Главная
Каталог книг
medic800

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
Аллен Карр - Легкий способ бросить пить
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Коррекция ригидных представлений и принципов 

Консультанту не следует брать на себя “внутреннее обязательство” бороться с любыми неадекватными взглядами супругов (каждый, в конечном счете, имеет право на свои жизненные принципы). Обсуждать можно лишь то, что, с одной стороны, явно противоречит взглядам партнера, а с другой — мешает как организации супружеской жизни, так и более компетентному и конструктивному поведению. Опасны всегда не сами по себе взгляды или жизненная позиция, а та бескомпромиссность, с которой их придерживаются. В этой ситуации консультант может попытаться смягчить позицию клиента, используя парадоксальные вопросы типа: “А что страшного в том, что…?”, “А почему бы и не…?” Отвечая на подобные вопросы, люди чаще всего начинают говорить о своих чувствах стыда, унижения, проигрыша и т.п., которые стоят на пути изменения позиции и, следовательно, мешают супружеским отношениям. Разговор на уровне чувств означает переход на более глубокий уровень работы с супружеской парой. Обсуждение чувств, демонстрация того, что страхи, мешающие изменению позиции, не соответствуют действительности, способствует коррекции ригидных представлений, изменению их на более гибкие и конструктивные. 

Важно, чтобы другой супруг, принимая участие в этом разговоре, также говорил о собственных чувствах и переживаниях и ни в коем случае не пытался самоутвердиться или выиграть, воспользовавшись слабостью другого. В случае необходимости психолог может специально напомнить о том, что разговор идет на уровне чувств, высказываниями типа: “Это ваши мысли, но каковы ваши чувства?” или “А что вы чувствуете, когда ваш муж отказывается это делать?..” 

В качестве примера позиции, прямое следование которой наносит ощутимый вред практически любым супружеским отношениям и с которой не так уж редко приходится сталкиваться при консультировании, укажем на такой стиль поведения во время супружеских конфликтов, который может быть сформулирован как “стремление выяснить все до конца, для того чтобы в следующий раз не повторить старых ошибок”. В семьях, где один или оба супруга придерживаются этого правила, ссоры часто растягиваются на долгий срок, поскольку при последующем выяснении отношений появляются все новые и новые поводы для обид, каждый хочет доказать свою правоту, не стремясь понять и принять точку зрения партнера. Разумеется, ни истина, ни мир в результате не достигаются: выигрывает тот, кто сильнее, кто пользуется в семье большей властью, да и служат такие выяснения чаще всего для того, чтобы он/она мог лишний раз продемонстрировать супругу свое превосходство. 

Такие представления можно поставить под сомнение вопросами типа: “Ну, как вы в ходе разбирательства добираетесь до истины?” или “Как вы считаете, благодаря такимразборам в вашей семье действительно стало меньше ссор?” — то есть используя технику парадоксальных вопросов. Ответ супругов на этот вопрос иногда довольно ясно демонстрирует, что в основе их дискуссий лежит прежде всего борьба за власть, например: “Мы давно бы не выясняли этих вопросов, если бы до нее наконец дошло, что она ничего в этом не понимает!” Такой ответ — наглядное свидетельство того, как один во что бы то ни стало стремится добиться преимущества над другим. Благодаря использованию парадоксальных вопросов супругам чаще всего довольно быстро становится очевидной неадекватность их поведения и реагирования в такой ситуации. Вслед за этим можно вместе с ними разработать способы поведения и реагирования, которые были бы не столь травмирующими для их отношений. Но можно также, если супруги готовы к рассмотрению своих проблем на более глубоком уровне, перейти к обсуждению того, почему и как каждый из них стремится к большей власти в отношениях, как каждый из них борется и контролирует другого. Разногласия во взглядах, таким образом, часто служат прекрасным материалом для начала работы с клиентами на уровне глубинных конфликтов. 

Консультирование супругов по поводу сексуальных проблем 

Консультирование супругов по поводу их сексуальных проблем — довольно скользкая и сложная тема как для клиентов, так и для неопытных консультантов. Часть трудностей, с которыми встречается психолог при консультировании сексуальных проблем, определяется элементарным незнанием большинством людей, в чем состоит специфика деятельности психологов, сексопатологов и сексологов. В связи с этим нередки случаи ошибочных обращений, когда к психологу приходят клиенты с глубокими расстройствами сексуального поведения, которых он вынужден сразу же отправлять к соответствующим специалистам. Поэтому консультанту необходимы хотя бы минимальные знания в области сексологии и сексопатологии, позволяющие, по крайней мере, не браться за то, с чем он явно не сможет справиться (Васильченко Г.С., 1977; Wollman B.B., Money I., 1980). Но все же среди тех, кто обращается в консультацию, обычно встречаются люди с сексуальными проблемами либо чисто психологического порядка, либо с преобладанием в них психологических аспектов. В этих случаях основные сложности связаны с деятельностью психологических защитных механизмов и, в частности, с тем, что сексуальные проблемы часто замещают собой межличностные и наоборот. Обычно, говоря о сексуальных проблемах, супруги склонны недооценивать роль психологических факторов, рассматривая возникающие трудности как нарушения чисто физиологического порядка. 

Если жалобы на сексуальные проблемы появляются уже в начале первого приема, то это, скорее всего, свидетельствует либо об их физиологической природе, либо о глубинных личностных проблемах клиента, связанных с сексуальностью. Коррекция и того, и другого лежит за пределами компетенции консультанта. Такого клиента необходимо направить к другим специалистам. 

Но когда в процессе консультирования собеседники вдруг “проговариваются” или, что не так уж редко встречается, ставят под сомнение целесообразность работы консультанта примерно следующими фразами: “Все это не так важно. У нас и так было бы все хорошо, если бы наладилась наша сексуальная жизнь”, то это, скорее всего, говорито преобладании психологического фактора в сексуальных трудностях. В таких ситуациях возникновение нарушений чаще всего более или менее четко датируется супругами и в основном связывается с какими-то изменениями в семье или в отношениях супругов. 

Рассказывая о сексуальных проблемах, клиенты часто довольно сильно упрощают свою ситуацию, представляя существующие трудности как: “Она отказывается” или “Он ко мне невнимателен”, “У меня нет желания”, подчеркивая их физиологический характер. Главная проблема, которую необходимо решить консультанту в этой ситуации, — как можно тщательнее разобраться в том, каковы эти трудности, когда они возникли, как проявляются, существуют постоянно или периодически пропадают и т.д. Эта информация может дать достаточно много, позволяя поставить точный психологический диагноз, с чем именно связаны сексуальные проблемы в отношениях. 

Хотелось бы подробнее остановиться на двух довольно распространенных ситуациях, в которых психологические факторы определяют сексуальные проблемы, приводя иногда к полному расстройству сексуальных отношений. 

Жалобы на пассивность партнера в сексуальных отношениях 

Нередко основная жалоба супругов и особенно мужа состоит в том, что жена отказывается от сексуальных отношений либо ведет себя при сексуальных контактах значительно пассивней, чем раньше. В таких случаях жена чаще всего стремится объяснить свою пассивность и отказ обыденными трудностями и проблемами: накопившейся усталостью, возрастом, последствиями болезни и т.д. Но за этим неявно звучат более серьезные причины отказов: недовольство мужем, жалобы на частые ссоры и конфликты с ним, негативно сказывающиеся на настроении, а следовательно, и на ее сексуальных желаниях, ощущение дефицита внимания и ласки с его стороны и т.д. При этом сексуальная холодность очень редко интерпретируется женой непосредственно как месть или наказание мужа. Отсутствие желания или даже возникшее отвращение к сексуальным отношениям рассматриваются скорее как естественное следствие обид и недовольства им. Таким образом, оказывается, что изменение мужем своего поведения и отношения к жене могло бы явиться условием нормализации сексуальных отношений. 

В такой ситуации очень важна реакция мужа, который чаще всего либо считает, что придирки и обиды жены не имеют под собой никакой почвы, либо настаивает на том, что измениться и лучше относиться к ней и своим домашним обязанностям он может только в том случае, если она станет более благосклонной в сексуальном плане. 

Консультанту следует как можно более тщательно выделить и проговорить с супругами межличностную подоплеку существующего в семье конфликта: их нежелание идти на уступки друг другу и стремление добиться от другого удовлетворения собственных потребностей, избегая открытого выражения существующих претензий. 

Часто в ходе анализа жена сама начинает воспринимать свои отказы и изменение отношения к сексу как месть мужу за холодность и невнимание. Помогая жене сформулировать более глубокие личные причины отсутствия сексуальных желаний, можно предложить ей вспомнить, чем отличается нынешняя ситуация в семье от той, что была раньше, когда таких проблем не было. Или же попросить ее подумать о том, что мог бы сделать муж такого, что могло бы существенно повлиять на ее отношение к нему и изменить ее чувства, связанные с сексом. 

Для того чтобы ситуация действительно изменилась, необходимо помочь и мужу увидеть за своими претензиями к сексуальности жены его собственные стремления чувствовать себя любимым и нужным ей, а также страх, что ее отказы и пассивность являются свидетельством негативного отношения к нему. 

Часто отказ от сексуальных отношений достаточно ясно воспринимается супругом как наказание и месть со стороны жены даже в том случае, если она сама до конца не признается себе в этом. Но вместо того чтобы разобраться в причинах происходящего, понять и признать свои ошибки, клиент может начать выдвигать претензии, требовать отпсихолога, чтобы он сделал что-то, чтобы “она хотела”, утверждать, что “отношения отношениями, а секс сексом, и нечего здесь над чем-то раздумывать”. Такая ригидность в позиции мужа может привести к обострению межличностной ситуации, к серьезным обидам и взаимным обвинениям. Для того чтобы этого не случилось, психолог должен специально позаботиться об атмосфере обсуждения, убедиться в том, что благоприятный контакт установился с обоими супругами и оба они настроены достаточно конструктивно и откровенно. Это особенно важно потому, что решение данной проблемы зависит от обоих, а не от изменения кого-то одного. 

При удачном варианте развития беседы необходимо, чтобы супруги постарались сформулировать и передать другому свои чувства, поделиться своими обидами и переживаниями, связанными с ощущениями дефицита внимания и ласки со стороны партнера. Понимание и обсуждение того, что лежит за жалобами на трудности в сексуальных отношениях супругов, само по себе может значительно способствовать решению проблемы. Но все же бывает полезно вслед за таким эмоциональным разговором провести и более рациональное обсуждение сексуальных отношений супругов. Целесообразно, чтобы оно было несколько отодвинуто во времени, например, отложено до следующей встречи с этой парой. В ходе разговора следует помочь супругам сформулировать требования или пожелания друг другу, которые позволили бы им изменить свое поведение. Особенно важно, чтобы такие требования были сформулированы женой, чья пассивность и трудности в выражении собственных эмоций лежат в основе разобранного выше конфликта. 

Важно также отметить, что часто трудности в сексе тесно переплетаются с личными проблемами. Решение последних в процессе супружеского консультирования едва ли возможно, но психолог может помочь клиентам сформулировать свои требования к характеру сексуальных отношений, пожелания, связанные с собственными ощущениями и особенностями поведения супруга. 

Конечно, кроме сексуальных проблем, в ходе такой дискуссии должны быть подробно обсуждены и межличностные отношения супругов. Так, взаимные обиды должны получить четкое поведенческое выражение: чего именно ждут клиенты друг от друга, какого рода внимания и поддержки им не хватает, что они хотели бы изменить в поведении и отношении другого. В итоге может оказаться, что на пути реальных изменений в супружеских отношениях стоит именно тот супруг, который “на словах” всячески добивается их. Так, например, может выясниться, что жена не замечает никаких позитивных усилий со стороны мужа, не поощряет его, хочет добиться от него чего-то определенного. Так,например, сексуальные проблемы часто сочетаются с уже описанной нами ситуацией разногласий в паре по поводу семейных дел и обязанностей: активная жена и пассивный муж. А, следовательно, и изменения семейной ситуации в целом возможны лишь в том случае, если позиция жены также изменится, станет более гибкой и конструктивной. 

Неудовлетворенность сексуальными отношениями с партнером 

Другая довольно распространенная ситуация психологических нарушений в сексуальной сфере связана с любовной связью одного из супругов, часто уже завершенной (поскольку сам по себе приход в консультацию и стремление решить возникшую проблему является свидетельством желания супругов жить вместе, стараясь забыть или простить измену). 

Нередко новый сексуальный опыт одного из партнеров влечет за собой значительные изменения ее/его требований к сексуальным отношениям. Особенно часто это случается, когда сексуальные отношения в браке не приносили партнерам особого удовлетворения и не играли какой-либо особой роли в отношениях. В такой ситуации любовник (или любовница) нередко воспринимается или оказывается более опытным, сексуально более активным и как бы раскрывает “виновному в измене” супругу “неведомые ранее возможности сексуальных отношений”. И теперь, по окончании любовной связи, он (она) хотел бы осуществить сексуальную революцию, сделать паттерны сексуального поведения и в браке более чувственными и разнообразными. 

Чаще всего в практике консультирования встречается ситуация, когда жена/муж знает все о случившейся измене и о том, что сексуальные отношения с другим у партнера были более удовлетворяющими и привлекательными. Обычно он/она серьезно переживает по этому поводу, считая себя ни на что не годным, не привлекательным, слабым в сексуальном отношении и т.д. Но может быть и иначе, когда другой не подозревает о связи супруга и для него “сексуальные притязания” последнего выглядят как нечто неожиданное, хотя он/она также может быть серьезно обеспокоен, считая, что недовольство сексуальными отношениями супруга имеет под собой определенные основания. В последнем случае психолог может “случайно” узнать о “других” отношениях, оставшись по просьбе супруга с ним один на один. 

Прежде всего, забегая вперед, необходимо подчеркнуть, что, кроме сексуальных проблем, при изменах обычно огромное значение имеют различные супружеские или личностные конфликты, служащие основной причиной измены, и этот аспект ситуации, в случае необходимости, должен быть подробно проанализирован в процессе консультирования. Так, возможно, что большая привлекательность сексуальных отношений с другим человеком связана, например, с большей легкостью, доверительностью отношений с ним. 

В том случае, если супруг знает о подробностях отношений партнера с другим человеком, одна из важнейших задач психолога — снять напряжение, накопившееся в паре в связи с происшедшим, тем более, что чаще всего супруги уже имеют некоторый, причем весьма негативный, опыт “модернизации” своих сексуальных отношений. Успех решения этой задачи определяется тем, насколько консультанту удается организовать доверительное обсуждение сексуальных проблем, в ходе которого каждый из партнеров получает возможность высказать свои пожелания другому. Важно, чтобы предъявляющий новые требования супруг не фиксировался на том, что было ею/им пережито, это не должно выступать ни как норма, ни как эталон. Оба партнера должны быть ориентированы на поиски чего-то своего. 

В ходе такого разговора особая поддержка и участие обычно требуется тому, кто оказался как бы “менее развитым”, не обладающим “необходимыми” способностями. Консультант с этой целью может непосредственно выражать свою поддержку, например: “Вы ведь можете так себя вести” или “А вам ведь тоже, возможно, что-то мешает вести себя так, как хотелось бы?”. Кроме поддержки консультанта, очень важно также, чтобы именно с этой “слабой” стороны прозвучали какие-то замечания и пожелания, поскольку чувство превосходства и компетентности у одного и собственной никчемности и беспомощности у другого не могут послужить базой для нормализации отношений. Тем более, что борьба амбиций, стремление доказать и показать что-то партнеру часто являются одним из важнейших мотивов поведения супругов в этой ситуации и в случае перехода к более глубинному анализу отношений он может стать серьезной темой последующих бесед. Иногда приходится обсуждать проблемы сексуальных отношений с каждым из супругов по отдельности (особенно часто это бывает, когда один из них не подозревает об измене другого или, во всяком случае, не знает о том новом опыте, который был при этом получен последним). Нередко разделение супругов в ходе консультирования бывает вызвано тем, что у одного из них оказываются довольно серьезные личные проблемы, связанные с отношением к собственной сексуальности, мешающие более свободно и спонтанно проявлять собственные желания. Чаще всего личные проблемы в этой области основываются на взглядах, которые были характерны для родительской семьи, на запретах, сформировавшихся у клиента в этой сфере в детстве. Решение таких проблем в ходе краткосрочной терапии в принципе невозможно, поскольку они требуют значительной и углубленной психотерапевтической проработки. Но даже просто подробное обсуждение этого материала в ходе беседы с консультантом активизирует более зрелое, рациональное отношение клиента к собственной сексуальности, что само по себеможет способствовать снижению напряженности в сексуальных отношениях супругов. Полезными являются вопросы, ставящие под сомнение сексуальные запреты и сложившиеся представления о человеческой сексуальности: “Почему вы считаете, что так себя вести нельзя?” или: “Что неприятного в том, что ваш муж говорит с вами об этом?”. 

Супругам, жалующимся на проблемы, связанные с сексом, часто просто не хватает определенной информации и, поскольку хорошей популярной литературы о сексуальных отношениях раньше было слишком мало, а теперь слишком много, психологу часто приходится выступать в роли советчика, что именно стоит почитать, куда еще следует обратиться с подобными проблемами, к чему следует или не следует стремиться супругам в своих сексуальных отношениях. Конечно, говорить об этом нужно с осторожностью, но иметь определенное представление о существующих популярных изданиях по проблемам сексуальности консультанту, работающему с супружескими проблемами, просто необходимо. 

В ситуации, когда в силу каких-либо причин психологу приходится беседовать с клиентами по отдельности, желательно сделать так, чтобы при завершении консультирования супруги снова оказались вместе, поскольку это может послужить хорошей основой для их дальнейшего совместного разговора о сексе. Конечно, описанные выше ситуации далеко не исчерпывают всех проблем и трудностей, связанных с сексом, которые возникают у супругов и могут стать темой обсуждения в процессе консультирования. Завершая эту тему, хочется еще раз подчеркнуть необходимость ориентации на психологические аспекты отношений супругов при компетентной работе консультанта с сексуальными проблемами. 

Дефицит доверия и близости в отношениях супругов 

Представление о том, что доверительное общение супругов является основой успешных супружеских отношений — одно из базовых допущений большинства теорий семейнойи супружеской терапии. Поэтому установлению позитивного контакта и доверительного общения между супругами обычно отводится основное время работы в ходе психотерапии. С этой точки зрения любой конфликт в конечном счете означает, что люди просто не могут нормально договориться по какому-то поводу. Но, как ни странно, жалобы на трудности общения друг с другом довольно редко звучат у конфликтующих супругов. Основой того, что портит их жизнь, они сами считают частые ссоры, отсутствие помощи и поддержки, сексуальные проблемы и т.д. И лишь в процессе консультирования у них обычно возникают и формулируются жалобы, непосредственно связанные с общением: “Мы не понимаем друг друга”, “Я не могу ей ничего рассказать, она тут же меня осуждает”, “Мы не доверяем друг другу” и т.д. Но независимо от того, затрагиваются или нет эти проблемы самими супругами, в той или иной мере они должны обсуждаться в процессе консультирования, поскольку лишь нормальное общение является залогом того, что трудности, встречающиеся в совместной жизни, будут успешно разрешены. 

Общение — сложный и многомерный процесс, поэтому прежде чем говорить о трудностях в общении, хотелось бы остановиться на некоторых его особенностях, без понимания которых оказание профессиональной помощи невозможно. Принято выделять несколько уровней общения, так или иначе определяющих взаимодействие людей друг с другом. Прежде всего это уровень коммуникации, то есть непосредственного общения (что, какие слова люди говорят друг другу) и уровень метакоммуникации, то есть обсуждения самого процесса общения (рефлексия того, как, что и почему говорят люди друг другу) (Raush H.L, Greif A.C., Nugent J., 1979) .Чаще всего понимание того, что говорится, выводится только из непосредственного содержания коммуникации, в то время как действительный смысл сообщения может быть понят лишь при привлечении рефлексии — попытке понять, почему и зачем именно это говорится людьми в процессе общения. Но, поскольку в конфликтных супружеских парах такие глубинные смыслы понимаются супругами по-разному и почти никогда не обсуждаются и не сравниваются, им редко удается понять друг друга, и общение их полно недомолвок и постоянных подозрений. 

Так, к числу наиболее типичных примеров может быть отнесена ситуация, когда один из супругов постоянно напоминает другому, что и как надо сделать, считая, что такого рода высказывания помогают разобраться в ситуации и сделать все лучше и быстрее. Партнер же воспринимает эти высказывания как демонстрацию власти и стремление к доминированию и управлению со стороны супруга и соответственно реагирует на них, отказываясь что-либо делать, отговариваясь, доказывая нечто и т.д. К сожалению, люди часто приписывают себе большее понимание того, что говорит партнер (хотя нередко в той или иной мере это действительно соответствует истине), чем понимают и рефлексируют собственную позицию, поскольку критично относиться к себе сложнее, чем критиковать другого. К тому же многие, ориентируясь на содержание (или псевдосодержание) своих высказываний, редко задумываются о тоне, которым они их произносят. 

Между тем тон, как и любая невербальная коммуникация, является могучим “увеличительным стеклом”, как нельзя лучше проявляющим то, что именно человек хочет сказать. Расхождение вербальных и невербальных компонентов общения встречается не так уж редко. Большинство же людей в такой ситуации более склонны ориентироваться и доверять тому, как что-то говорится, а не тому, что именно говорят. Проблема расхождения тона и содержания, как известно, подробно разрабатывалась Грегори Бейтсоном, и этот феномен получил специальное название “двойной связи” (Bateson G., Jackson D.D., Haley J., Weakland J.,1956). 

Создание позитивного фонда в общении супругов 

Таким образом, в общем виде задачу коррекции процесса общения можно сформулировать как повышение рефлексии супругов по поводу того, что, как и зачем они говорят друг другу. Начальные этапы работы с проблемами общения в супружеской паре полезно построить на основании мероприятий, предлагаемых в рамках поведенческой супружеской терапии (Jacobson N.S., Margolin G., 1979). Так, уже при первом разговоре с парой может выясниться, что по отношению друг к другу они используют различные слова и выражения, возможно, даже сами по себе ничего особо неприятного не содержащие, но произносимые в таком тоне и использующиеся в такие моменты, когда слышать их другому неприятно (типа “отстань”, “принеси”, “тебе бы стоило помолчать”). Эта проблема может быть использована в качестве основания для домашнего задания. 

Так, например, супругам можно предложить в промежутке между встречами с консультантом фиксировать: 1) все то “неприятное”, что говорится каждому партнером; 2) все то “неприятное”, что каждый сам говорит партнеру (не остановился вовремя, не сдержался и т.п.). В качестве задания могут быть использованы и оба пункта одновременно либо что-то еще, требующее от супругов постоянного контроля и понимания того, что и как они говорят друг другу. Такое домашнее задание приводит к тому, что супруги начинают больше сдерживаться и задумываться о том, насколько неприятны партнеру те или иные их высказывания. Обсуждение этих домашних заданий может послужить основанием для более глубокого анализа того, каковы позиции супругов в процессе общения друг с другом, что и зачем они друг другу говорят. 

Совсем необязательно, чтобы супруги специально фиксировали только что-то негативное, тем более, что в конфликтных супружеских парах такого негативного фона болеечем достаточно, а позитивных высказываний и переживаний по отношению друг к другу обычно явно не хватает. Поэтому в качестве домашнего задания целесообразно предложить им говорить друг другу ежедневно как можно больше приятного, пусть это будут даже мелочи, пустяки типа: “Большое спасибо” или “Мне очень приятно”. Следует также подчеркнуть, что единственный способ увеличить количество приятных высказываний по отношению к себе — это обращать внимание на то, что говорит партнер и отвечать ему/ей тем же, и предложить каждому специально отмечать все приятные высказывания партнера и отвечать на них. 

Совместный разговор с обоими супругами, как уже отмечалось выше, является удобной ситуацией, когда какое-то неудачное взаимодействие между ними может быть отмечено консультантом и проанализировано вместе с партнерами. В качестве такого материала может выступить любая конкретная интеракция, которая окончилась неудачей (супруги не поняли друг друга, не смогли договориться или просто поссорились во время приема). Когда подобные конкретные ситуации анализируются с целью выявления негативных паттернов общения супругов, основное внимание следует уделять следующим моментам: что каждый из них хотел сказать; что было сказано “на самом деле”, то естькак то или иное высказывание было воспринято партнером; какие возможны более адекватные способы выражения того или иного содержания и т.д. Важно, чтобы во время обсуждений в консультации общение супругов складывалось позитивно, а не негативно. С этой целью консультант может, например, специально обращать внимание клиентов на то, как и что они говорят, или, как это делается в поведенческой супружеской терапии, наложить запрет на целый ряд высказываний, разрушающих процесс общения: интерпретации, выражение осуждения, приписывание чего-либо другому и т.д. (Liberman R.P., 1976). 

Анализ чувств и переживаний супругов в процессе общения друг с другом 

Огромное значение в нормализации межличностного общения супругов имеет переориентация их с самого текста высказывания на те чувства, которые переживаются ими в то время, когда они что-то говорят или слушают друг друга. Умение передать другому свои чувства и переживания по поводу сказанного и сделанного им/ею и, в свою очередь, понять то, что он/она чувствует и говорит, является основой успешного общения. Но людям, которые уже давно общаются, не обращая внимания ни на свои, ни на чужие эмоции, совершить такой переход бывает сложно. Помогая им переориентироваться, консультант может попросить их: “Расскажите о том, что вы чувствуете, когда муж говорит вам, что вы ничего в этом не понимаете” или прокомментировать: “Говоря так, вы оцениваете ее, а не рассказываете о своих переживаниях”. Супруги сами должны почувствовать, чем отличается высказывание “Ты меня не понимаешь” от “Когда ты говоришь так, у меня возникает чувство, что тебе не хочется понять меня, и мне самой становится обидно и трудно говорить с тобой”. 

Одна из эффективных техник налаживания межличностного общения супругов — разговор между ними “глаза в глаза”, особенно, когда затрагивается или обсуждается что-то действительно важное для обоих. В этом случае консультант может попросить их обращаться непосредственно друг к другу, глядя в глаза партнера и подробно описывая собственные чувства. При такой форме взаимодействия все, что ими говорится, получает больший вес, глубже понимается обоими, оставляя след в душе каждого. Конечно, супругам бывает далеко не всегда привычно и удобно говорить друг с другом именно таким образом, и часто консультанту приходится напоминать и подчеркивать: “Смотрите в глаза друг другу”, “Говорите только о чувствах!” 

Консультант может попробовать разобраться в проблемах общения супругов, анализируя вместе с ними, что мешает им более доверительно говорить друг с другом. С этой целью он может предложить им вспомнить и попытаться сформулировать претензии, которые обычно возникают у них к партнеру в ситуациях межличностного общения. Важно, чтобы замечания и недовольство, связанные с партнером, были сформулированы не как требования, а как рассказ о том, почему и как в общении с ним постоянно возникают чувства напряженности и тревоги. Если супругам удается в разговоре друг с другом перейти на уровень более глубоких переживаний, то каждый из них получает возможность услышать много важного и нового о внутреннем мире другого и о том, как воспринимается партнером он сам. 

Коррекция стилей общения 

В процессе консультации может выясниться, что трудности общения супругов во многом связаны с тем, что каждый из них имеет свой, отличный от другого, стиль, который он/она не только не хочет, но и не может сменить. Так, например, одному из партнеров необходима длительная вечерняя беседа, подробное обсуждение всех деталей дня, а другой более замкнут, у него нет потребности что-то рассказывать, и длинные задушевные беседы кажутся ему пустой тратой времени. Иногда приходится только удивляться, как могут два таких разных человека образовать семью и жить вместе. В такой ситуации идеальный результат консультации — создание некоего поведенческого компромисса с принятием каждым стиля другого, признанием за ним права быть таким, каков он есть. 

Что может сделать консультант, чтобы достичь этого? Прежде всего, изменить ощущение, что то, как ведет себя супруг — это нечто, что делается назло, чтобы вызвать раздражение, “насолить” и т.д. Причем супруги должны постараться высказать это друг другу сами, задача же психолога — сделать так, чтобы они сумели поговорить друг с другом на языке чувств и переживаний, например: “У меня часто возникает ощущение, что мне просто нечего рассказать тебе, мне кажется, что в моей жизни ничего не происходит такого, что заслуживало бы внимания” или “Я часто просто не понимаю, чего ты от меня хочешь, и тогда поневоле у меня возникает ощущение, что ты просто ищешь повод, чтобы высказать свое недовольство”. 

Умение работать с проблемами общения — важный навык для психолога-консультанта, поскольку необходимость помочь людям говорить друг с другом на языке переживанийможет возникнуть буквально на любом консультативном приеме. Но для того чтобы научиться делать это правильно, не впадая в менторский тон или, наоборот, не позволяясупругам вместо чувств высказывать друг другу претензии, необходимо увидеть и “прочувствовать”, как это делают профессионалы с большим опытом. Стоит и подробнееознакомиться с многочисленными техниками и приемами работы с общением, существующими в рамках семейной терапии, овладение которыми требует специального обучения. 

8.КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ОДНОГО СУПРУГА 

Мы уже говорили о том, что по поводу различных семейных и супружеских проблем гораздо чаще обращается не супружеская пара, а один из супругов. Проблемы, с которыми приходит один клиент, в основном аналогичны тем, которые уже обсуждались нами, когда мы говорили о работе с супружеской парой — сексуальные проблемы, распределениеролей и обязанностей в семье, трудности общения и т.п. Но работа с одним клиентом строится несколько иначе, чем с двумя, поэтому здесь нам придется вернуться к тем поводам для обращения, которые уже рассматривались в предыдущей главе. Более подробно в этой главе будут обсуждаться те случаи обращения, которые обычно служат основанием для прихода в консультацию одного супруга, что даже без уведомления об этом партнера (например, трудности, связанные с совместным проживанием с соматически или психически тяжело больным мужем/женой или жалобы жен на проблемы во взаимоотношениях с мужьями). 

Основным источником информации о жизни клиента для консультанта служат, как и всегда, описания конкретных ситуаций, в которых человек вплотную соприкасается со своими проблемами. Именно на их основании консультант может увидеть “обратную сторону” поведения клиента, выделить и охарактеризовать то, как он создает семейные затруднения или вносит свой вклад в уже существующие. Несколько обобщая, можно утверждать, что даже в таких тяжелых ситуациях, как уход за хронически больным или конфликты с супругом-алкоголиком, за поведением и переживаниями клиента стоят все те же попытки и стремления — провести в жизнь нормы и паттерны поведения, принятые в родительской семье или/и приобрести и продемонстрировать большую власть и влияние над другими. Посмотрим, как может психолог работать с конкретными случаями обращения клиентов, ориентируясь на эти принципы. 

Активная жена — пассивный муж 

Одним из распространенных поводов обращения в консультацию являются жалобы жен на пассивность и несамостоятельность мужей. Эта ситуация уже разбиралась нами приобсуждении работы с обоими супругами совместно, но поскольку часто с подобной жалобой жена обращается одна, скрывая сам факт обращения от супруга, немного поговорим об этом случае и в данном разделе, используя его как материал для демонстрации специфики работы с одним супругом в сравнении с консультированием супружеской пары. 

В ходе приема большое внимание должно быть уделено анализу реальной ситуации клиента, выстраиванию и осознанию механизмов доминирования. Особенно важными представляются два момента: ориентация клиентки на более адекватную, в данном случае — более пассивную позицию по отношению к супругу, а также на поиски конструктивных путей решения конфликта. 

Представим, что основные этапы консультирования успешно завершены и клиентка в принципе готова изменить свое поведение, например, реже критиковать мужа, больше поощрять любое его стремление что-то делать для семьи, соглашаться с его предложениями и т.д. Конечно, принять такую позицию бывает очень трудно не только потому, что за многие годы она привыкла “руководить” семьей. Большинство людей искренне убеждены в том, что их собственные действия правильны (например, необходимо сначала убрать оставшиеся после еды продукты в холодильник, а потом приступать к мытью посуды, а не наоборот). Индивидуальная беседа дает определенные возможности для подробного обсуждения вопроса, существует ли “общепризнанно-правильный способ поведения” в различных обыденных ситуациях или нет. С этой целью консультант может использовать парадоксальные вопросы типа: “А что страшного в том, чтобы выполнить все это в другом порядке?”, “Что случится, если…?”. Разговор на эту тему часто приводит к постановке проблемы, зачем клиентке необходимо постоянное чувство своей правоты, что это дает в отношениях, как она ощущает и использует свою власть. В итоге более глубокий уровень обсуждения при работе с одним супругом может возникнуть во время беседы достаточно рано. 

Существует и еще один момент, часто осложняющий принятие человеком более пассивной позиции в семейной жизни, разговор о котором можно особенно удачно провести в индивидуальной беседе с ним. Чрезмерная активность в семье обычно характерна для людей, стремящихся к более активной, доминантной позиции в жизни, но по каким-либо причинам не имеющих возможности реализовать свои стремления где-либо вне дома. Семья же в такой ситуации становится сосредоточением всех помыслов и усилий, что, естественно, приводит к проблемам и трудностям в семейной жизни, которые часто усугубляются еще и тем, что муж, пассивный и безвольный в семье, оказывается гораздо более активным и успешным в других сферах жизни, недоступных жене. Это способствует неудовлетворенности и развитию неосознаваемых конкурентных стремлений у клиентки. Таким образом, в ходе беседы следует тем или иным образом затронуть проблему глубинных личностных конфликтов, стоящих на пути более полноценной реализации собственного “Я”, разрешение которых может привести к снижению стремления доминировать. 

Предметом специальной беседы в этом случае может стать поиск способов и путей реализации личности клиента в других, внесемейных жизненных сферах. Препятствием к этому часто являются различного рода реальные трудности и жизненные обстоятельства: неудачный выбор профессии, проблемы во взаимоотношениях с начальством, страхи, связанные со сменой тематики, переходом на другое место работы и пр. Удобным поводом для ухода от этих трудных ситуаций оказываются многочисленные проблемы, связываемые с семьей: ребенок маленький, без меня некому будет заниматься семьей, муж совсем не помогает по дому и т.д., — которые на самом деле часто не являются непреодолимой преградой. В подобной ситуации успех консультирования определяется тем, насколько психологу удалось разрушить ложную связь между работой и домом, изменить отношение к профессиональной деятельности или какой-либо иной активности вне семьи. Появление у таких клиентов еще одной сферы приложения сил, например работы, уменьшение времени, уделяемого семье, дому, детям может привести к естественному изменению позиции с более активной и доминантной на более пассивную и кооперативную. А мужу поневоле придется больше участвовать в выполнении домашних обязанностей, помогая жене, не успевающей все самой сделать. 

Другое важное средство изменения позиции супруга в семье с пассивной на более активную — доверительный разговор с партнером, в ходе которого клиент сможет ему рассказать о своих реальных переживаниях и проблемах. В случае совместной работы с обоими супругами такой разговор чаще всего происходит в кабинете консультанта приего непосредственным участии. Но при индивидуальном приеме психологу следует помочь клиентке организовать такой разговор дома. Принципы его организации в этом случае те же, что и обычно (см. главу 4). Так, консультанту следует предварительно обсудить, что и как клиентка могла бы и хотела бы рассказать супругу о своих чувствах и переживаниях, возникающих в ситуациях, когда он, с ее точки зрения, проявляет пассивность, не берет на себя достаточную ответственность за принятие семейных решений и т.д. Особенно важно, чтобы в ходе такого разговора клиентка была готова признать свое собственное поведение неправильным, осудить себя за постоянное стремление делать замечания, критиковать, а также рассказать о переживаниях обиды, недоверия, униженности и второсортности, которые лежат в основе ее поведения. Позитивную роль в нормализации семейных отношений может сыграть и акция доверия, тщательно спланированная с помощью психолога. В качестве материала для проведения такой акциилучше выбрать какую-то конкретную ситуацию из жизни, которая возникает регулярно и постоянно служит поводом для разногласий. В качестве иллюстрации приведем следующий случай. 

Родители мужа клиентки жили в маленьком городе в нескольких часах езды от Москвы, доехать до которого можно было лишь на поезде дальнего следования. Муж настаивал на том, чтобы к его больным, старым родителям они с женой ездили не реже, чем один-два раза в месяц. В принципе, клиентка была совсем не против этого, но в связи с покупкой билетов возникали постоянные скандалы и конфликты. Муж считал, что билеты нужно покупать на вокзале непосредственно перед отправлением поезда, клиентка же настаивала на том, чтобы муж покупал билеты заранее: “Ведь перед отправлением их может просто не быть, и тогда получится, что мы приехали на вокзал зря и только потеряли время”. Муж считал, что такая ситуация маловероятна и больше времени обычно тратится понапрасну, когда приходится лишний раз ехать на вокзал и стоять в очереди забилетами. 

Согласие жены на покупку билетов непосредственно перед отправлением поезда оказалось важным моментом в отношениях супругов. Съездив несколько раз к родителям мужа таким образом и убедившись, что так можно уехать из Москвы, она согласилась на такую же “рискованную” поездку на юг, стала вместе с мужем “стрелять” лишние билеты в театры и т.д. Готовность клиентки следовать предлагаемым мужем образцам поведения, которые раньше казались ей неприемлемыми, то есть признание его права на проявление активности в семье, привели к кардинальному изменению его позиции в отношениях. Он стал более активен и ответственен в выполнении рутинных повседневных семейных дел и обязанностей. 

Необходимо напомнить, что когда консультант совместно с клиентом планирует какие-либо конкретные шаги — разговор о семейных проблемах, акции доверия и т.д., следует сразу же договариваться о последующей встрече, во время которой будут обсуждаться результаты проведенных мероприятий. Попытки конструктивных шагов со стороны клиента по самым разным причинам могут привести к негативным результатам, подоплека и последствия которых должны быть обязательно прояснены в процессе специальной беседы. 

Чрезмерная зависимость супруга от родителей 

В число поводов обращения одного супруга в консультацию входят жалобы на несамостоятельность партнера, зависимость от родителей, неспособность независимо строить и развивать супружеские отношения. Часто такие жалобы возникают, когда контакт с родителями супруга действительно очень тесен — молодая семья живет вместе с родственниками мужа или жены, родители принимают активное участие в воспитании детей супругов и т.д. Поводом для жалоб могут быть ситуации, в которых предпочтение отдается мнению родителей, а не супруга или тот факт, что он/она проводит слишком много времени со своими родственниками, сверх меры посвящает их в семейные проблемы и т.д. 

Далеко не всегда эти и подобные им претензии объективны. Так, например, в условиях совместного проживания с родителями попытки супруга “сгладить” какие-то ситуации, проявления вежливости или помощь им в быту могут восприниматься как “предательство”. Безусловно, психолог не может решать, что является чрезмерным, а что достаточным в отношениях человека со своими родителями: в каждой семье — свои нормы отношений и поведения, поэтому ответить на вопрос, насколько адекватны претензии клиента, невозможно, в то время как для определения общего хода терапии это бывает важно. В связи с этим следует попробовать разобраться, что именно требует клиент от партнера: большего внимания по отношению к собственной семье, просто большей самостоятельности и независимости в жизни или же родители супруга представляются конкурентами в борьбе за внимание и любовь жены/мужа. 

Консультанту может помочь разобраться простой и часто неожиданный для клиента вопрос: “А чем, собственно говоря, вам мешает зависимость вашего супруга от своих родителей?”. Нередко реакция на этот вопрос оказывается очень проективной, вскрывающей собственные проблемы клиента, пришедшего с жалобой в консультацию. Например,встречается такой ответ: “Но я же не отношусь так к своим родителям”, что наглядно свидетельствует о том, что за претензиями к супругу в числе прочих стоят проблемы с собственными родителями, обида на них, зависть к более благополучному варианту развития детско-родительских отношений. 

Существует и еще один важный момент, на который следует обратить внимание в самом начале беседы. Вступая в борьбу с родителями супруга, клиент часто сам претендуетна их место, то есть стремится завоевать авторитет и позицию старшего по отношению к партнеру, которыми обладают родители. Именно поэтому и средства борьбы за супруга, используемые клиентом, часто оказываются весьма прямолинейными — унижения, критика, насмешки. В такой ситуации супруг оказывается в позиции “дичи”, за которой гонятся два охотника: с одной стороны — родители и с другой — партнер по браку; в конечном же счете предпочтение отдается тому, кто более привычен, то есть родителям. Если подобные тенденции проявляются в рассказе клиента о своей семейной ситуации достаточно явно, консультант может сразу же перейти к их обсуждению. Это означает, что самостоятельность партнера не является столь важной, как разрешение собственных авторитарных тенденций. Так, прежде чем работать с ситуацией как с внутрисемейной проблемой, консультанту необходимо помочь клиенту разобраться в неоднозначности и противоречивости собственной позиции, в авторитарных, собственнических тенденциях по отношению к партнеру. Иногда эта тема становится основной в беседе, затмевая собой первичный повод обращения. 

Обсуждая семейный контекст происходящего, важно разобраться в том, каковы отношения самого клиента с родителями супруга, как он/она относится к ним, а также каковыотношения между самими супругами. Нередко выясняется, что отношения в супружеской паре не сложились, им не хватает близости и теплоты. Не получая этого в собственной семье, супруг начинает ориентироваться на семью своих родителей, которые в связи с этим оказываются врагами и конкурентами клиента, поскольку они дают жене/мужу то, что он/она не может получить в собственной семье. Пытаясь найти какие-то оправдания для себя, клиент начинает рассматривать отношения жены/мужа с родителями как проявление чрезмерной зависимости, снимая с себя таким образом ответственность за создавшуюся ситуацию. 

Конечно же, такой вариант возникновения проблемы является далеко не единственным, и для обсуждения его с клиентом психолог должен собрать достаточно много материала о том, как складывались отношения супругов в начале семейной жизни, всегда ли отношения партнера с родителями были “такими”, всегда ли клиенту казалось, что партнер слишком зависим. Тот факт, что когда-то было иначе, а потом произошли определенные изменения в системе родственных отношений, чаще всего свидетельствует о том, что “близость” с родителями является результатом осложнения межличностных отношений в паре. Таким образом, оказывается, что локус жалобы у клиента “сдвинут” —вместо того чтобы говорить с консультантом о собственных трудностях во взаимоотношениях с женой/мужем, клиент пытается обсудить с консультантом фиктивную проблему — зависимость супруга от родителей. Основной задачей в этой ситуации является демонстрация клиенту его реальных проблем и работа над их разрешением. 

Но нередко случаи, когда супруг действительно чрезмерно зависим от родителей (по крайней мере, рассказ клиента дает достаточно оснований, чтобы рассматривать это как реальную проблему в процессе консультирования). Наиболее убедительным свидетельством справедливости этого могут быть следующие особенности ситуации: отсутствие у клиента глубоких, личностных претензий к родителям жены/мужа; достаточно спокойное и зрелое отношение к ним; то, что отношения родителей и супруга были близкими всегда, независимо от характера супружеских отношений; соответствующее поведение супруга: неконтролируемая откровенность в рассказах о собственной семье, уверенность в правоте родителей всегда и во всем, предпочтение их интересов интересам собственной семьи и т.д. 

Однако даже когда зависимость супруга от родителей представляется очевидной, сам клиент обычно вносит немалый “вклад” в ее развитие и укрепление. В этом вкладе можно условно выделить два момента: объективный и субъективный. 

К моментам, объективно укрепляющим зависимость супруга от родителей, можно отнести опору на их помощь и совместное проживание с ними (в сущности, зависимыми при этом являются оба — и супруг, и сам клиент, поскольку помощь обычно оказывается семье в целом). В этом случае ориентация супружеской пары на раздельное проживание с родителями, на самостоятельное зарабатывание денег и уход за детьми может в значительной мере уменьшить существующую зависимость. Как ни странно на первый взгляд, ночасто на пути подобной ориентации на самостоятельность стоят не только объективные обстоятельства, но и взгляды и представления клиента, “ратующего” за независимость. Таково, например, распространенное представление о том, что лучше жить с родителями в ожидании собственной квартиры, чем снимать квартиру и тратить на это деньги. Конечно же, консультанту не следует “давить” или “проповедовать” какие-либо взгляды, но иногда стоит лишний раз продемонстрировать клиенту, что, “экономя”, он/она теряет своего супруга. Разумеется, можно найти массу возражений — снять квартиру трудно и необычайно дорого, так же трудно или дорого устроить ребенка в детский сад и т.п. Все это правда, но, пасуя перед жизненными обстоятельствами, клиент в конечном счете демонстрирует собственную неприспособленность к жизни, стремление полагаться на кого-то и быть зависимым. К тому же, как ни парадоксально, клиенты, предъявляющие подобные жалобы, часто, как выясняется в ходе беседы, имеют или могут получить необходимые средства или помощь со стороны, для того чтобы более независимо устроить свою семейную жизнь, но просто не прилагают к этому необходимых усилий. И вопрос, почему они этого не делают, может стать предметом специального обсуждения в процессе консультирования. 

Но возможен и другой — субъективный — вклад клиента в укрепление зависимости партнера от родителей. Так, этому может способствовать недружелюбие, негативное поведение клиента по отношению к родителям супруга. Часто такие отношения носят характер откровенной борьбы с родителями — их взгляды, поступки, высказывания подвергаются регулярной критике, согласие супруга с ними по любому поводу рассматривается как проявление детскости и несамостоятельности. В такой ситуации партнер оказывается вынужденным защищать “обиженных и оскорбленных” родителей, демонстрируя им верность и любовь, что в итоге служит лишь укреплению зависимости. Кроме того, муж/жена клиента, чувствуя связь с близкими, начинает поневоле воспринимать высказываемые им претензии как относящиеся и к нему самому. Защищаясь от них, он/она начинает предъявлять претензии к клиенту и к его/ее родителям, что, естественно, не может способствовать улучшению супружеских отношений и, в свою очередь, укрепляет зависимость партнера от родителей, которые в итоге оказываются единственными понимающими и близкими людьми. 

Но, к сожалению, большинство клиентов не задумываются и не замечают такого парадоксального следствия своей борьбы. Более того, обращаясь в консультацию, человек порой искренне высказывает консультанту свое удивление тем, что его/ее очевидные доводы не оказывают никакого действия на партнера. Консультанту следует попытаться переориентировать клиента на иное отношение к своему поведению, используя высказывания типа: “А как вы думаете, приятно ли было вашей жене/ мужу услышать, что…?” или “А что вы чувствовали бы, если бы ваш муж/жена сказал/-а/ нечто подобное о ваших родителях?”. Клиенту важно показать не только то, что он/она неправильно ведет себя, но и то, что прямым следствием его поступков является не разрушение, а укрепление зависимости партнера. 

Убедить клиента в том, что он неверно ведет себя, отнюдь не значит решить проблему чрезмерной ориентации супруга на своих родителей. Обратившийся за помощью человек должен понять, что необходимое условие решения этой проблемы — наличие хороших, партнерских отношений между супругами. Укрепление и формирование таких отношений — специальная задача, которую следует подробно обсудить во время приема. У каждой супружеской пары есть свои возможности для укрепления чувства партнерства, ощущения “мы” — это и совместные походы в кино или театр, посещения выставок, активная помощь друг другу, доверительные разговоры и т.д. Консультанту следует помочь наметить несколько возможных мероприятий, реализация которых может облегчить клиенту сближение с супругом. 

Только когда собственные отношения супругов достаточно укрепились, клиент может попытаться предпринять специальные шаги для уменьшения зависимости партнера от родителей. Хотя бывает, что само по себе укрепление супружеских отношений снимает проблему зависимости от родителей с повестки дня. В этом клиенту может помочь откровенный и доверительный разговор с супругом, залогом успеха которого являются хорошие отношения. В ходе такого разговора стоит попытаться рассказать партнеру о собственных чувствах и переживаниях, связанных с ситуацией, когда другой больше ориентирован на родителей, а не на партнера. Чем больше клиент сможет рассказывать о собственных чувствах и переживаниях, а не доказывать и предъявлять претензии, тем более убедительной и важной окажется беседа супругов. Лучше, если вообще не будут употребляться такие слова, как “несамостоятельность” или “зависимость”, которые сами по себе звучат достаточно обидно. 

Конечно же, консультант может оказать большую помощь клиенту в подготовке подобного разговора, а часто и целой серии бесед, поскольку для решения этой проблемы необходимо немалое время. Так, можно помочь клиенту разобраться в тех чувствах и переживаниях обиды, брошенности, собственной незначительности и ненужности, которые он испытывает, когда супруг предпочитает или делает то, что предпочитают или делают родители, отвергая таким образом партнера. Часто клиент сам недостаточно хорошопредставляет себе, что стоит за его воинственными и агрессивными претензиями. Обсуждение этого не только способствует нормализации общения супругов, но и позволяет человеку лучше понять самого себя, увидеть, что ему нужно, к чему следует стремиться в отношениях с другими и прежде всего с партнером. 

Консультирование по поводу проблем, связанных с соматической или физической болезнью партнера 

К числу случаев, когда в консультацию чаще всего обращается один из членов супружеской пары, не имея возможности или не стремясь привести с собой партнера, относится ситуация, когда психическое или — реже — физическое здоровье последнего вызывает у клиента определенные проблемы и опасения. Поводом для прихода может служить как необходимость “диагноза” для партнера (болен он/она или нет, насколько это может быть серьезно), так и решение собственных проблем, связанных с планированием дальнейшей супружеской жизни, разводом и т.д. 

Разумеется, поставить диагноз или сказать что-либо о психическом состоянии человека, не вступая с ним в непосредственный контакт, практически невозможно. Тем не менее, для клиента принципиальная невозможность заочного диагноза, как правило, не очевидна. Поэтому в таких случаях психолог должен отдавать себе отчет в том, что если он в конце беседы формулирует некое мнение, собеседник скорее всего воспримет его как нечто достоверное, а не как одну из возможностей в оценке ситуации, даже если бы он был много раз предупрежден об обратном. Именно поэтому консультант должен быть особенно осторожен при работе с подобными случаями. Очевидно, что если клиенту нужен только диагноз, уместнее было бы отправиться к психиатру. Приход же клиента в психологическую консультацию свидетельствует о том, что его волнует и необходимость сформировать собственное отношение к ситуации, решить связанные с ней личные и межличностные проблемы. 

Основным материалом для работы консультантов является рассказ клиента о своих проблемах. В разбираемом нами случае важно знать, каковы были отношения и поведениесупруга раньше, как эти отношения развивались, в чем, когда и как начали проявляться странности и проблемы в поведении, как на них обычно реагирует клиент и что чаще всего делает супруг в ответ. 

Пожалуй, все случаи обращений по поводу “больного” супруга могут быть описаны с помощью одного из трех вариантов: 1) жена/муж клиента действительно больна/-ен/, доказательствами чего являются многочисленные госпитализации, неадекватное поведение, наличие диагноза, принимаемые лекарства и т.д.; 2) жена/муж, судя по рассказу клиента, ведет себя достаточно странно, что позволяет предположить наличие определенной патологии и, соответственно, необходимость для клиента строить свою жизнь с учетом этого фактора; 3) поведение и реакции супруга не дают оснований предположить у нее/него какую-либо психическую патологию, а ситуация в целом скорее свидетельствует о наличии каких-либо серьезных проблем в супружеских отношениях или об определенных проблемах и неадекватности самого клиента. 

Болезнь супруга 

Первый из указанных вариантов в каком-то смысле является и наиболее простым, но именно в этом случае обостряются проблемы, связанные с планированием клиентом своей судьбы. К сожалению, далеко не всегда клиент, даже если его муж/жена уже достаточно давно и тяжело болен, хорошо представляет себе, что значит эта болезнь. Психиатрам, с которыми ему приходится соприкасаться, недосуг или не хочется объяснять ситуацию, да и сам клиент порой по разным причинам (в том числе психологическим) не стремится вникнуть в суть дела. Поэтому психолог часто оказывается первым человеком, обстоятельно объясняющим, что значит тот или иной диагноз, как обычно развиваетсяболезнь, как следует вести себя с больным и т.п. Консультанту следует быть максимально откровенным, что, в свою очередь, означает: если он не знаком с данным диагнозом и используемыми препаратами, то высказывать мнение следует с осторожностью или вообще не стоит. Ведь от сообщаемой информации во многом зависит, как клиенту строить свою дальнейшую жизнь. Проблема часто усложняется и грузом моральных обязательств: клиенту приходится решать, бросать или не бросать больного, с которым можетбыть прожито немало лет и перед которым клиент ощущает определенные обязательства и ответственность. 

В этой ситуации консультанту не следует воспринимать себя как человека, принимающего решение. Его задача сводится к тому, чтобы выслушать и понять то, что говорит клиент, поскольку часто именно понимания со стороны собеседника не хватает человеку в повседневной жизни. К тому же, излагая собственные трудности и сомнения, клиент сам продвигается к принятию решения. 

Нередко человек сам себя заковывает в непробиваемую “броню” моральных ограничений, обрекая на излишние страдания и не оставляя возможности даже мыслить или чувствовать по-другому, особенно не позволяя себе задумываться о таких вещах, как развод или раздельное проживание. При этом иногда рассказ клиента содержит скрытую просьбу о смягчении этого морального прессинга, о получении разрешения на принятие своих негативных чувств и переживаний, связанных с больным супругом. Консультанту необходимо помочь клиенту разобраться в своих истинных чувствах и переживаниях, а также найти некие компромиссные решения, которые позволили бы изменить ситуацию, не снимая моральной ответственности. Так, например, вариант раздельного проживания с больным ни в коей мере не лишает клиента возможности ухаживать за ним, ведя при этом достаточно независимый образ жизни. 

Но может оказаться, что уход за больным и совместная жизнь с ним воспринимается клиентом как нечто естественное, наполняющее смыслом его собственную жизнь. В этом случае задача консультанта — укрепить клиента в этом решении. Полезно также специально обсудить такие проблемы, как правильные способы поведения с больным, возможные реакции на его высказывания, что можно от него ждать, чего требовать и что ему можно поручать (Горбунова Л.И., 1976; Мишина Т.И.,1983). 

Подозрения в болезни супруга 

Обычно такая ситуация не столь ясна: из рассказа клиента очевидны детали, свидетельствующие о психической патологии, но однозначно поставить диагноз не представляется возможным. К числу таких признаков можно отнести ухудшение общего психического состояния в течение определенного времени (месяцев, лет), общий депрессивный фон настроения, снижение энергетического потенциала, повышение критичности, резонерство, мелочность, придирки, подозрительность, неадекватность поведения. Часто неадекватность супруга в семейной жизни выражается в форме патологической ревности, в связи с чем повторяющейся темой семейных скандалов становятся поиски истины и справедливости, требования откровенного признания “во всем” и покаяния и т.п. 

В качестве примера приведем следующий случай. Муж обратившейся за помощью женщины был всегда несколько ревнив, но это никогда не служило помехой их семейной жизни. Однако последние год-полтора приступы его ревности, поводом для которой могло стать все что угодно, стали пугать и удивлять жену. Так, например, в доме в воскресенье перестала работать электрическая плита. Супруги долго пытались найти поломку, потом муж вышел на лестничную клетку, чтобы определить, не случилось ли там что-нибудь с проводкой. Оказалось, что в квартиру прекращена подача электроэнергии, поскольку опущен рубильник на щитке. Вернулся он обратно в страшном гневе и тут же набросился на жену, поскольку случившееся было интерпретировано им следующим образом: клиентка сама опустила рубильник, чтобы сообщить таким образом некоему любовнику,что муж дома. Никакие доводы и убеждения клиентки не подействовали. Подобный приступ ревности в этой семье был далеко не единственным, что позволило консультанту с определенной осторожностью согласиться с предположениями клиентки о наличии у мужа некоторых психических отклонений. Диагноз в дальнейшем подтвердился: то, на что жаловалась клиентка, оказалось проявлениями патологического бреда ревности. 

Конечно, как только возникают серьезные подозрения на болезнь, консультант должен настоятельно рекомендовать обратиться к врачу. 

Следует отметить, что существует еще одна ситуация, похожая на описанную выше: когда супруг втайне от клиента постоянно посещает каких-то врачей, принимает лекарства, испытывает странные состояния, но всячески скрывает все это от партнера, который, в свою очередь, подозревает что-то, но разобраться без помощи специалиста не может. В таком случае психолог, внимательно выслушав клиента, может вместе с ним попытаться по каким-то косвенным признакам — названиям лекарств, особенностями состояния и т.д. — предположить, что же происходит с женой/мужем. 

Если возникают серьезные основания подозревать болезнь, то предметом обсуждения часто становится проблема, как направить возможного больного к врачу, поскольку, несмотря на полный набор тревожных симптомов — ухудшение состояния, депрессию — он/она активно отвергает возможность медицинского вмешательства. Консультант может вместе с клиентом разработать план, где найти врача, как замотивировать супруга на обращение и т.д. При этом психологу следует помнить, что его задача — не решить проблему клиента, дав четкий и однозначный совет, а стимулировать его на решение собственных проблем, на поиски наиболее успешного и эффективного способа поведения. 

Трудности в отношениях с партнером 

Нередко все то, что клиент склонен рассматривать как проявления патологии, с точки зрения консультанта имеет другое, более вероятное объяснение, связанное с характерологическими особенностями партнера и отсутствием взаимопонимания между супругами. Предметом жалоб клиента в этом случае могут быть самые разнообразные проявления поведения партнера: негативное отношение к ребенку, стремление супруга не рассказывать другому о своей профессиональной деятельности, придирки, обидчивостьи т.п. В такой ситуации консультант должен быть ориентирован прежде всего на “здоровое” объяснение происходящего и лишь в случае непреодолимых трудностей этом пути — допустить возможность патологии. 

Если подозрения клиента о психическом заболевании партнера кажутся консультанту безосновательными, в ходе беседы следует попытаться получить ответы на следующие вопросы: 1) зачем клиенту нужно поставить партнеру диагноз, чего он хочет достичь в результате консультации — нормализовать отношения и поведение супруга или найти удобный способ для обесценивания и управления им; 2) всегда ли партнер был таким, возникли ли изменения в его поведении постепенно или являются реакцией на какие-либо события, заставившие его измениться и решать возникшие проблемы именно таким, порой не слишком адекватным способом. 

Иногда наличие “диагноза” у партнера действительно выгодно клиенту, поскольку, с одной стороны, это укрепляет его собственные позиции, создает ощущения власти и правоты, а с другой — позволяет смириться с поведением супруга, не ощущая собственной ответственности за происходящее и не испытывая чувства вины, списывая все на болезнь партнера. Отвергая диагноз, консультант обязан идти дальше, стараясь выяснить, что в поведении клиента может провоцировать партнера на странности, что мешает нормальному развитию супружеских отношений в семье. 

Обсудив проблему “диагноза” и не подтвердив ожиданий клиента, а поставив его предположения под сомнение, психолог уже в определенном смысле удовлетворил запрос,и поэтому для дальнейшего анализа отношений необходимо согласие клиента и его действительная заинтересованность в этом, ибо нельзя заставить человека измениться вопреки его собственному желанию. 

Если собеседник заинтересован в дальнейшем обсуждении проблем семейных неурядиц, беседа может строиться аналогично тому, что уже не раз обсуждалось: консультант выслушивает рассказ о семейных трудностях и проблемах, выстраивает гипотезы о том, что именно в отношениях супругов провоцирует неадекватное поведение и, прежде всего, каков вклад клиента, пришедшего на прием, в происходящее в семье. 

Несколько слов хотелось бы сказать о ситуации, когда в результате беседы становится ясно, что пришедший на прием человек сам психически болен: его требования неадекватны, рассказ изобилует невероятными деталями, поведение вычурно и демонстративно. Прежде всего, психологу не следует бояться таких людей или стремиться немедленно избавиться от них. Часто подобные клиенты, так или иначе ощущая собственную болезнь, стремятся найти у консультанта сочувствие, надеются, что хоть кто-то их выслушает и поймет. И если психолог по возможности попытается в общении с ними сделать это, такой разговор, несомненно, будет полезен больному. 

Соматически больной 

Особый случай обращения — это проблемы, связанные с тем, что в семье есть соматически тяжело больной человек. С подобной жалобой часто обращаются не только по поводу супруга, но и по поводу болезни престарелых родителей, живущих в семье клиента. 

Основным локусом жалобы в подобном случае обычно являются серьезные изменения, происходящие в характере больного: раздражительность, нетерпеливость, частые жалобы на недостаток внимания со стороны окружающих и т.п. Обычно сам клиент признает подобные личностные изменения отчасти оправданными болезнью, но в целом хотел бы как-то воздействовать на больного, скорректировать его поведение. 

Прежде всего следует особенно внимательно расспросить об отношениях в семье в период самого начала болезни. Нередко оказывается, что в это время больного буквально “душили” заботой, тем самым, с одной стороны, постоянно напоминая о болезни и связанными с ней ограничениями, а с другой — лишая его возможности нормально и самостоятельно приспособиться к своей ситуации. После периода интенсивной опеки семья обычно несколько охладевает к больному по принципу “должен же он/она понимать, что…”. И именно в это время обостряются его привычки и требования, которые начинают беспокоить других членов семьи и служат поводом для обращения в консультацию. Таким образом, чрезмерная забота и гиперопека служат провоцирующими факторами, в конечном счете приводящими к ухудшению психического состояния больного. Конечно же,для того чтобы установить эту взаимосвязь, консультант должен сначала максимально подробно расспросить клиента и лишь затем, представив себе общую картину развития отношений в семье, приступить к обсуждению путей выхода из создавшейся ситуации. 

Одним из лучших выходов является модель отношений, описанная К. Роджерсом, когда члены семьи ориентируются на доверие к больному, верят в то, что он — личность и в состоянии приспособиться к своей трудной ситуации (источники, обсуждающие соматическую болезнь как внутрисемейную проблему, необычайно обширны: Николаева В.В., 1987; Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В., 1990). Свидетельством веры в больного является максимально здоровое отношение к нему, без каких-либо скидок и “причитаний” вокруг болезни, когда ему оказывается лишь действительно необходимая помощь. Важным моментом является поручение больному каких-либо посильных дел и семейных обязанностей, ориентация на то, чтобы он по возможности сам обслуживал себя. Подобные требования способствуют сохранению у него больших сил и жизненной энергии, желания что-то делать и не поддаваться недугу. Конечно же, консультант может и должен оказать весомую помощь клиенту, подробно обсудив то, как приложение этих принципов может выглядетьв конкретном случае — в его собственной семье. Подобное обсуждение часто бывает полезно и в отношениях с психически больными, живущими в семье, и со становящимися беспомощными стариками-родителями. 

Использовать этот принцип не так просто, особенно если в семье уже сложились традиции иного отношения к больному, тем более, что резкое изменение требований может лишь встревожить человека, обострить ощущение себя как обузы. Подобные изменения следует тщательно спланировать и предварительно обсудить с больным. В таком разговоре следует, разумеется, говорить не о претензиях к больному, а о вере в его силы, надежде, что он сумеет справиться с болезнью или максимально приспособиться к своей ситуации так, что она не будет помехой его личностного и духовного роста. За этим могут последовать и предложения по реорганизации быта, выполнению больным каких-либо элементарных дел и т.д. Порой такие дела могут быть весьма условными, лишь подтверждающими нужность и включенность в дела семьи, но они крайне необходимы для улучшения настроения и общего тонуса больного. 

В качестве примера приведем семью, где больной и беспомощной матери клиентки было предложено просматривать прессу, вырезая и подчеркивая те статьи и сообщения, которые по той или иной причине могли быть нужны самой клиентке или ее мужу, не успевающим самостоятельно найти то, что им необходимо и интересно. Но даже это маленькое дело способствовало тому, что психологическое состояние больной улучшилось, а чувства тревоги и собственной ненужности, лежавшие в основе конфликтности и другихее негативных реакцией, притупились. 

9.ПЕРЕЖИВАНИЕ РАССТАВАНИЯ С ПАРТНЕРОМ 

В этой главе мы обсудим целый класс проблем, связанных с переживанием расставания с партнером. К ним, с нашей точки зрения, можно отнести случаи ревности и измены (реальной или предполагаемой), охлаждение в отношениях, вплоть до их прекращения или развода, проблемы и переживания, связанные с процессом развода. 

Но какие бы конкретные проблемы ни привели клиента в консультацию, естественное начало работы — подробный рассказ о том, что его беспокоит. Людям, чувствующим себя брошенными, обиженными, одинокими, болезненно переживающими разлуку с партнером, такой рассказ дается нелегко, часто он сопровождается слезами, длительными паузами, неадекватными претензиями и требованиями к консультанту. В связи с этим психолог должен быть особенно терпелив и внимателен. 

Сильные эмоциональные реакции клиента, главным образом слезы, могут стать непреодолимым препятствием для консультанта, особенно начинающего. Что же действительно следует делать, когда клиент плачет? Прежде всего, не стоит этого пугаться. Слезы совсем не обязательно свидетельствуют о тяжести или непереносимости горя говорящего. Более того, зафиксировав свое внимание на слезах, начав активно успокаивать или показав нерешительность, психолог скорее всего будет способствовать усилениюплача. Клиент невольно начнет использовать свой плач как средство воздействия на консультанта, требуя помощи и сочувствия. Наиболее конструктивная реакция консультанта на слезы может выглядеть следующим образом: консультант, сказав несколько слов в утешение, например: “Все бывает” или “Я думаю, что вы достаточно сильный человек, чтобы с этим справиться”, продолжает беседу, подчеркивая этим, что слезы в такой ситуации естественны, их незачем скрывать, но они не могут послужить препятствием беседе. Если же клиент жалуется, что ему трудно отвечать на вопросы, стыдно за то, что он плачет, глупо ведет себя и т.п., консультант может предложить прервать беседу на одну-две минуты, чтобы человек успокоился, глубоко подышал и т.д. Полезно предложить плачущему бумажную салфетку — этот жест часто воспринимается как свидетельство заботы и внимания со стороны консультанта. 

Нам представляется целесообразным выделить несколько возможных вариантов жалоб клиентов. 

1.Проблема ревности. Подозрения, что партнер изменяет, разлюбил и т.п. и различные осложнения отношений, воспринимаемые как следствие этого. Подобная жалоба более характерна для молодых клиентов; с этим могут обратиться в консультацию как люди, состоящие в браке, так и те, кто лишь собирается пожениться. 

2.Ситуация, когда измена или охлаждение в отношениях является не предположением клиента, а свершившимся фактом, о чем свидетельствуют неопровержимые доказательства. В таком случае причиной обращения может быть как стремление во что бы то ни стало возвратить партнера, так и трудность принятия собственного решения в ситуации, когда он/она вернулся обратно, просит, чтобы его/ее простили и приняли, а клиент затрудняется дать какой-либо определенный ответ, не знает, стоит ли прощать, стоит ли доверять “предателю”. 

3.Проблемы, связанные с разводом. Особенно часто консультант встречается со случаями, когда обратившийся в консультацию супруг не является его инициатором, растерян и подавлен происходящим. Ситуация развода может быть связана с различными запросами клиента: как сделать так, чтобы партнер, несмотря ни на что, вернулся; как разобраться, что именно привело к разводу, чтобы извлечь для себя уроки на будущее; или как наказать партнера за случившееся, как отомстить ему/ей. 

4.Сложность ситуации развода приводит также к необходимости обсуждения связанных с ним специфических проблем: как делить имущество, как контактировать с общими друзьями, что и как говорить детям и т.д. 

Поиск причин измены или охлаждения 

Проблема формулирования ответственности клиента за происходящее является основной задачей консультанта в большинстве указанных выше случаев. Но особенно это актуально тогда, когда обратившийся в консультацию хочет вернуть партнера. Рабочей формулой психолога в такой ситуации может быть утверждение: “Если вы хотите, чтобы партнер к вам вернулся, вы должны понять, что вы сами конкретно делали такого, из-за чего он/она покинул вас”. 

Конечно, установка на принятие вины и ответственности за происходящее нелегко дается клиентам. Кроме того, нередко в подобных ситуациях есть удобный другой, на которого можно свалить вину — это она/он увела моего мужа/жену. Часто клиент с удовольствием и злорадством рассказывает об этом “другом”, как коварно он/она себя ведет, каковы негативные последствия отношений с ним/ней — он опять начал пить, у нее снова неприятности на работе и т.д. Консультанту необходимо выслушать рассказ об этом другом, для того чтобы разобраться в ситуации, но клиенту с самого начала необходимо дать понять, что происшедшее не случайность, а знак того, что в отношениях супругов действительно было что-то не так, что послужило толчком к ухудшению или разрыву отношений. 

Хочется подчеркнуть, что указанное обстоятельство отнюдь не является просто абстрактным утверждением. На основании своей многолетней практики и практики коллег могу с уверенностью сказать, что никогда не встречалась со случаями, когда уход и охлаждение в отношениях невозможно было объяснить из логики самих отношений партнеров. Причем обычно уже на основании самого поверхностного рассказа становится очевидно, что другому не просто чего-то не хватало, а его как бы постоянно выпихивалииз семьи, провоцировали на уход или измену. В качестве иллюстрации приведем следующий случай. 

Молодая женщина обратилась в консультацию по поводу измены мужа. По ее словам, у них всегда была идеальная семья. Супруги прожили вместе семь лет, они хорошо материально обеспечены, имеют отдельную квартиру, у них пятилетняя дочь, которую, по словам клиентки, отец обожает. Они почти никогда не ссорились, много времени проводиливместе, окружающие считали их идеальной парой. И вот… измена. Муж начал реже приходить домой, стал раздражителен, а спустя некоторое время почти без нажима со стороны жены рассказал, что у него есть другая. Клиентка недоумевает, вины своей не видит ни в чем. 

Но вот, рассказывая о своей разлучнице, она подчеркивает: “К. так вызывающе себя ведет, заигрывает с мужчинами…” Естественно, у консультанта появляется вопрос о ее собственных сексуальных отношениях с мужем. Клиентка неохотно сообщает, что, с ее точки зрения, муж именно в этой сфере вел себя неправильно, недостаточно “мужественно”, что она не раз приводила ему в пример других мужчин, которые, по ее мнению, гораздо более компетентны в этом, чем он. Очевидно, что такое поведение может быть расценено психологом как провоцирование супруга на измену: ведь единственное, что в подобной ситуации может сделать муж, чтобы доказать жене, что он не так уж плох как сексуальный партнер, — это вступить в другие сексуальные отношения. 

Когда консультант, в свою очередь, спросил у клиентки, почему с самого начала, когда речь шла о межличностных отношениях супругов, она не рассказала о конфликтах в этой сфере, последовал ответ, достаточно характерный для подобных ситуаций: “Во-первых, это и не было конфликтом, просто я ему говорила, а он мне даже ничего не возражал, а потом мне никогда не казалось, что это для семейной жизни вообще важно”. 

Понятно, что найти проблемные точки в семье, когда клиент пытается представить существовавшие отношения как нечто идеальное, не так просто. Для того чтобы разобраться в этом, консультанту, как и в большинстве других случаев обращения, следует начать с расспроса о том, как вообще складывались отношения в семье, возникали ли когда-либо ссоры и конфликты, когда и в связи с чем это случалось и т.д. Исходя из содержания предыдущих глав очевидны и дальнейшие шаги в этом направлении — конкретизация обнаруженных точек разногласий, формулирование вместе с клиентом, как и чем он способствовал разрушению отношений, а затем конструирование вместе с ним возможного позитивного поведения в таких ситуациях. Поскольку в предыдущих главах мы уже обсуждали эти шаги, здесь основное внимание будет уделено специфике данного типа обращений. 

Как вернуть партнера 

Поскольку чаще всего в разбираемом классе ситуаций запрос звучит как “Помогите мне вернуть его/ ее”, консультант должен так или иначе коснуться в обсуждении, что конкретно и как может сделать клиент для того, чтобы партнер вернулся. Естественно, гарантировать и обещать этого нельзя, но определенные шаги в данном направлении могут быть предприняты. Необходимо учитывать, что во многих ситуациях отношения между бывшими партнерами уже настолько натянуты, а часто и полностью прекращены, что даже в случае, если страстно желающий возвращения супруга человек полностью изменится, другому не так просто будет заметить это. Тем не менее, в любой ситуации стоит попробовать, особенно если клиент страстно желает этого и уверяет, что готов пойти буквально на все. 

По нашему мнению, налаживание отношений с партнером можно представить как процесс, состоящий из ряда этапов. 

1.Прежде всего, клиенту необходимо прекратить любые негативные выходки и выпады против партнера, которые, к сожалению, необычайно часто встречаются в подобных ситуациях. В числе таких негативных проявлений — слежка за партнером, проверочные звонки, попытки встретиться и поговорить с коварной/-ым/ разлучницей/-ком/, объяснить, что ее/его поступок недопустим — разрушена семья и т.д. Очевидно, что такое поведение не может способствовать достижению заветной цели — возвращению партнера. И чтобы убедить клиента в этом, бывает достаточно вопросов типа: “Как вы думаете, какое впечатление в результате своих действий вы производите на партнера, может вам это реально помочь вернуть его/ее или нет?”. 

К сожалению, нередко негативные действия клиента носят по-настоящему неадекватный и разрушительный характер. Таковы, например, попытки натравить на изменника родственников, друзей, детей, которые, по замыслу клиента, должны доказать ему/ей, как неправильно он/она поступает. В этом случае психологу следует поговорить о том, что данная проблема — это проблема двоих, другие люди не только не могут серьезно повлиять на ситуацию, напротив, широкая огласка и вовлечение в конфликт других могутлишь вызвать раздражение и злость партнера. К тому же опора на других — это всегда свидетельство слабости самого клиента, что вряд ли будет способствовать его/ее привлекательности в глазах ушедшего супруга. 

Встречающиеся варианты поведения весьма различны. В качестве примера крайне деструктивного поведения приведем случай, который является несомненным достоянием эпохи застоя, но в то же время наглядно демонстрирует, насколько человек может потерять голову в случае измены партнера. 

В консультацию обратилась молодая женщина — жена военного, в момент обращения обучавшегося в военной академии. Здесь, в Москве, на спортивных тренировках, он познакомился с женщиной, довольно скоро у них начался роман, о котором от друзей узнала жена. Даже не убедившись в том, насколько серьезным для мужа является это увлечение, клиентка стала писать письма военному начальству супруга с просьбой повлиять на него и вернуть в лоно семьи. Она уже успела поговорить об этом с парторгом академии, с куратором курса, а теперь пришла за помощью и к психологу. Естественно, что следствием этих разговоров стали проблемы у мужа по службе. Например, если раньше предполагалось, что по окончании академии он отправится служить за границей, то теперь о таком выгодном назначении не могло быть и речи. Обиженный и оскорбленный супруг перестал обращать внимания на жену и разговаривать с ней. Но все это не привело ее к мысли о том, что она “хватила через край”. Придя на прием к психологу, клиентка надеялась, что мужа также вызовут сюда и объяснят научно, что бросать семью и изменять жене не следует. 

Кроме ситуации, описанной выше, существует множество более распространенных, мелких и на первый взгляд более безобидных способов поведения, которые, тем не менее, ведут к разрушительным последствиям. Например, многие склонны демонстративно не замечать партнера, разговаривать в намеренно раздраженном тоне, всячески иронизировать: “Я думаю, тебя это теперь не интересует” или “Что-то ты сегодня рано пришла”. Особенно важно обсудить то, как случившееся преподносится детям, об интересах которых родители часто забывают в такой ситуации и начинают использовать их в качестве оружия в своей борьбе. 

Конечно, клиенту трудно понять, что является негативным и деструктивным в его поведении, а тем более отказаться от этого. Часто на такое предложение психолога раздаются возражения типа: “За что же мне к нему хорошо относиться?”, “Она виновата передо мной”. Для того чтобы переориентировать клиента на более конструктивное поведение, бывает полезно напомнить о его собственной ответственности за происшедшее в отношениях супругов, а также о том, что он сам хочет вернуть партнера, а этот процесс невозможен без жертв. 

2.Снятие негативных моментов во взаимодействии с партнером — лишь первый шаг. Следующий этап — налаживание отношений хотя бы на каком-то, пусть на первых порах чисто “дипломатическом”, уровне. Так, клиенту, вместо холодных и язвительных замечаний, следует постараться быть максимально дружелюбным и приветливым. Только так супруг сможет не только увидеть, что в поведении клиента произошли какие-то изменения, но и почувствовать, что последний готов на примирение, налаживание отношений. Важно, чтобы поведение клиента снова стало привлекательным, приобрело ценность и уважение в глазах другого, чтобы он/она почувствовал, что его не только не осуждают и не клянут за происшедшее, но и ценят, скучают, мечтают о встрече и т.д. Приведем пример позитивного развития подобной ситуации.* * 

Клиентка длительное время встречала ледяным молчанием мужа, который ушел к другой женщине и два раза в неделю приходил навестить детей. Но решив, что действительно готова сделать все, чтобы он вернулся, она полностью переменила поведение. Она стала готовиться к встрече, приглашать мужа пить чай, кормить ужином, от которого он вначале отказывался, но потом стал соглашаться. Эти совместные ужины и чаепития позволили супругам начать беседовать друг с другом так, как они уже не разговаривали в течение многих лет. Они как будто снова стали узнавать друг друга, и их отношения постепенно начали налаживаться.* * * 

Разумеется, возвращение ушедшего, налаживание отношений далеко не гарантировано клиенту. И естественно, что, идя на жертвы, во многом преодолевая себя, он хочет понять, насколько вероятно возвращение партнера. Дать точный ответ на этот вопрос не может никто. Тем не менее, консультанту вместе с клиентом следует проанализировать поведение жены/мужа, попытаться разобраться в том, насколько ее/его измена или уход являются свидетельством серьезного намерения порвать отношения. “Обнадеживающие” признаки могут быть весьма разнообразными — это звонки, попытки встретиться и объясниться, оставленные в квартире вещи, и обычно клиенты просто не замечаютих. Амбивалентность выбора — распространенная черта человеческого поведения, и с этой точки зрения у тех, кто действительно хочет этого, всегда есть серьезный шанс вернуть ушедшего. 

В действительности уход, измена, охлаждение — это лишь шаг к прекращению отношений, прервать же их в принципе достаточно трудно, особенно когда с ними связана значительная часть жизни, а покидаемый супруг вызывает не только ненависть и досаду, но и воспоминания о приятных минутах в прошлом, по-прежнему ценен какими-то своими личностными качествами и чертами. Именно эта “длительность”, трудность принятия решения об окончательном уходе для многих авторов, занимающихся проблемой разводаи расставания, послужила основанием говорить об этом не как о факте, а как о процессе, состоящем из множества различных фаз, в ходе которого охлаждения чередуются со стремлением к близости (Алешина Ю.Е., 1981; Levinger G., 1979). Это в конечном счете и обеспечивает “шансы” клиента. 

3.Конечно, для того чтобы другой возвратился или порвал новые отношения, клиент должен прежде всего набраться терпения. Даже если он/она склонен к этому, решение должно созреть, чтобы воплотиться в действия. Часто перед клиентом, понявшим и принявшим неправомерность своей прежней позиции по отношению к партнеру и готовым к изменениям в отношениях, стоит весьма серьезная проблема: как сделать так, чтобы об этом узнал и партнер. Ведь часто в момент прихода в консультацию контакты клиента с супругом весьма ограничены, и даже если супруги продолжают жить вместе, обычно они мало соприкасаются друг с другом. 

Решение этой проблемы во многом зависит от активности самого клиента. Пожалуй, самый удачный вариант — доверительный разговор между партнером и клиентом, инициатором которого должен стать последний. Цель такого разговора — рассказ о том, как он теперь оценивает совместную жизнь и отношения, в чем видит свою вину за происшедшее охлаждение. Большое значение в таком разговоре может иметь рассказ о собственных чувствах и переживаниях клиента, о том, как он любит и ждет супруга, как готов на обновление отношений и т.д. 

Провести такой разговор непросто. Именно поэтому психолог может помочь клиенту, обсудив, что и как он может и хочет сказать. Часто при этом человеку бывает трудно отказаться от обвинительных и иронических высказываний в адрес другого. Консультанту следует внимательно выслушать собеседника, при необходимости комментируя: “Не кажется ли вам, что таким образом вы опять его обвиняете” или “Вы уже говорили ей это множество раз, вряд ли имеет смысл повторяться”. Нередко в связи с планированием разговора приходится заново повторить все то, что уже было проговорено в ходе консультации, но не стоит расценивать это как свидетельство неэффективности консультации: человеку не так легко перестроиться, даже если он внутренне полностью согласен с необходимостью перемен. 

Наверное, самая трудная часть разговора связана со степенью готовности клиента не требовать от другого немедленного решения, а ждать, пока он/она сам его примет, причем ждать неопределенный срок. Но именно выражение такой готовности особенно важно, поскольку доказывает происшедшие в клиенте перемены. Полезно обсудить и то, как и где такой разговор может состояться. Самый простой вариант — пригласить супруга встретиться и поговорить, но иногда партнер настолько напуган предшествовавшими действиями, что боится соглашаться на встречу. В такой ситуации необходимо найти способ все же организовать разговор, не надеясь на случайную встречу или стремление “отловить” где-нибудь супруга. Разговор в неудобное время и в неудобном месте скорее отпугнет партнера, чем поможет ему/ей действительно понять и почувствовать клиента. 

Трудности прощения 

Нередко сам факт сексуальной измены является для клиента серьезным препятствием на пути к примирению и прощению, хотя, конечно, разные люди относятся к этому по-разному. Понятно, что целью психолога не является изменение взглядов на жизнь, какими бы они ни были. Но иногда именно эти взгляды мешают клиенту наладить отношения с партнером, сделать те шаги, которые он готов и очень хочет сделать. В такой ситуации приход в консультацию может быть своеобразной проверкой: “можно его/ее за это простить или нет”. Консультанту следует помочь клиенту посмотреть на происходящее под другим углом, сделать его отношение к происшедшему более гибким и рациональным. С этой целью стоит прежде всего проанализировать вместе с клиентом, на чем, собственно, базируется его точка зрения, насколько серьезны ее основания. 

Существует ряд возможных опасений, связанных с изменой: страх, что “прощенный” партнер будет считать себя вправе изменять снова и снова; уверенность, что “настоящий” мужчина/женщина никогда этого не простит; опасение, что он/она не будет уважать человека, который простил “такое”. Для того чтобы подвергнуть эти утверждения критическому анализу, достаточно обсудить вместе с клиентом, почему прощение, проявление великодушия может вызвать у другого желание изменять еще или не уважать простившего. Здесь можно напомнить, что прощает всегда сильный, а не слабый, поскольку прощение — это акт мужества, который, наоборот, заслуживает уважения и восхищения. 

Часто клиенты утверждают, что все, что им пришлось пережить, — страшное унижение. Это также можно подвергнуть критическому анализу: что это за унижение, в чем оно состоит. Но, пожалуй, главным доводом в данном случае может стать напоминание клиенту о его собственной вине и ответственности за происшедшее, о том, что измена — не случайность, а результат развития отношений. 

Подозрения в измене 

Особо следует отметить ситуации, в которых измена отнюдь не очевидна, а лишь предполагается клиентом, приход же в консультацию вызван желанием понять, что именно происходит с партнером. Задача консультанта, внимательно выслушав клиента, не пытаться разобраться вместе с ним, “было это или нет”, есть у супруга кто-то другой илинет, а понять, с чем связано наблюдающееся охлаждение в отношениях, почему партнер стал менее внимателен и заботлив, грубит и т.д. Следует также обсудить, чем эту ситуацию мог вызвать сам клиент и что он может сделать для нормализации отношений. Бывает, что пришедшего в консультацию не так просто убедить в том, что сам факт измены не столь важен, как его причины. Если же клиент упорно фиксирован на идее измены, то следует попытаться разобраться в том, зачем ему это может быть нужно, например,возможно, он сам хотел бы покинуть супруга и ищет какой-то повод для этого или он таким образом находит возможность дополнительно контролировать своего супруга и управлять им и т.д. В случае необходимости эта тема может стать основной в ходе консультации. 

Безответная любовь 

Нередко в консультацию обращаются за помощью люди, которые уже не надеются вернуть свою любовь, их волнует другая проблема — как жить дальше, как “разлюбить его/ее”, как приспособиться без всякой надежды на взаимность. Часто запрос этих людей так и формулируется: “Как мне жить дальше без него/нее, мне кажется, что моя жизнь кончена”. Последствия потери партнера бывают весьма серьезными — клиенты жалуются на отсутствие сна, постоянное плохое настроение, обострение различных хронических недугов и т.д. Часто их преследуют и мысли о самоубийстве. Если такой букет симптомов налицо, целесообразно подключить к работе психиатра или невропатолога, который может несколько улучшить общий фон состояния клиента, прописав в небольших дозах соответствующие лекарственные препараты. Но главное, что нужно людям с подобными проблемами — это рациональная поддержка и участие, которые лучше всего может обеспечить психолог. Как же может выглядеть это психологическое лекарство от несчастной любви? 

Каждый человек, страдая, чувствует себя обездоленным и брошенным. Клиенту важно почувствовать, что его переживания в этой ситуации не бессмысленны, в них нет ничего унизительного и неоправданного, и стоит специально поговорить об этом. 

Существует по крайней мере два соображения, способных повысить для клиента ценность собственных страданий. Это прежде всего мысль о том, что любые страдания облагораживают, очищают душу человека; тому, кто страдает, открываются новые аспекты взаимоотношений, по-иному осмысливается собственная жизнь и жизнь других. Свидетельства этого можно с легкостью найти в опыте страдающего. 

Другой аспект, который также может быть здесь важен, — это понимание ценности человеческих взаимоотношений как таковых, приходящее к человеку через переживание потери. “Если бы, потеряв его/ее, вы не переживали по этому поводу, то это значило бы, что любви не существует и человеческие отношения не имеют никакой ценности”. Идея о том, что страдания оплачивают ценность любви, часто помогает клиентам смириться с тем, что не переживать они не могут, и это позволяет им отнестись к собственным переживаниям как к свидетельству способности по-настоящему любить и чувствовать. 

В подобной ситуации переживания клиента часто во многом определяют то, как организована его жизнь. Чувства потери и досады, связанные с уходом любимого, нередко приводят к тому, что человек не хочет никого видеть, уединяется, сосредоточиваясь на своих воспоминаниях и мыслях о былом. За этим могут стоять полумистические представления, что, максимально концентрируясь на возлюбленном как бы усилием воли, можно заставить его/ее вернуться или что мысли и воспоминания о нем/ней являются способом поддержания некой связи с ним/ней. Иногда жизнь таких клиентов полностью ритуализируется, они начинают, как за соломинку, держаться за вещи и действия, связанные с прошлым. Так, например, одна обратившаяся с подобной проблемой клиентка три месяца не меняла простыню на постели, на которой она последний раз спала вместе с мужем, ушедшим от нее в другую семью. 

Нет смысла специально убеждать клиента в абсурдности этих действий, он сам это прекрасно знает. Скорее, он должен однозначно ответить на принципиальный вопрос, хочет ли он действительно забыть другого или же готов годами ждать и надеяться, что что-то изменится. Конечно, этот ответ нужен прежде всего не консультанту, а самому клиенту, для того чтобы рационально оценить свою ситуацию, понять, насколько осмысленны в ней страдания и переживания. Решение, что надеяться не на что и незачем или что глупо сидеть и ждать “милостыню” от другого, может помочь человеку выйти из депрессии, переориентироваться с прошлого на настоящее. 

Большую помощь в консультировании в подобных случаях может оказать: 1) реорганизация жизни клиента, переориентация ее на то, что может отвлечь от переживаний и переключить на что-то новое; 2) изменение отношений с партнером. 

Реорганизация жизни 

Очевидно, что просто рекомендация отвлечься ничем не поможет. Необходимо подробное обсуждение и выбор того, что может быть интересным и отвлекающим именно для этого человека. Огромное значение при этом имеет круг общения. Необходимо вспомнить друзей и знакомых, где и как обычно клиент встречался с ними, что они делали или делают вместе, что особенно приятно было делать раньше. В ходе приема бывает полезно наметить, с кем и как стоит встретиться в ближайшее время, что интересного и приятного можно сделать, кому позвонить и зайти. 

Ощущение брошенности любимым часто приводит к тому, что человеку начинает казаться, что он вообще никому не нужен, неинтересен, скучен. Таких людей преследует мысль, что у всех есть своя пара, одинокого же не любят, воспринимают как опасного конкурента или презирают. Несмотря на подобные переживания, в разговоре обычно выясняется, что у клиента есть и одинокие друзья и подруги, которые были бы рады встрече и чья судьба напоминает нынешнюю ситуации пострадавшего. Кроме дружеских связей, существуют и различные клубные, общественные, развлекательные организации, которые могут заинтересовать человека и стать источником новых друзей и знакомств. Имеет смысл специально обсудить с клиентом, что вообще ему нравится и интересно в жизни, а затем попытаться подобрать подходящую форму активности. 

Большую роль в процессе “возвращения к жизни” может сыграть наличие у клиента детей или любимой работы. Так, психолог может выразить свою уверенность в том, что “такая интересная” работа не оставляет времени для переживаний, тем самым поддерживая и ориентируя его на погруженность в собственную жизнь и дела. Апелляция к детям в такой беседе может быть особенно “выгодной”: любому родителю важно, чтобы детям было хорошо, а раздражительный, находящийся в депрессии отец/мать угнетающе действует на ребенка. Эти доводы консультант может использовать как еще один стимул для того, чтобы клиент постарался “прийти в себя”. 

Реорганизация отношений с партнером 

Часто весьма негативную роль, усугубляющую состояние клиента, играют продолжающиеся в той или иной форме отношения с бывшем партнером. Сохранение таких отношенийпорой обусловлено необходимостью, когда клиент продолжает жить с бывшим мужем/женой в одной квартире, у них есть дети, за которыми требуется уход и т.п., но бывают и более странные ситуации, когда ушедший муж/жена постоянно звонит, предлагает помощь, считая, что он/она таким образом облегчает переживания партнера, помогает ему. Любой разговор с уже ушедшим партнером многими клиентами воспринимается как “соль на рану”, но отказаться от него бывает не так просто, поскольку всегда есть надежда, что разрыв не окончательный. Тем не менее, для того чтобы “забыть” партнера, лучше какое-то время не встречаться, уехать, изменить ситуацию. При этом клиенту следует рекомендовать ориентироваться на собственные интересы, пусть даже в ущерб партнеру. Например, если в квартире у клиента продолжают храниться вещи бывшего супруга, а он сам давно живет в другом месте, по каким-то причинам не забирая их, стоит посоветовать клиенту настоять на том, чтобы эти вещи были убраны. Или, если бывшийсупруг приходит навещать детей в то время, когда он/она неминуемо сталкивается с клиентом, следует порекомендовать изменить часы этих встреч. 

Обесценивание партнера 

Гораздо легче забыть того, чья ценность в собственных глазах померкла. Работа по обесцениванию бывшего партнера часто уже активно идет в сознании клиента. Вспоминается не только хорошее и привлекательное в другом, но и черты, привычки, личностные качества, которые, казалось бы, уже давно свидетельствовали, что совместная жизнь не будет безоблачной — партнер был порою эгоистичен, ненадежен, самолюбив и т.д. Тогда и только тогда, когда консультант обнаруживает свидетельства такого процесса обесценивания в сознании клиента, он может сам подключиться к нему, активно демонстрируя на основании полученной информация, что он/она “на самом деле” не стольпривлекателен, как раньше казалось клиенту. Тот факт, что уходу часто предшествует некоторый период охлаждения в отношениях, может облегчить консультанту решениезадачи, поскольку за это время другой обычно успевает проявить себя достаточно некорректно. 


Страница 4 из 5:  Назад   1   2   3  [4]  5   Вперед 

Авторам Читателям Контакты