состояние здоровья человека, по-видимому, гораздо сильнее изменяется лекарствами, чем естественными болезненными раздражениями, так как последние преодолеваются и уничтожаются искусственными, лекарственными". 

31: "Неприязненные силы, как физические, так и душевные, поражающие нас при жизни и называемые вредоносными и болезненными влияниями, не обладают безусловною способностью расстраивать наше здоровье. Человеческий организм впадает через них в состояние болезни только тогда, когда он находится в особенном расположении к восприятию этих влияний; поэтому они не могут ни в массе людей, ни в отдельных случаях производить болезни во всякое время". 

32: "Но совсем иначе действуют лекарственные болезни. Всякое истинное лекарство действует на каждого человека во всякое время и при всяких обстоятельствах, вызывая в нем свойственные себе припадки (даже ясно заметные, если прием довольно велик), так что каждый человеческий организм безусловно поражается и, так сказать, заражается врачебною болезнью, что не всегда мы видим в недугах естественных". 

В этих параграфах затрагивается вопрос о величине потенции, о частоте повторения доз и восприимчивости организма к действию лекарства, т. е. те темы, которые врач-гомеопат должен хорошо знать, чтобы правильно назначить лекарство. Мы уже знаем, что причина болезни - нематериальная субстанция и, следовательно, лекарство должно действовать на эту нематериальную субстанцию. Врач-гомеопат должен четко знать, какую потенцию ему выбрать, чтобы она действовала на причину болезни. 

В начале заболевания для излечения в большинстве случаев хватает одной дозы лекарства, по крайней мере, чтобы прекратить дальнейшее развитие болезни. При инфекционном заболевании на стадии заражения причина болезни, т. е. возбудитель, может поступать в организм до тех пор, пока человек не умрет. В этом случае следует в первую очередь оградить организм от проникновения возбудителей, а затем назначить лекарство, чтобы предотвратить распространение болезни внутри организма. 

С. Ганеман утверждает, что подобные лекарства действуют на организм сильнее болезненного начала, потому что человек бывает восприимчив к болезням только на определенном уровне. Причина болезни в форме нематериальной субстанции проникает в организм независимо от желания человека - он не может никаким образом ни проконтролировать, ни воспрепятствовать этому процессу заражения. Но при определенных изменениях внутренней среды организм перестает быть восприимчивым к причине данной болезни, и причина уже не может попасть в систему, вызывая болезнь. Восприимчивость исчезает, когда происходящие в системе изменения препятствуют дальнейшему проникновению причины заболевания. 

Процесс лечения и процесс заражения очень сходны между собой и протекают по одним и тем же принципам. Между ними существует только одно принципиальное различие: лекарство в зависимости от потенции может оказывать влияние на жизненную силу на всех уровнях организма, а причина болезни только на одном, ей соответствующем. Чем выше уровень восприимчивости у человека, тем меньшим числом болезней он может заболеть и наоборот. Человек может заболеть только в том случае, когда уровень причины болезни соответствует уровню восприимчивости организма на момент заражения. Потенцируя лекарство, мы можем приводить его уровень в соответствие с уровнем возбудителя болезни. Поэтому С. Ганеман и пишет в 30: "Состояние здоровья человека, по-видимому, гораздо сильнее изменяется лекарствами, чем естественными болезненными раз-дражениями, так как последние преодолеваются и уничтожаются искусственными, лекарственными". 

Теперь мы должны уяснить для себя, когда же назначенное лекарство престает быть подобным? Попробуем выяснить этот вопрос на следующем примере. Предположим, что к нам пришел больной дифтерией, клинические проявления которой наиболее сходны с патогенезом Lachesis, и мы назначаем одну дозу этого лекарства. Когда симптомы, указывающие на Lachesis, исчезают, этот препарат перестает быть подобным, и теперь, если мы дадим этому же больному еще одну дозу Lachesis, то она уже будет действовать на другом уровне, и это действие будет уже не исцеляющим, а, наоборот, подавляющим. Поэтому не следует назначать препарат, даже правильно подобранный, чаще, чем это необходимо. 

Некоторые врачи, особенно начинающие гомеопаты, считают, что, чем больше доз правильно подобранного лекарства дать больному, тем лучше будет результат. Но подобной будет только та доза, которая способна вызвать изменения в организме; как только изменения произошли - болезненные проявления изменяются и уже перестают быть подобными лекарству, вызвавшему изменение. Поэтому, пока симптомы изменяются, врач должен ждать. 

Для установления нарушенного порядка в организме достаточно одной дозы, и, пока этот порядок восстанавливается (как правило, на это требуется несколько часов), не следует ничего предпринимать. 

Точно таким же путем происходит и заражение. Например, в случае дизентерии, когда причина болезни попала в организм и уровень причины совпал с уровнем восприимчивости, жизненная сила выходит из состояния равновесия, вызывая определенные нарушения, изменяющие уровень восприимчивости. И только когда изменился уровень восприимчивости, болезнь начинает развиваться, проявляя себя через внешние симптомы. 

Повторять дозу советуют многие врачи, но для тех, кто понимает гомеопатическую доктрину, ясно, что подобное механическое повторение, в лучшем случае, бесполезно. С.Ганеман учит, что организм находится больше под контролем человека, чем под контролем болезни, поэтому организм может быть поражен только той болезнью, к которой он восприимчив, и человек либо с целью испытания, либо с целью лечения может так изменять потенции, что всегда будет добиваться положительных результатов, но при повторении доз самой восприимчивости наносится ужасный вред. 

В 31 С. Ганеман пишет, что причина болезни ограничена в своей способности выводить организм из состояния здоровья, влияя при определенных условиях на состояние системы, т. е. на восприимчивость. Этот вывод Учитель делает на основе того факта, что действие причины болезни на организм прекращается после того, как изменяется внутреннее состояние. И действительно, на практике мы видим, что, когда естественная болезнь, пройдя пик своего развития, идет на спад, пациент не будет восприимчив к другому заболеванию до тех пор, пока не изменится его состояние. Утверждение, что человек, выйдя из состояния восприимчивости к какой-то болезни, через несколько дней опять в него возвратится, неверное. Внутреннее состояние организма изменяется циклически, через определенные промежутки времени. 

Когда мы говорим о лечении, а не о заражении, у некоторых врачей может сложиться впечатление, что действие дозы лекарства продолжается определенное время. Это только видимость. Изменения, происходящие в определенный промежуток времени, которые считаются действием лекарства, на самом деле являются внешним проявлением процессов, протекающих в системе, пока организм не восстановит состояние равновесия на новом уровне. 

Поэтому снова повторяю, что, как только лекарство перестает быть подобным, врач не должен больше давать его пациенту, т. к. это нанесет вред его здоровью. 

"Органон", 33: "Итак, опыты доказывают, что человеческое тело гораздо склоннее и способнее раздражается и испытывает перемены здоровья от лекарств, чем от вредоносных влияний и заразительных миазмов, другими словами, что вредоносные, нелекарственные влияния обладают более слабою и относительною силою, тогда как болезненная сила лекарств проявляется безусловно и превосходит болезненное действие первых". 

Если мы постоянно наблюдаем неправильное назначение различных лекарств, то можем сделать вывод, что они очень сильно влияют на внутреннее состояние организма, причем в худшую сторону. Вы знаете, что писал С. Ганеман об умении справляться с хроническими болезнями: он прямо заявляет, что самая большая трудность при лечении хронических заболеваний - это действие на организм аллопатических лекарств. Дело не в том, что сами эти лекарства накапливаются в организме, а в том, что они постоянно вызывают нарушения внутреннего состояния. Часто изменения жизненной силы бывают такими сильными, что требуются месяцы лечения, чтобы восстановить здоровье. 

В 34 С. Ганеман еще раз повторяет два утверждения, которые мы уже разбирали. Первое заключается в том, что для излечения болезни лекарство должно быть способно вызвать у человека искусственную болезнь, такую же, какую надо вылечить. Второе утверждение развивает первое и заключается в том, что вызванная лекарством искусственная болезнь должна быть более сильной. 

Как мы уже говорили раньше, здесь имеется в виду сила в качественном аспекте, а не в количественном. Причиной болезни и излечения является нематериальная субстанция, хотя она и проявляется в материальной форме. Бактериологи полностью запутались в своей науке, потому что не учитывают, что причина порождает следствие, а не наоборот. Бактерия может содержать причину заболевания как ее материальное проявление, но сама по себе бактерия не может вызвать болезнь, т. к. она сама является следствием. 

 

Лекция 15 ЗАЩИТА ОТ БОЛЕЗНИ 

"Органон", 35: "...рассмотрим в трех различных случаях способ действия природы при двух естественных, несходных болезнях, соединенных в одном и том же теле, равно как действие обыкновенного лечения болезней аллопатическими лекарствами, т. е. не способными произвести 'искусственное состояние, сходное с лечимой болезнью. Мы увидим, что ни сама природа, производя другую, негомеопатическую болезнь, хотя бы и сильнейшую, ни врач, употребляя лекарство негомеопатическое, как бы ни было оно сильно,не в состоянии излечить болезни хронической или слишком тяжкой". 

Из этого параграфа следует, что существуют некоторые виды защиты от болезней. Даже при самой страшной эпидемии с очень высокой летальностью все же существуют определенные группы не заболевших людей и всегда возникает вопрос: 

"Почему это так?" Предполагается и, возможно, это на самом деле так, что не восприимчивые к эпидемиям люди, во всяком случае большинство из них, - это очень здоровые люди. Но среди людей, избежавших эпидемии, мы обнаруживаем не очень здоровых людей и даже инвалидов: у одного туберкулез, у другого последняя стадия Брайтовой болезни,у третьего диабет и т. д. Как же это объяснить? С точки зрения гомеопатии это объясняется тем, что причина болезни этих людей более сильная, чем причина эпидемического заболевания. Эпидемия не подобна их болезням и не может их подавить из-за того, что она слабее. Если человек имеет какое-то хроническое заболевание, более слабое, чем, скажем, дизентерия, то симптомы его хронического заболевания на какое-то время исчезнут, а вместо них появятся симптомы дизентерии как более сильного заболевания. Но когда эпидемия утихнет, т. е. когда прекратится действие на организм внешней причины, снова как ни в чем не бывало появятся старые симптомы хронической болезни. 

С помощью этого примера мы проиллюстрировали тезис о том, что несхожие болезни не могут излечивать друг друга, а могут лишь подавлять. 

Когда хроническая болезнь сильнее острой, т. е. когда есть органические изменения, несходная острая болезнь не может ее подавить. Но это верно только для несхожих острой и хронической болезней в тяжелой форме. Взаимоотношения между двумя несхожими хроническими болезнями немного иные. Например, у пациента ранняя стадия Брайтовой болезни и клинические проявления достаточно ясные, чтобы поставить диагноз. Он заражается сифилисом, и симптомы со стороны почек временно исчезают, в том числе больше не обнаруживается и белок в моче. Но после тщательного лечения сифилиса в течение года симптомы этого заболевания исчезают, но вновь появляется белок в моче и другие проявления Брайтовой болезни, а через некоторое время пациент умирает именно от Брайтовой болезни. 

Нередко встречаются случаи, когда две хронические болезни проявляются поочередно: симптомы одной на время исчезают, а вместо них появляются симптомы другой. При правильном гомеопатическом лечении проявления одной болезни ослабевают, но усиливаются проявления другой болезни. 

Особенно часто это встречается, когда врач вынужден лечить Psora и сифилис одновременно. Например, пациент, страдающий одной из форм Psora, сопровождающейся, как известно, кожными высыпаниями, заразился сифилисом. Все проявления Psora исчезнут, а на коже появятся высыпания, характерные для сифилиса. Врач начинает лечить сифилис, и при правильном лечении симптомы сифилиса начинают исчезать, а по мере их исчезновения станут опять появляться симптомы Psora. Когда на первый план снова выйдут симптомы Psora, врач вновь перейдет к антипсорическим средствам, которые и восстановят видимый порядок в организме. Но после того, как произойдет восстановление порядка, вы будете удивлены, увидев, что снова появились симптомы сифилиса. Врач опять будет вынужден возобновить лечение сифилиса. 

Таким образом чередуются проявления хронических болезней: как только вы ослабляете проявления одной болезни, тут же усиливаются проявления другой. Неосложненноевысыпание при сифилисе не имеет зуда, но высыпания, характерные для Psora, - это зудящие высыпания, и это их различие особенно четко проявляется при чередовании этих двух болезненных состояний. 

Когда больного лечит врач-гомеопат, то состояние его постоянно улучшается, но при аллопатическом лечении состояние, наоборот, ухудшается: два миазма как бы объединяются, усиливая друг друга, и тогда при высыпаниях, характерных для сифилиса, наблюдается зуд, характерный для Psora. Подобное болезненное состояние вызывает действие ртути в больших дозах на здоровый организм. Правильное гомеопатическое лечение приводит к разделению болезней, а неправильное - еще больше усугубляет болезнь. Тут я хочу особенно предостеречь тех врачей, которые считают, что, объединив антипсорные и антисифилитические препараты в один комплекс, они смогут вылечить обе болезни. Это идет вразрез с основными принципами гомеопатии, и вы никогда не добьетесь никакого улучшения, а лишь еще больше усугубите заболевание, если будете назначать одновременно два или больше препарата. 


Страница 2 из 5:  Назад   1  [2]  3   4   5   Вперед 

Авторам Читателям Контакты