Главная
Каталог книг
medic800

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
Аллен Карр - Легкий способ бросить пить
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Среди наркоманов, живых или мертвых, нет ни одного, кто сознательно планировал бы обрести наркотическую зависимость. Среди пьющих людей, живых или мертвых, нет ни одного, кто сознательно планировал бы стать алкоголиком. Из этого можно сделать вывод, что среди подростков, живых или мертвых, нет ни одного, кто принимал бы сознательное решение упорно бороться с неприятным вкусом алкоголя только для того, чтобы привыкнуть к этому вкусу. Скорее, все наоборот: мы привыкаем к вкусу потому, что по каким-то иным причинам упорно добивались этого. Я уже говорил, в чем заключается одно из замечательных качеств алкогольной ловушки – в первый раз алкоголь, как правило, кажется неприятным на вкус. Это помогает нам верить, что мы не станем алкоголиками. Многие курящие и пьющие люди считают себя глупыми, но на самом деле это не так. Ловушка наркотиков устроена гениально. Неужели кто-то из нас способен сказать: «Я буду упорно бороться с неприятным вкусом, пока не научусь получать от этого удовольствие»? Это все равно что говорить: 

 

«Я ХОЧУ СТАТЬ АЛКОГОЛИКОМ!» 

 

Вернемся к человеку, который наслаждается своим рыбным блюдом и бутылкой белого вина. Он же не хочет сказать, что нет безалкогольных напитков, которые на вкус не хуже? 

«Конечно, есть. Я часто пью безалкогольные напитки, если я за рулем». 

Они ведь не хуже на вкус? 

«Нет, но после пары стаканов они кажутся тошнотворными, и мне больше не хочется пить». 

Значит, дело не только во вкусе? Но если вы уже утолили жажду, зачем вам пить больше? 

«Потому что мне нравится пить во время еды». 

Мы вернулись к тому, с чего начинали. Однако вполне справедливо замечание, что безалкогольные напитки быстро начинают казаться неприятными. Для вас это ерунда, потому что тогда вы просто переключаетесь на алкогольные напитки. Но для выздоравливающего алкоголика это может стать серьезной проблемой, к которой мы еще вернемся. 

Итак, мы с вами убедились, кто бы это ни был, начинающая молодежь, умеренно пьющие взрослые люди или алкоголики, все они пьют спиртное не потому, что им нравится его вкус. Когда они говорят вам, что им нравится вкус алкоголя, они пытаются обмануть и себя, и вас. Следовательно, если люди пьют не ради вкуса и не для утоления жажды, должна быть какая-то иная причина. Давайте рассмотрим еще одно распространенное заблуждение и выясним, 

ПРИДАЕТЛИАЛКОГОЛЬСМЕЛОСТИ? 

13 

Придает ли алкоголь смелости? 

Нам, конечно, внушают, что придает. Как еще можно объяснить английскую традицию выдавать ром перед боем? Много лет я верил, что алкоголь придает мне смелости и уверенности, – пока не открыл для себя ЛЕГКИЙ СПОСОБ. Он помог мне избавиться от внушений и пересмотреть убеждения, которые я до тех пор принимал как непреложные факты. Это перевернуло мою жизнь вверх ногами. Поправка: она первоначально была вверх ногами, но поскольку я так привык, мне это казалось нормальным. Когда же я непредвзято посмотрел на мир, то увидел все в истинном свете. 

Вы, конечно, знаете смысл слова «смелость», а также ассоциирующихся с ним слов «храбрость» и «трусость». Но помните – я предупреждал вас не принимать ничего на веру. Прежде чем разобраться, прибавляет ли спиртное смелости, нам нужно понять, что такое смелость. И еще нам нужно рассмотреть слово, тесно связанное с этой темой: СТРАХ. 

Представьте, что на крестинах вашего сына я произношу следующий тост: 

«Пусть он вырастет таким же бесстрашным, как и его отец». 

Может показаться, что я излишне высокопарен, но все же вам будет приятно, и вы тоже выразите надежду, что ваш сын вырастет бесстрашным. Но если это желание осуществится, вы обречете своего сына на раннюю смерть. Мы считаем страх недостатком. Может быть, это неприятное чувство, но на самом деле страх – ваш союзник и друг. 

Это еще один важный фактор, с помощью которого мать-природа обеспечивает наше выживание. Страх высоты гарантирует, что мы будем достаточно осторожны, поднимаясь по лестнице. Страх огня гарантирует, что мы не будем лить бензин в открытый огонь. Страх утонуть заставляет нас надевать спасательный жилет, а страх ранения или смерти не позволяет нам излишне рисковать в бою. Страх – это не недостаток, во всяком случае не больший недостаток, чем противопожарная сигнализация. Это чудесное изобретение матери-природы, которое предупреждает нас о грозящей опасности и заставляет немедленно принять меры. 

Для диких животных не существует таких понятий, как храбрость и трусость. Но страх существует, и когда они его испытывают, то просто следуют инстинктам, которыми снабдила их мать-природа. Я приведу в пример свою кошку. Конечно, она животное домашнее, но когда охотится на мышь или птицу, то возвращается к природе. 

Как-то раз я наблюдал, как моя кошка выслеживает в саду мышь. Она явно замечательно проводила время и не питала никаких дурных намерений. На месте мыши могла бы бытьи привязанная к нитке бумажка. Для мыши же это была не игра, а вопрос жизни и смерти. Несколько минут бедняга пыталась убегать и прятаться, но безуспешно. В конце концов кошка зажала мышь в угол. К моему огромному удивлению, мышь поднялась на задние лапы, словно собираясь атаковать кошку. Кошка, похоже, удивилась еще больше, чем я.Она отпрыгнула назад и дала мышке убежать. 

Как можно оценить эту сцену по человеческим стандартам? Мы не можем сказать, храбро или трусливо вела себя мышь, убегая. Помните, что кошка для мыши – как динозавр для нас. Я думаю, что мышь очень храбро противостояла кошке. Но на самом деле это не храбрость, а инстинкт. Первым естественным инстинктивным желанием мыши было убежать. Когда это стало невозможным, мышь последовала следующему естественному инстинкту и постаралась защититься, изобразив готовность к нападению. И тем спасла свою жизнь. 

Мне было стыдно, что моя кошка отступила. Нет лучшего доказательства тому, что все хулиганы – трусы. Но на самом деле с ее стороны это была не большая трусость, чем со стороны мыши – храбрость. Кошка была сыта и не стала бы голодать, если бы не поймала мышь. Тогда зачем рисковать, сколь бы мал ни был риск? Ее действия были не большей трусостью, чем наши, когда мы пытаемся увернуться от укуса осы или пчелы. Здравый смысл подсказывает нам избегать его. 

Мы используем выражение типа «храбрый как лев». Львы не храбры. Они инстинктивно охотятся на виды, наименее способные причинить им вред, и выбирают самое слабое животное в стаде. Они не испытывают мук совести, набрасываясь на жертву всей стаей. Только когда добычи мало, лев будет охотиться на более опасных животных, например жирафа или буйвола, – страх голода пересиливает страх получить рану. 

В животном мире нет таких понятий, как храбрость или трусость. Есть только инстинкт самосохранения. Вы можете возразить, что животное, с риском для жизни защищающее своих детей, демонстрирует храбрость. Но так может показаться, только если мы будем оценивать ситуацию по собственным стандартам. Мать-природа позаботилась не только о том, чтобы гарантировать выживание индивидуума; хотим мы того или нет, она снабдила нас также инстинктом выживания вида. Пример тому – инстинкт защиты своей семьи. Еще один пример – сексуальное влечение. Хотя его удовлетворение может быть приятным, его цель – размножение. В некоторых случаях инстинкт размножения преобладает над инстинктом выживания. Примером может служить смерть лосося после нереста. Когда вы в следующий раз будете жаловаться, что жена чуть не оторвала вам голову, лучше порадуйтесь, что вы не самец богомола. У них самка после спаривания буквально откусывает самцу голову. 

Вас могут возмутить эти сравнения, потому что вы считаете, что человеческая раса находится на значительно более высокой ступени развития по сравнению с дикими животными. Кроме того, идеалы, к которым мы стремимся, настолько благородны и истинны, что их невозможно оспаривать. Я тоже страдал от этого заблуждения большую часть жизни. Но давайте рассмотрим факты. Позвольте мне в качестве примера привести себя. 

Большую часть жизни меня преследовало убеждение, что я трус. Думаю, что моим одноклассникам и коллегам будет сложно в это поверить. Как может быть трусом чемпион побоксу и бесстрашный игрок в регби? Но дело именно в этом – я не был бесстрашен, наоборот, я жутко боялся. В детстве мне внушили, что мальчики должны быть бесстрашны, для них естественно вести себя агрессивно и получать удовольствие от драк. Ни один голливудский вестерн или военный фильм не обходится без драки в баре, и все участники имеют такой вид, как будто это доставляет им удовольствие. Это было бы понятно, если бы они дрались с врагами, но обычно это свои бьют своих. В английских военныхфильмах молодой офицер-летчик мечтал «накостылять фрицам». Известно, что средняя продолжительность участия английского летчика непосредственно в боевых действиях составляла три недели. Я тогда думал, что с радостью упущу возможность «накостылять фрицам», если это будет означать, что они не смогут накостылять мне. К счастью,мне было всего семь лет, поэтому мне не пришлось выполнять свой долг. Если меня задирал другой мальчик, мне не хотелось драться с ним, я, как мышь, поступал инстинктивно: мне хотелось убежать, даже если этот мальчик был меньше меня. Мне было понятно, что я ненормальный и к тому же трус. 

Так почему же я стал чемпионом по боксу? Уверяю вас, что естественная агрессия тут ни при чем. Я просто скрывал свой стыд. Я ненавидел бокс, но страх получить травму уступал страху перед тем, что все мои друзья поймут, что я трус. Почему я стал бесстрашным игроком в регби? Я им не был. Я так и не избавился от страха. Каждый раз, когдая головой вперед бросался кому-то под ноги, я ожидал, что сломаю себе шею. В первый раз я должен был представлять нашу школу в игре с нашими основными соперниками. Я уклонился от перехвата мяча, что стоило нам победы в матче. Мой трусливый поступок был очевиден и игрокам, и зрителям, но никто его не упомянул. Мне вообще никто не сказал ни слова, и вынести это было тяжелее, чем любую физическую травму, которую я когда-либо получал на ринге или на поле. Говорят, что «герой умирает один раз, а трус переживает тысячу смертей». 

Этот случай доказал мне правильность поговорки, и с тех пор я больше так не делал. Это и принесло мне репутацию бесстрашного игрока. Вы можете сказать, что я отнюдь не был трусом и действовал очень храбро, если, несмотря на испытываемый страх, занимался боксом и играл в регби. Когда-то я соглашался с такой оценкой. В конце концов,разве суть смелости не заключается в том, чтобы преодолевать страх? Если кто-то совершает храбрый поступок, но при этом не испытывает страха, это вряд ли можно назвать храбростью. «Глупцы бегут туда, куда боятся ступить ангелы»[15].Но был ли я действительно храбрым? У меня был выбор из двух зол: страха получить физическую травму и страха обнаружить трусость, которую я в себе видел. Было ли храбростью выбрать меньший из двух страхов? Нет, я просто проявил благоразумие. Многие попытаются поспорить и с фразой «Мне никогда не хватало смелости уклониться от очередной подножки противника». Это же противоречие! Разве для того, чтобы тебя не сбили с ног, нужна смелость? Я сейчас объясню. Теперь я понимаю, что не был ни храбрым,ни трусливым. Настоящая проблема заключалась в промывании мозгов фальшивыми принципами «разумного» человечества, которые противоречили моим природным инстинктам и вызывали сомнения и замешательство. И в наши дни детей дразнят «трусишками», словно бояться – это преступление, а не природный инстинкт, необходимый для выживания. 

Значит ли это, что, по моим представлениям, для людей не существует понятий храбрости или трусости? Пытаюсь ли я утверждать, что мы не отличаемся от диких животных? Нет, у нас есть высокоразвитый мозг, который позволяет нам запоминать, а следовательно, учиться на наших ошибках. Поэтому мы можем использовать накопленный опыт длярешения новых проблем. Но это знание должно использоваться для подкрепления природных инстинктов, а не для того, чтобы противоречить им и запутывать их двойными стандартами. Поясню это на примере. 

Допустим, кто-нибудь предлагает мне пройти по узкой железной балке, перекинутой между двумя высокими зданиями. Я немедленно откажусь, ни в малейшей степени не чувствуя себя трусом. Если меня будут дразнить, я просто сочту этого человека глупым. Однако если я увижу ребенка, который вот-вот упадет, и единственным способом его спасти будет пройти по этой балке, совесть подскажет мне, что я должен попытаться. Если я смогу преодолеть свой страх и попробую это сделать, то буду считать свои действия смелым поступком. Если не смогу, то буду считать себя трусом. 

Я бы определил трусость как неспособность поступать в соответствии с велениями совести из страха физической боли или насмешки. Означает ли это, что я должен бросаться в горящее здание, чтобы кого-то спасти? Не обязательно. Я оценю ситуацию и решу, стоит или не стоит рисковать. Ради своей семьи я пойду на больший риск, чем ради незнакомых людей. 

Мои сомнения и путаница в мыслях исчезли после того, как я открыл для себя ЛЕГКИЙ СПОСОБ. Сейчас я не буду переживать из-за такого сложного выбора, как в детстве. Если бы мои природные инстинкты не были искажены и запутаны фальшивыми принципами «разумного» человечества, я бы не занимался ни боксом, ни регби – так же, как не стал бы на спор идти по балке. Мне не хотелось ни причинять боль и повреждения другому мальчику, ни получать их от него. Путаница в мыслях стала причиной различных травм на ринге и на поле; многочасовых страхов получить серьезную травму; многолетней веры в то, что я трус. И все это было ненужным! Ребенку потребовалась бы смелость, чтобы пойти против авторитетов и общепринятых стандартов. Точно так же человеку, отказывающемуся от прохождения военной службы по политическим или религиозно-этическим убеждениям, требуется смелость, чтобы выдержать оскорбления. Но я думаю, что без путаницы мне хватило бы смелости. Поэтому я и говорю – для того, чтобы упустить мяч, мне потребовалась бы смелость. Если бы я это сделал, смелость помогла бы мне выдержать оскорбления учителей и друзей. 

Если бы у нас снова случилась война, хватило бы мне смелости, чтобы выполнить свой долг? Кто знает. Однако я верю, что да. Живу ли я в постоянном ожидании того, что однажды мне придется пройти испытание и я его не выдержу? Нет, абсолютно. С тех пор, как я открыл для себя ЛЕГКИЙ СПОСОБ, я уже несколько раз подвергался испытаниям. Возможно, они были не столь прямолинейно очевидными, как стальная балка или пожар, но все же потребовали проявления смелости с моей стороны. Хотя теперь я понимаю, что в школьные годы не был трусом, я помню, каково ощущать себя им, и мне проще посмотреть в лицо страху. 

Сейчас мы можем вернуться к непосредственной теме этой главы: придает ли алкоголь смелости? Я не сомневаюсь, что большинство моряков радовались, получив глоток рома, и многие из них верили, что он помогает им чувствовать себя смелыми. Но как может алкоголь на самом деле придать вам смелости? Смелость – это преодоление страха. Если вы.снижаете уровень страха, вам понадобится меньше смелости, чтобы преодолеть его. Всем известно, что алкоголь оказывает опьяняющее воздействие, а опьянение ослабляет все способности, включая способность испытывать страх. Вы наверняка согласитесь, что глоток рома должен был не столько придавать смелости, сколько уменьшать страх. 

Я приведу более современный пример, чтобы наглядней пояснить ситуацию. Люди, которые боятся летать, часто напиваются перед полетом. Они не пытаются обмануть себя тем, что алкоголь делает их смелее, потому что они не чувствуют себя смелыми даже после его приема. Нет сомнений в том, что они пьют, чтобы меньше бояться. В случае с ромом нельзя сказать однозначно, потому что моряки действительно вели себя храбро. Но эффект алкоголя в обоих случаях одинаков. Алкоголь уменьшает чувство страха, но 

 

АЛКОГОЛЬНЕПРИДАЕТВАМСМЕЛОСТИ! 

 

Можно спросить: какая разница, уменьшает алкоголь страх или увеличивает смелость? Возможно, именно этот глоток рома отделял бунт на корабле от исполнения морякамибоевого долга. Возможно, алкоголь поможет пассажиру войти в самолет. Все это вполне может быть так. Но важно понимать, что при этом алкоголь не придает смелости, он просто уменьшает страх настолько, что человек может войти в самолет. Кроме того, вы должны осознавать последствия такого использования алкоголя. Давайте снова вернемся к матери-природе. 

Страус при виде опасности зарывает голову в песок. Он считает, что, если не будет видеть опасность, она исчезнет. При этом страус – достаточно большое животное с сильными ногами, которые могут послужить неплохим оружием. Кроме того, эти ноги способны нести своего обладателя со скоростью, недоступной большинству хищников. Он не только выглядит смешно в такой позе. Зарывая голову в песок, страус лишает себя трех возможностей, необходимых для выживания: видеть, драться и бежать. Он становится беспомощным (как пьяница). 

У всех птиц очень маленький мозг, и страус не исключение. Нам повезло – наш мозг значительно больше, поэтому мы не прибегаем к такой стратегии. Наш высокоразвитый мозг будет твердить нам, что зарыв голову в песок, мы не устраняем опасность, а напротив, становимся полностью беззащитны перед ней. В нашем случае это даже не поможетизбавиться от страха, а только усилит его. Мы осознаем, что хотя мы не видим голодного льва, он по-прежнему видит нас. 

Аналогия со страусом помогает нам лучше понять собственные инстинкты. Зарывая голову в песок, страус избавляется от страха, но опасность во много раз увеличивается. Разве это разумное поведение? Конечно, нет. Страх сам по себе полезен, как полезна сигнализация. Страх – это предупреждение об опасности, которое, как и в случае с сигнализацией, может оказаться истинным или ложным. Избавляться от страха любым способом, кроме избавления от его причины, – равнозначно выключению противопожарной сигнализации в качестве способа тушения пожара. 

На самом деле этим поступком вы помешаете решению проблемы: если сигнализация не сработает, пожарные не приедут. Используя алкоголь для снятия страха, вы как бы выключаете сигнализацию. Вы исключаете возможность разобраться с источником страха и таким образом избавиться от него навсегда. 

Может быть, все это само собой разумеется. В случае со страусом это действительно так, потому что дикие животные действуют, повинуясь только инстинктам. Их не сбивают с толку придуманные людьми понятия смелости или трусости, идеалы долга перед другом, семьей или страной. Мы не имеем права смеяться над страусом за то, что он пользуется таким способом для избавления от страха. Мы сами ведем себя не менее глупо каждый раз, когда сознательно вводим себя в состояние опьянения, чтобы уменьшить или устранить страх. Какая разница между тем, чтобы напиться «в стельку» или засунуть голову в песок? В любом случае вы становитесь беззащитными! Назовете ли вы смелостью зарыть голову в песок при признаках опасности? Конечно, нет, это больше похоже на трусость. Так почему мы считаем, что немного алкоголя перед лицом опасности придаст нам смелости? 

Мне уже много раз объясняли, что страусы на самом деле не зарывают голову в песок при виде опасности. Если это действительно так, может показаться, что мне не стоит использовать эту аналогию. Но на самом деле не важно, поступают ли так страусы, суть в том, что это было бы глупо. Если честно, я был рад услышать, что страусы так себя не ведут. Это противоречит законам матери-природы, и очень сомнительно, что вид, который пользуется такой уловкой, мог бы выжить. Это также означает, что, несмотря на большой объем нашего мозга и развитую науку, мы глупее, чем страусы! 

Давайте вернемся к аналогии с перелетом в туман через Альпы. Даже для опытного пилота и при полностью исправном оборудовании это будет опасным испытанием. Представьте себе, насколько страшнее вам будет, если вы не сможете рассчитывать на показания приборов: ни на радар, ни на альтиметр, ни на индикатор топлива, ни на радио или компас. А теперь представьте, что помимо всего этого вы постепенно теряете зрение, слух и осязание. Но самое худшее, ваш мозг – компьютер, который контролирует ваши разум и тело – перестает правильно работать. Вот это действительно страшно. Именно так на вас действует алкоголь, и чем больше вы его принимаете, тем сильнее. Примите его достаточно много – и он буквально сделает вас беспомощным. В таком состоянии нельзя лететь в тумане. Разумно ли будет провести жизнь, зарыв голову в песок? 

Если вам все еще сложно это понять, представьте, что вы пассажир самолета. Вы видите, как пилот все время пьет что-то из фляжки. Какова будет ваша реакция? Готов поклясться, что такая же, как у авиакомпании: если пилот сделает в полете хотя бы один глоток алкоголя, его уволят. Ваши разум и тело – необычайно сложные устройства. Вы действительно считаете, что можете улучшить их деятельность, принимая химические вещества, которые препятствуют их работе? ЛСД вызывает у некоторых людей ощущение, что они могут летать. Значит ли это, что они действительно могут летать под воздействием ЛСД? Пока что это никому не удавалось, но некоторым такие попытки стоили жизни. Может быть, глоток рома и удерживал матросов от бунта, но, к сожалению, он также влиял на их способность принимать стратегические решения, на зрение и координацию. 

Может быть, сейчас вы засомневаетесь. Вам может показаться, что незнание – благо и что вам лучше верить, что алкоголь придает смелости. Пожалуйста, не попадитесь в эту ловушку. Я хочу напомнить, что у меня для вас только приятные новости – в любом случае, когда мы употребляем алкоголь в состоянии испуга или стресса, мы не полностью себя обманываем. В глубине души мы чувствуем, что это не настоящая смелость. Поэтому и говорим «смелость во хмелю». Мы уверены, что становимся более уязвимыми, и с осознанием собственной уязвимости наш страх возрастает, как возрос бы страх пилота, если бы он понял, что его приборы неисправны. И если притупление чувства страха после приема алкоголя создает иллюзию прибавки смелости, то усиление страха после приема алкоголя в тот же самый момент создает иллюзию уменьшения смелости. 

Если последняя фраза показалась вам странной, не волнуйтесь. Давайте разберем ее непредвзято. Мы уже установили, что алкоголь не придает вам смелости. Также очевидно, что принятие алкоголя при виде опасности усиливает страх, потому что вы понимаете – опьянение лишает возможности защищаться. В результате вы чувствуете себя менее смелым. Это не обязательно означает, что вам на самом деле не хватает смелости, просто алкоголь мешает проявить ее. Может быть, вам сложно это принять, но я уверяювас – это правда. На самом деле мы всю жизнь знаем об этом. Считаем ли мы пьяниц людьми, которые смело встречают все жизненные тяготы и испытания? Напротив, мы уверены, что они не могут справиться с жизнью и пытаются отгородиться от нее, я могу добавить – безуспешно. Также очевидно, что их проблемы обусловлены алкоголем. Алкоголь не придает смелости, 

 

АЛКОГОЛЬ ЛИШАЕТ СМЕЛОСТИ! 

 

Но если это настолько очевидно, почему пьяницы этого не понимают? Потому что им с рождения внушают, что алкоголь пробуждает смелость, а поскольку падение в ловушку было постепенным, каждый день пьющий человек чувствовал себя так же, как и накануне. Он забыл, каково просыпаться полным энергии и уверенности в себе. Свое физическое и психическое истощение он объясняет возрастом и теми проблемами, с которыми сталкивается большинство пьющих людей. Он не понимает, что истинный виновник – алкоголь, напротив, сейчас он считает его своим единственным другом. Чем больше яда он употребляет, тем хуже ему становится, поэтому тем сильнее у него потребность выпитьснова. Яма становится все глубже. 

Алкоголь не прибавляет вам смелости или уверенности, наоборот, он убеждает вас самих и всех окружающих в том, что у вас нет ни того, ни другого! К счастью, это иллюзия! Скоро вы сами удивитесь, как много у вас на самом деле смелости и уверенности. 

Еще один эффект, тесно связанный с верой в то, что алкоголь пробуждает смелость: 

 

АЛКОГОЛЬ СНИМАЕТ КОМПЛЕКСЫ И ЗАПРЕТЫ. 

14 

Алкоголь снимает комплексы и запреты 

То, что алкоголь придает смелости, – это иллюзия. Но комплексы он действительно снимает. Однако в данном случае заблуждение – думать, что это хорошо. Когда-то я былуверен, что залог успешной вечеринки в том, чтобы как можно быстрее влить в каждого гостя как можно больше алкоголя. Я считал, что это поможет людям быстрее преодолеть стадию, на которой они испытывают смущение и закомплексованность. Это тоже иллюзия. Помните, что большинству гостей «смелость во хмелю» понадобилась еще до того, как они прибыли на вечеринку. Сколько бы и в каком темпе вы ни побуждали их пить, каждое мероприятие, на котором встречаются незнакомые люди, начинается с того, чтообразуются небольшие вежливо беседующие группы. 

Как и страх, комплексы нас защищают. В какой-то степени они являются разновидностью страха. Это не обязательно страх физической травмы, можно бояться глупо выглядеть или показать себя не с лучшей стороны, другими словами, испытывать смущение или неуверенность. Я согласен с тем, что застенчивость и недостаток уверенности могутбыть очень неприятными. Обычно сразу заметно, когда кто-то страдает от застенчивости, особенно если это ребенок. И его неловкость только усиливается, если «доброжелательные» родители говорят: 

«Не стесняйся, покажи всем, как ты хорошо поешь». 

Почему мы так обращаемся с детьми? Если вы стесняетесь, последнее, что вам нужно, – быть выставленным напоказ. Разве это помогает преодолеть застенчивость? Конечно, нет. Это только убеждает ребенка в том, что абсолютно естественное чувство – серьезный недостаток. В результате у него формируется ощущение неполноценности. Не удивительно, что большинство людей живет с ощущением вины, потому что нам не удается полностью преодолеть свою застенчивость, хотя мы можем вполне успешно ее скрывать. И эту свою проблему я не мог решить, пока не открыл ЛЕГКИЙ СПОСОБ. 

Чем мне оказался полезен ЛЕГКИЙ СПОСОБ? Он помог мне понять, что застенчивость и комплексы – это совершенно нормально, они являются важной частью защиты. Вы не завоюете доверие дикого животного, пока не убедите его, что не причините ему физического вреда. Точно так же абсолютно естественно для детей бояться незнакомых людей, пока они не убедятся, что те не причинят им вреда, физического или психологического. 

Я с удовольствием узнал, что быть застенчивым – совершенно нормально, и в результате перестал беспокоиться по этому поводу. Я также смог понять, что отношение ко мне некоторых людей, которое я принимал за высокомерное, на самом деле было проявлением их застенчивости. Желая помочь другим преодолеть этот комплекс, я забывал о том, что страдаю тем же, и получал больше удовольствия от общения. Я словно помогал бутону распуститься в прекрасный цветок. 

Но что плохого в том, если вы выпьете пару бокалов, чтобы избавиться от комплексов? Потому что именно это и произойдет. Давайте рассмотрим несколько примеров. Вот, например, самый типичный – отсутствие у меня агрессивности в детстве. Приходилось ли вам замечать, что когда два подростка собираются драться по поводу какого-то реального или выдуманного оскорбления, собственно драке предшествуют ритуальное выпячивание груди и словесные угрозы? Промывание мозгов дает невероятные результаты. Я рассказывал о том, что считал себя ненормальным, потому что мне не доставляла радости мысль о причинении вреда другому мальчику. А возможность того, что он причинит вред мне, была просто ужасной. Мне не приходило в голову, что другие мальчики боялись не меньше меня. Мы были похожи на самцов оленей: каждый надеялся, что второй отступит и драться не придется. Поэтому ссоры двух нормальных мужчин редко приводят драке. Когда мы становимся старше и – хочется надеяться – умнее, драки полностью прекращаются. Но если подростки выпили, они теряют страх перед насилием. Они также теряют все комплексы и страхи, включая страх испытать боль. Обычное физическое противостояние оленей или мальчиков заканчивается само по себе, когда устанавливается определенная иерархия, но под влиянием алкоголя подросток будет продолжать бить своего противника до потери сознания. Да, выпивка способствует такой радости, такому удовольствию и такому общению! 

Еще один традиционный пример – выпивка и вождение машины. Должен признаться, что до начала кампании «Не пей за рулем!» я был одним из тех глупцов, которые хвастаются тем, что лучше водят машину после пары рюмок спиртного. Я считаю себя достаточно разумным человеком, как же я мог быть таким идиотом? Может быть, потому что хвастался, будучи пьян? После неких событий в подростковом возрасте я знаю, что большое количество алкоголя вызывает у меня потерю сознания. Логично было бы предположить, что небольшое количество алкоголя искажает мои чувства. Так почему же я считал, что алкоголь делает меня хорошим водителем? Потому что исчезал страх аварии, что, в свою очередь, побуждало меня ехать быстрее, чем обычно, ничего не опасаясь. Другими словами, алкоголь создавал у меня ложное ощущение безопасности за рулем. Становился ли я от этого лучшим водителем? Наоборот. 

Но худший аспект вождения в состоянии опьянения не в том, что вы теряете страх перед травмами, а в том, что у вас снимаются все запреты. Вы перестаете задумываться о том, что алкоголь снижает не только реакцию, но и ответственность. Можете ли вы представить свой ужас от того, что убили другого человека, потому что вели машину в пьяном виде? Можете ли вы представить, что вот так убили своего ребенка и теперь вам предстоит жить, помня об этом? 

Конечно, вы относитесь к тем разумным людям, которые никогда в пьяном виде не садятся за руль и не становятся агрессивными. Так почему бы вам не пропустить за компанию пару рюмочек на вечеринке? 

Вам наверняка встречались люди, которые практически не способны прекратить говорить. Кажется, что их разум напрямую связан со ртом. Все мысли, которые возникают у них в голове, тут же сообщаются всем присутствующим. Некоторые грубо, но верно называют это состояние словесным поносом. Люди, которые им страдают, могут заинтриговать вас, сказав, что с ними произошел такой интересный случай... когда же это было, в понедельник или во вторник? За этим следует практически бесконечный монолог с целью вспомнить точный день. Через десять минут вы понимаете, что больше не выдержите, и с вежливым раздражением интересуетесь, так ли уж важно, когда именно это случилось. Вам довольно резко отвечают: «Конечно, это важно, ведь именно в этот день я сел в автобус». Вам удается удержаться от возражений, потому что вы понимаете – это только продлит происходящее. Поэтому вы терпеливо и вежливо выслушиваете весь рассказ, причем выяснение того, понедельник это был или вторник, оказывается самой интересной его частью. 

У большинства людей между мозгом и ртом есть как минимум один барьер или даже больше. У меня он один. Его задача – редактировать мысли, которые пришли мне в голову, до того, как я передам их с помощью рта. Это очень полезное устройство, оно перехватывает высказывания, которые были бы глупыми, скучными или обидными. Такое устройство можно назвать цензором. У некоторых людей их несколько – так много, что от них никогда не услышишь ничего сомнительного. Такие люди нам иногда кажутся несколькозакомплексованными и не подходящими для интересной беседы. Я не знаю, какое количество барьеров – самое удачное, может быть, два, но я знаю, что иногда испытываю смущение и стыд, когда мой барьер не остановил неподходящую фразу. 

Алкоголь снимает эти запреты. Поэтому веселое общественное мероприятие может внезапно превратиться в драку: кто-то сказал или сделал то, что без влияния алкоголя никогда бы не пришло ему в голову. Можно возразить, что закомплексованный человек станет интересней в общении, если избавится от некоторых барьеров, но не настолько, чтобы прибегать к насилию. Но здесь невозможно рассчитать. Алкоголь вызывает опьянение. Если вы постепенно теряете контроль над своими действиями, как вы сможете оценить ту черту, которую не стоит переходить? Но даже если бы это стало возможным, остается еще одно слабое место. Обычно закомплексованные люди не становятся в состоянии опьянения интересней; напротив, они становятся излишне эмоциональными, начинают повторяться и говорить невнятно и скучно. Было бы "еще не так плохо, если бы сам человек при этом чувствовал себя лучше, но это не так, они впадают в своего рода прострацию, а человек не может оценивать ситуацию, если у него, по сути, нет чувств, чтобы оценивать. 

Какое впечатление остается от поведения захмелевшего стесняшки у остальных присутствующих? Если они столь же пьяны, их мнение не имеет значения, потому что они все равно не в себе. По сути, они вообще как бы отсутствуют. Вам, должно быть, часто приходилось слышать: «Наверное, я вчера хорошо повеселился, но я был так пьян, что ничего не помню». Да и как вы можете что-либо помнить, если были только наполовину в сознании? Как вы можете получать удовольствие, если потеряли сознание? Проблема в том, что когда закомплексованный человек расслабляется, мы уже сами пьяны, поэтому нам трудно адекватно оценить ситуацию. Но это легко проверить: когда вы сами трезвы,понаблюдайте за двумя обычно сдержанными людьми, ведущими один из «интересных» разговоров в сильном подпитии. Тогда вы поймете, насколько это увлекательно. А заодно поймете, насколько «интересны» становитесь вы сами в состоянии опьянения. 

Я забыл, кто из юмористов сказал: «Я ложился в постель с самыми красивыми женщинами мира, а просыпался с самыми уродливыми». Что здесь не так? Ведь несколько бокаловприносят приятное ощущение, мир начинает казаться более счастливым и прекрасным. Но в реальности мужчина так пьян, что не может разглядеть лицо женщины, и я сомневаюсь, что остальные его способности в лучшем состоянии. Всем известно, что приключение на одну ночь с пьяницей оказывается действительно одноразовым во всех смыслах слова. И я не думаю, чтобы эти женщины испытывали теплые чувства к потному импотенту с неприятным запахом изо рта, храп которого всю ночь мешал им спать. 

Но как будут воспринимать обычно закомплексованного человека те люди, которые останутся достаточно трезвыми? Все знают выражение: 

 

«НЕ ОБРАЩАЙТЕ ВНИМАНИЯ – ЭТО ГОВОРИТ АЛКОГОЛЬ». 

 

Когда-то я был финансовым директором Triang Toys. Ежегодный обед сотрудников компании начинался с обычных вежливых, дипломатичных и пустых разговоров. К концу вечера один из присутствующих, который в течение всего года приходил ко мне подписывать счета смирным, как ягненок, стал обнимать меня рукой за шею, дыша мне в лицо перегаром, и рассуждать о том, что мы делаем не так и что стал бы делать он на месте начальства. Убеждал ли он меня? Думал ли я о нем: «Какой активный человек! Надо запомнить его– он способен на большее»? Напротив, было совершенно очевидно, что он говорит под воздействием алкоголя, и я мысленно отмечал, что в следующем году надо держаться от него подальше. 

Доводилось ли мне самому выглядеть глупо под воздействием спиртного? Конечно, и чаще, чем я могу вспомнить. В этом и заключается еще одна проблема: когда вы пьяны, то не помните происходящего. Но я хорошо помню чувства стыда и вины на следующий день. Оглянитесь на свою жизнь. Развепьяница может кого-то обмануть или произвести на кого-то впечатление? Неужели мы действительно получаем удовольствие от опьянения? Гордимся ли мы потом тем, что были пьяны? Являются ли пьяницы образцами для подражания, людьми, на которых мы стремимся походить? Конечно, нет. Мы воспринимаем их как людей, которые боятся отогнать гусака с тропинки, зато будут сигналить не переставая, спрятавшись за стеклами своего автомобиля. 

То, что алкоголь будит смелость, – иллюзия. Он снимает страхи, запреты и комплексы, и в этом случае иллюзией является положительная оценка его последствий. Одинокая девушка, которая возвращается домой с дискотеки, должна испытывать страх. Если она пьяна, то этот естественный страх исчезает, и она становится мишенью для разных неприятностей. 

Теперь мы разберемся с другой иллюзией: 

АЛКОГОЛЬУСПОКАИВАЕТНЕРВЫ. 

15 

Алкоголь успокаивает нервы 

Был один из тех жарких дней, о которых мы мечтаем зимой и которые проклинаем летом. Вентиляция не справлялась с жарой, посетители моего центра тоже, поэтому двери и окна были широко открыты. Неожиданно захлопнулась дверь, и одна пациентка буквально подскочила на месте. Она явно была на пределе и расплакалась: «Вы же видите, в каком состоянии мои нервы. У меня сейчас столько проблем! Если даже приняв немного для утешения, я в таком состоянии, то как же я справлюсь без него?» 

Она не заметила, что и я, и все остальные тоже вздрогнули, когда дверь неожиданно захлопнулась. К счастью для нас, за слезами она не увидела, как мы переглянулись. Я спросил ее, замечала ли она, как пугливы птицы во время еды, когда малейший звук загоняет их подальше на безопасные деревья. Я объяснил, что для них любой звук напоминает о кошке, и для птиц такая реакция не только естественна, но и необходима для выживания. 

Это еще один распространенный пример промывания мозгов, которому мы подвергаемся с детства. Нас учат думать, что абсолютно естественная реакция при испуге – это некий недостаток, знак физической или психологической слабости. На самом деле наши нервы – еще одна составляющая механизма, который обеспечивает наше выживание. В итоге у истории с дверью оказался счастливый финал. Эта женщина была настолько подавлена, что до сих пор воспринимала немногое из происходящего вокруг. И тут она поняла, что ее реакция не была ненормальной, и более того, говорит о правильной реакции ее организма. Результат был поразителен. Слезы мгновенно превратились в улыбку. Она смогла рассказать нам о других ужасных проблемах, которые ее угнетали. Они оказались типичными мелочами, знакомыми любому из нас, и она признала, что ничто из этого не является серьезной трагедией. Я сообщил, что у меня те же самые проблемы, но они меня не беспокоят. Этот случай помог ей и всей нашей группе понять, что такие проблемы казались им всем серьезными только потому, что они регулярно отравляли сами себя сильным ядом. Этот яд подрывал их здоровье, снижал уровень энергетики, лишалсмелости и уверенности. Это же очевидно: если вы подавлены физически и психически, то мухи превращаются в слонов. 

Мы часто путаем стресс и ответственность. Мы думаем, что нервы – это плохо. Нам необходимо разобраться в этих понятиях. Наша нервная система – важная часть нашей защиты. Ответственность может быть стимулирующей, а может быть угнетающей. Если вам нравится брать на себя ответственность, то это доставляет вам радость, и наоборот, утомительная однообразная работа вызовет у вас стресс. А человек, который не готов возлагать на себя груз ответственности, будет испытывать стресс на ответственной работе. 

Нам внушают, что страх и боль – это зло; мы привыкли считать злом и стресс как таковой. Но это неверно. Страх и боль – это просто предупредительные сигналы, указаниена то, что что-то не так. Если у вас в машине мигает индикатор топлива, то очень глупо отключить его и считать, что вы решили проблему. Поступив так, вы гарантированнопревратите легкую проблему в катастрофу. Разве не очевидно, что такой же глупостью будет избавляться от страха, боли или стресса, не устранив причину этих симптомов. 

Знаете ли вы, что в наше время доктора не любят выписывать релаксанты, например валиум, потому что их действие похоже на действие алкоголя. Если у кого-то стресс, единственный способ с ним справиться – разобраться с причиной. Валиум на это не способен, он просто отключает предупредительный сигнал. Когда действие лекарства заканчивается, пациент возвращается в исходное состояние, и ему нужна новая доза лекарства. А потом еще и еще одна. В это время ваш организм воспринимает лекарство как нежелательного агрессора, влияющего на эффективную работу всех систем. Поэтому этот чудесный механизм начинает вырабатывать к нему иммунитет. В результате лекарство действует менее эффективно, чем раньше, и возникает потребность принимать его все чаще и все большими дозами, пока оно не становится совершенно неэффективным. Что мы делаем в этом случае? Начинаем принимать более сильное лекарство и продолжаем неизбежное падение. Если не устранить изначальную причину стресса, жизнь жертвыстановится еще более напряженной. Все лекарства дают физические и психические побочные эффекты, не последним из которых является полная зависимость от лекарства. 

Если таковы эффекты лекарства, которое прописывает опытный врач, то насколько же глупо обращаться к такому наркотику, как алкоголь, который является сильным ядом и постепенно притупляет все чувства. Запомните как следует: алкоголь не снимает стресс. Напротив, он является одной из основных его причин. 

Не хочу ли я сказать, что мы не должны вообще принимать лекарства – обезболивающие при физических болях или релаксанты при психических расстройствах? Нет, не хочу.Когда мне вырывают зуб, я просто счастлив, что валиум притупляет мои чувства. В этом случае валиум является полезным средством, которое помогает мне безболезненно справиться со стрессом. Я также не пытаюсь доказать, что валиум и подобные лекарства не должны использоваться как кратковременные меры в случаях сильного стресса, конечно, если в это же время устранить или смягчить сам источник стресса. Но если вы постоянно полагаетесь на лекарства, чтобы снять головную боль или заснуть, то они, очевидно, не справляются с вашей проблемой. 

«Но разве вам не понадобилось бы обезболивающее, если бы вы постоянно испытывали боль?» 

Скорее всего, понадобилось бы. Но в то же время я попросил бы своего врача определить источник боли. 

«Но если алкоголь можно использовать как кратковременное обезболивающее, то все-таки неправильно утверждать, что он не приносит совсем никакой пользы?» 

Нет. Вы можете забивать гвоздь головой, но вряд ли сочтете это полезным занятием. Использовать алкоголь, чтобы снять физический или психологический стресс, столь же разумно, как отрезать ногу, чтобы избавиться от болезненной мозоли. Если вам действительно нужно обезболивающее, врач пропишет вам лекарство, которое будет более эффективным и менее опасным. 

«Но алкоголь в умеренных дозах помогает вам расслабиться после тяжелого дня». 

Чудесный пример. Он поможет нам четко увидеть истинное положение вещей. Мы говорим о том, что что-то помогает нам расслабиться, находим определенные ситуации или занятия расслабляющими. Но если вы уже полностью расслабились, как может алкоголь или что бы то ни было еще помочь вам расслабиться? Чтобы что-то могло помочь расслабиться, вы должны быть напряжены. Когда мы возвращаемся домой после тяжелого дня, у нас есть много причин испытывать стресс. Возможно, мы все еще обдумываем рабочие вопросы. Но ведь можно включить телевизор, открыть книгу или обсудить рабочие моменты со своим партнером. Если нам жарко и мы вспотели, то примем душ, а если мы при этом чувствуем усталость, то расслабимся в ванне. Если у нас болят ноги, мы наденем лечебные тапочки. Мы переоденемся в более удобную одежду. Если мы голодны, то поедим. Если испытываем жажду – попьем. Во всех случаях мы либо снимаем раздражение, либо отвлекаемся от него. Почему горячая ванна кажется нам расслабляющей? Потому что она облегчает боль, помогает согреться, и после нее мы чувствуем себя чистыми. Однако в очень жаркий и влажный день горячая ванна только увеличит дискомфорт, поэтому предпочтительнее принять холодный душ. Отдых в удобном кресле помогает расслабиться, если вы чувствуете сильную усталость, но для полного энергии ребенка лучше побегать, чтобы разрядиться. Суть в том, что любые действия не являются расслабляющими сами по себе. Они помогают расслабиться, если снимают раздражение, и совершенно очевидно, что помощь должна быть связана с его конкретной причиной. Например, еда утолит голод, но не поможет, если у вас болят ноги. Так каким же образом алкогольный напиток поможет вам расслабиться, если не устраняет источник раздражения, который, собственно, и вызывает напряжение? Истина заключается в том, что никаким. Он даже не утолит жажду. 

Но почему пьющие люди уверены, что алкоголь помогает им расслабиться? Существует две основные причины. О первой мы уже говорили: алкоголь притупляет все ваши чувства. Он не снимает все стрессы, но заставляет вас забыть о них. Поэтому хронические алкоголики не дают себе труда мыться, бриться или есть. А когда действие наркотика проходит, оказывается, что алкоголь не только не справился с раздражением, но и усилил его. Теперь алкоголик испытывает еще большую потребность напиться – и так по бесконечной спирали. 

Неправильно считать какой бы то ни было наркотик релаксантом. Полная релаксация – блаженное состояние, ощущение, что у нас нет никаких проблем. Человек, страдающей наркотической зависимостью, не может достичь такого состояния. Задумайтесь над этим. Зачем человеку напиваться, если он абсолютно счастлив? Самоубийство – это вечное забвение и последнее доказательство того, что человек по-настоящему несчастен. Опьянение – временное и частичное забвение, степень которого зависит от степени опьянения. Не следует ли из этого, что люди, которым необходимо опьянение, несчастны? Если бы алкоголь решал их проблемы и действительно делал счастливыми, им не понадобилось бы регулярно повторять процесс. Чтобы понять вторую причину, по которой пьющие люди считают, что алкоголь помогает расслабиться, нам нужно подробно рассмотреть 

 

НАРКОТИЧЕСКУЮ ЗАВИСИМОСТЬ. 

16 

Наркотическая зависимость 

Всю свою взрослую жизнь я был заядлым курильщиком. Я говорил, что у меня никотиновая зависимость. Но я никогда не думал о себе как о наркомане. Я просто использовал такую фразу – я мог бы сказать, что у меня зависимость от гольфа. Это всего лишь такие выражения. Я знал, что в табаке содержится никотин, но не считал его вызывающим привыкание наркотиком. Никотин – это то, что оставляло на моих пальцах и зубах коричневые следы, неприятный побочный эффект от удовольствия курения. Точно так же я не мог воспринимать алкоголь как вызывающий привыкание наркотик в такой же степени, в какой таковым является героин. И это несмотря на то, что из-за него я терял способность к передвижению чаще, чем мог вспомнить, а общественное мероприятие и алкоголь казались родственными понятиями. Как и все люди, я принимал то, что мне внушили. 

Что такое зависимость? Зависеть, по моему оксфордскому словарю, означает следующее: 

«Делать или использовать что-либо в силу привычки или вынужденно». 

Сейчас это определение кажется мне запутанным и сбивающим с толку. Люди, употребляющие наркотики, часто используют глагол «принимать». На мой взгляд, это подразумевает, что у них нет зависимости, они полностью контролируют их прием. Такие люди говорят о «привычке», а не о «зависимости». 

На какой стадии они начинают говорить об этом как о зависимости, а не о привычке? Я бы предположил, что это происходит в то же время, в какое сильно пьющие люди начинают считать себя алкоголиками: когда они понимают, что потеряли контроль. 

Я бы сказал, что более реалистичным определением зависимости будет следующее: 

«Выполнять повторно некие действия, которых вы предпочли бы не делать, но не можете остановиться, или предпочли бы делать меньше, но не можете». 

Как определить, есть ли у вас зависимость? Следующие признаки могут в этом помочь. Я принял осознанное решение начать играть в гольф. Удовольствие я получал сразу, мне не нужно было стараться его испытывать. Мне искренне нравился гольф, и он не создавал для меня проблем. С самого начала я мечтал, чтобы у меня была возможность играть больше. Можно возразить, что пьяница тоже всегда хочет пить больше. Нет! Наше определение зависимости говорит о другом. Он хотел бы бросить или начать пить меньше, но вынужден пить больше. 

Вспомните о времени обучения, когда вы за выходные выкуривали пять сигарет и выпивали полтора литра пива. Можете ли вы вспомнить, что думали: «Я завидую людям, которые за вечер могут выкурить пачку и выпить пять литров»? Разве не наоборот? Разве заядлые курильщики и алкоголики не завидуют людям, которые курят и пьют только на общественных мероприятиях? Я думаю, что все игроки в гольф на свете завидуют Тайгеру Вудсу[16].Но можете ли вы представить, чтобы человек, который выкуривает двадцать сигарет в день и за каждой трапезой выпивает бутылку вина, думал: «Хотел бы я выкуривать шестьдесят сигарет в день и выпивать две бутылки»? 

Не путайте это с ситуацией, когда человеку необходимы шестьдесят сигарет и две бутылки вина, но он выкуривает двадцать и пьет одну по медицинским, финансовым или иным причинам. 

Хотя гольф – дорогое развлечение, я никогда не считал, что зря трачу деньги. Гольф не отбрасывал зловещей черной тени на мои мысли. Хотя я очень любил в него играть, мне не казалось, что я чего-то лишен и мне чего-то не хватает, когда я в него не играю. Я не думал с ужасом о выходных, когда не смогу поиграть в гольф. Более того, я мог все выходные не играть в гольф и не чувствовать, что меня чего-то лишили. А когда я решил, что больше не хочу играть в гольф, то не переживал по этому поводу. Я просто бросил. 

Могу честно сказать, что я никогда не думал с ужасом о двухнедельном отпуске, во время– которого буду лишен алкоголя или табака. Но только потому, что я даже представить себе не мог, что отправлюсь в такой отпуск, где не смогу пить и курить. Очевидно, что я стал зависеть от обоих ядов задолго до того, как достиг стадии, на которой ощутил свою зависимость. Можно возразить: зачем мне было лишать себя в отпуске удовольствия пить или курить? Но если у вас возникнет такое возражение, значит, вы пока не поняли: так всегда отвечают люди, говорящие о «привычке», чтобы показать, что они себя контролируют. Суть в том, что я мог уехать в отпуск, в котором был лишен гольфа, занятия, доставлявшего мне куда больше удовольствия, чем выпивка и курение. Но я не мог отправиться в отпуск без спиртного и сигарет: 

 

У МЕНЯ УЖЕ БЫЛА ЗАВИСИМОСТЬ! 

 

В этом и заключается истинная разница между зависимостью и настоящим удовольствием: гольф я контролировал. Раздвоенности не было. Половина моего разума не возмущалась: «Зачем мне тратить тяжело заработанные деньги на это занятие?»; а другая половина при этом не думала: «Но как ты будешь наслаждаться жизнью и справляться со стрессом, если перестанешь играть в гольф?» 

Путаница в понятиях «зависимость», «привычка» и «употребление» во многом происходит из-за того, что даже так называемые специалисты не понимают тайны зависимости. Поэтому прием наркотиков часто называют «привычкой», словно единственная причина того, что мы это делаем, состоит в том, что мы привыкли. Но неужели мы настолько примитивны? Разве у привычного поведения нет обычно какой-либо причины? Когда я в Англии, то езжу по левой стороне дороги. Но когда я попадаю на континент (в Европу), тотут же безо всякого труда преодолеваю привычку всей своей жизни. Я не буду утомлять вас объяснением того, почему привык ездить по левой стороне дороги в Англии и почему борюсь с этой привычкой на континенте. Если я пытаюсь оправдать некое поведение тем, что это просто привычка, на самом деле я говорю следующее: 

 

«Я НЕ ПОНИМАЮ, ПОЧЕМУ ЭТО ДЕЛАЮ!» 

 

Вы должны понять, почему вы пьете. Очень легко представить, что тот, кто вводит в вену героин, – наркоман. Сложнее увидеть в том же свете такие распространенные занятия, как курение и выпивка. Однако в последнее время отношение общества к курильщикам в корне переменилось. Практически все взрослые курильщики на Западе признают, что жалеют, что начали курить. Они чувствуют, что попали в ловушку, а не сознательно решили в ней оказаться. Люди, которые никогда не курили, не поймут, зачем кто-то будет платить немалые деньги, чтобы поджечь высушенные растения и вдыхать в легкие загрязненный смертоносный дым. Если уж на то пошло, курильщики тоже не понимают, почему они это делают. Некурящие люди воспринимают курильщиков так, как курильщики и алкоголики воспринимают наркоманов. Мы не можем себе представить, как кто-то может получать удовольствие, втыкая иглу в вену. Но можете ли вы понять, почему они это делают? 

«Это очевидно: потому что у них зависимость». 

Но эта фраза ничего нам не дает. Как и слово «привычка», слово «зависимость» – всего лишь слово. Оно не объясняет, почему люди это делают. Я помогу вам это понять. Как и большинству людей, мне внушали убеждение, что зависимые от героина люди употребляют его, потому что испытывают кайф. Попробуйте себе представить героиниста без героина. Представьте себе панику, страх, ужасную ломку. Теперь представьте себе облегчение, которое он чувствует, получив укол. Вы действительно верите, что он делает укол, потому что испытывает кайф? Новогодний праздник может доставлять вам кайф, но вы же не начинаете впадать в панику, потому что весь остальной год его не будет? Героинист проходит через этот ужасный ритуал, чтобы прекратить ломку, которую создала первая доза, а остальные только усилили. 

Наркоманы верят в иллюзию того, что страдают от ломки, только если пытаются бросить. На самом деле они страдают от нее всю свою зависимую жизнь, и она является единственной причиной, по которой они принимают следующую дозу. Люди, не зависимые от героина, не испытывают такой паники, страха, желания. Героин не снимает эти симптомы,он создает их. Он забирает одной рукой, чтобы вернуть другой. Почему этого не понимают героинисты? По той же причине, по которой этого не понимают курильщики, алкоголики и другие люди, которым не повезло и которые попались в наркотическую ловушку. Ловушка слегка видоизменяется в зависимости от того, от какого яда у вас возникает зависимость. Но следующие факторы являются общими для всех: 

1.Нам внушают, что мы несовершенны, что у нас есть врожденные недостатки. 

2.Нам внушают, что от яда мы получим удовольствие и/или помощь, которая поможет справиться с этими недостатками. 

3.Первые дозы неприятны на вкус, не доставляют удовольствия и не дают поддержки, настоящей или иллюзорной. Это снимает страх получить зависимость. Зачем мы будем продолжать принимать то, что неприятно на вкус и никак на нас не воздействует? Однако в случае таких наркотиков, как алкоголь и кофеин, неприятный вкус часто полностью или частично перебивается сладкими и прочими добавками. Мы подслащиваем себе пилюлю. 

4.Когда наркотик выводится из тела, мы страдаем от абстиненции – почти незаметного чувства опустошенности и неуверенности, похожего на голод. Поскольку мы не можем отделить его от голода и других источников дискомфорта и поскольку мы не страдаем от него, когда принимаем наркотик, то не считаем, что этот дискомфорт действительно вызывает наркотик. 

5.Если вы примете еще одну дозу наркотика во время абстиненции, то частично снимете дискомфорт, который был вызван воздержанием. Вы будете чувствовать себя более комфортно и расслабленно, чем до этого. Это не иллюзия. Но поскольку вы ощущаете реальное удовольствие или поддержку, когда принимаете наркотик, ваш разум обманывается и считает, что наркотик сам по себе дает удовольствие или поддержку, что подтверждает все заложенные в вас внушения. 

 

ЭТО ИЛЛЮЗИЯ 

 

Самый печальный аспект любой наркотической зависимости заключается в том, что зависимый человек продолжает принимать наркотик, чтобы избавиться от созданного наркотиком ощущения неуверенности. Другими словами, чтобы вернуться в состояние, в котором вы находились всю свою жизнь, пока не начали принимать наркотик. Поскольку ваш организм приобретает иммунитет к наркотику и вы не можете вернуться в это блаженное состояние, даже когда принимаете дозу, наркотик никак не может помочь вам расслабиться. На самом деле он вызывает у вас чувство опустошенности, неуверенности и напряжения. 

6.Кумулятивный эффект наркотика ухудшает ваше физическое и психическое состояние, ощущение зависимости становится все сильнее и сильнее, и соответственно увеличивается доза: это бесконечная спираль падения. По иронии, как голодающему человеку черствая корочка хлеба покажется пиршеством, так и иллюзия удовольствия все сильнее обманывает наркомана, в то время как реальность становится все более очевидной его друзьям и семье. На самом деле даже иллюзия удовольствия или поддержки почти незаметна. 

7.Нас учили думать, что наркотики трудно бросить. И что чем сильнее наша зависимость, тем более несчастными и подавленными мы будем себя чувствовать, когда попытаемся бросить. Конечно, если наркоман проходит стадию попыток контролировать наркотик или бросить, чем дольше он хочет принять наркотик, не уступая этому желанию, тем сильнее ощущения лишения и подавленности и тем сильнее удовольствие и поддержка, когда он все-таки уступает желанию. Не заблуждайтесь: в данном случае и страдания, и удовольствие реальные и сильные. Поэтому и говорят: «Пить – это еще ничего, вот не пить в перерывах – тяжело» и «я как будто родился на два мартини ниже нормы». 

Неприятные ощущения в перерывах между выпивкой вызываются несколькими факторами: 

1.Чувством похмелья, вызванным предыдущим приемом алкоголя. 

2.Кумулятивным эффектом регулярного пьянства, его пагубным воздействием на физическое и психическое здоровье, а также на ваше финансовое положение и личную жизнь. 

3.Другими реальными стрессами, которые никак не связаны с вашим пьянством, но которыми вы бы занялись и успешно решили, если бы не предпочли отуплять разум опьянением. 

4.Ощущением опустошенности и неуверенности, создаваемым маленьким монстром. 

5.Внутренней тягой к алкоголю. 

Все алкоголики понимают, что причиной первого фактора является алкоголь. В отношении второго это не всегда так, потому что эффект проявляется постепенно, и обычно его объясняют старением и жизнью в целом. О третьем факторе они предпочитают не задумываться, а четвертый сам по себе незаметен, поэтому для них это выглядит как «я бы сейчас выпил». Это приводит нас к пятому фактору, который оказывает больше воздействия, чем четыре предыдущих вместе взятые. 

В перерывах между приемом спиртного алкоголику хочется выпить. Он знает, что выпивка временно удовлетворит это желание, поэтому больше ни о чем не думает. Однако во время этих перерывов он вынужден страдать от желания, вместо того чтобы удовлетворить его. Это настоящие мучения! Но если «маленькое чудовище» почти незаметно, почему желание вызывает такие мучения? По той же причине, по которой у вас может что-то слегка зачесаться, но ощущение станет невыносимым, если вы не можете почесать в этом месте. Когда вы это сделаете, вам будет приятно, хотя само по себе ощущение было едва заметным. Это похоже на ощущение, когда где-то вдалеке воет сигнализация, новы замечаете это, только когда она выключается. Тишина прекрасна! На самом деле вам доставляет удовольствие прекращение раздражения. Хотя вы его не осознавали, раздражение все-таки существовало. Так и с алкоголем – вам нравится не сам напиток, а прекращение раздражения от желания выпить. Непьющие люди все время наслаждаются этим чувством. 

А теперь представьте, что сигнализация воет намного ближе, практически у вас под окнами. Вы не сможете ее игнорировать. Вы не сможете расслабиться или сконцентрироваться на работе. Этот шум будет доминировать над вашей жизнью, пока сигнализацию не отключат. Именно поэтому пятый фактор – внутренняя тяга – сильнее, чем все остальные вместе взятые. Если пьющий человек решил, что должен удовлетворить свое желание выпить, он будет абсолютно несчастным, пока не сделает этого. И чем дольше длятся его страдания, тем сильнее будет облегчение и иллюзия удовольствия. 

Мне незачем объяснять, что страдания в перерывах между приемами спиртного абсолютно реальны. Таково же и сильное удовольствие, которое испытывают алкоголики, когда могут удовлетворить свое желание. Иллюзия заключается в том, что удовольствие доставляет алкоголь и что он удовлетворяет желание. Перечитайте пять факторов, которые вызывают страдания в перерывах. Причиной каждого из них является употребление алкоголя, и это справедливо для любой стадии вашего попадания в ловушку. Представьте, что вы целую неделю не могли снять пару тесных ботинок и при этом должны были нормально себя вести на работе и во время отдыха. Естественно, вы почувствуете огромное облегчение, когда наконец сможете их снять. Так вот, говорить, что алкоголь дает реальное удовольствие, – все равно что утверждать, что тесные ботинки помогают по-настоящему расслабиться. Никто не будет намеренно носить тесные ботинки в течение недели, чтобы пережить несколько мгновений удовольствия, когда он их снимет. Алкоголь не только не удовлетворяет желание, он является основой и единственной причиной его существования. 

Запомните: страдания в перерывах вызываются алкоголем. Что еще более важно, в отличие от мухи вы можете сбежать, вам не обязательно испытывать эти страдания. Забудьте сейчас о неприятных ощущениях в периоды, когда вы не могли пить. Давайте посмотрим на те чудесные моменты, когда вы пить можете. Но давайте посмотрим на них, забыв обо всем, что нам внушали. Чтобы это сделать, вам придется переоценить мгновения иллюзорного удовольствия, о которых я говорил выше, – облегчение, которым заканчивается воздержание. Не путайте окончание страданий от неудовлетворенного желания с настоящим удовольствием. Укол обезболивающего может снять страдания от боли, но сам по себе он не доставляет удовольствия. Он не доставит его, если вы не испытываете боли. Период воздержания всегда кажется долгим и мучительным, а момент его окончания – смехотворно коротким. Почему эти моменты надо переоценить? Потому что они на самом деле не являются частью удовольствия от приема алкоголя. Мы страдаем, когда не можем выпить, поэтому воображаем, что должны получать огромное удовольствие, когда можем. Такова одна из иллюзий любой наркотической зависимости, и сейчас мыпытаемся понять, в чем истина. Облегчение, которое мы испытываем после окончания воздержания, является именно этим – облегчением. С этого момента начинается настоящее пьянство, и сейчас мы его проанализируем. 

Также необходимо исключить случаи, когда вы действительно утоляете жажду. Это реальное удовольствие, но, как мы уже знаем, в целом алкоголь вызывает жажду. Также исключите те моменты, когда вы счастливы не потому, что употребляете алкоголь, а по другим причинам. Это исключает все вечеринки, дискотеки, свадьбы и обеды в ресторане; по сути, все общественные, спортивные и развлекательные мероприятия. Вы можете спросить – почему? Разве не в этих ситуациях нам приятней всего пить? Помните, что вы должны оставаться объективными. Возможно, нам нравится само событие, и то, что мы не можем получать от таких событий удовольствие без выпивки, еще не означает, что нам нравится пить. В конце концов, непьющие люди способны получать удовольствие от вечеринок без выпивки. 

Большинству курильщиков приятней всего курить в компании или после еды. В клиниках, занимающихся лечением от курения, мы просим курильщиков, которые считают, что им нравится курить, зажечь сигарету и описать, что им на самом деле нравится. Им всегда очень сложно это объяснить. В большинстве случаев они дают такого рода ответы: 

«Я не знаю. Сейчас мне неприятно. Сигарета ужасна на вкус. Но после еды мне нравится курить». 

Они не задумываются над тем, что две сигареты из одной пачки не могут различаться на вкус. Сигарета на вечеринке не может быть приятней, чем ее близнец из той же пачки. Все сигареты ужасны на вкус. Так почему в компании курение кажется приятным? Объяснение очень простое. Если я не могу перепрыгнуть через трехметровую стену, а с помощью шеста у меня это получится, очевидно, что дело в шесте. Курильщикам не нравятся вечеринки, на которых они не могут курить, и нравятся те, где это возможно. Очевидный вывод: дело в сигаретах. Это так. Но не потому, что сигареты приятны, а потому, что без них курильщикам плохо. 

В клиниках, занимающихся лечением от алкоголизма, мы не можем просить пациентов пробовать любимый напиток, потому что нам нужно, чтобы они сохраняли трезвость и ясность мысли. Вы помните, что я просил вас не пытаться бросить пить, пока вы не дочитаете книгу, – еще одна причина этого в том, что понять, насколько вам нравится пить, можно только пока вы пьете. Вам необходимо избавиться от иллюзий, а это будет сложнее сделать, когда вы бросите пить. По какому бы поводу вы ни пили, иногда задумайтесь и сосредоточьтесь на сознательном ощущении вкуса яда. И спросите себя, что в нем приятного. 

Посмотрите на свою жизнь. Вы сотни раз наслаждались выпивкой по разным поводам, но попробуйте отделить повод от выпивки. Можете ли вы вспомнить хотя бы один случай в жизни, когда вы получали настоящее удовольствие не от происходящего, а от напитка только потому, что он содержит алкоголь? Вспомните о годах учебы, когда вы с трудом пытались привыкнуть к вкусу спиртного. Тогда употреблять алкоголь было неприятно. А промежуточный этап, когда вы привыкли к неприятному вкусу, но пьянство еще не стало для вас проблемой? Казался ли вам алкоголь тогда чем-то особенным или вы просто воспринимали его как нечто обычное? Возможно, вы вспомните, как в этот период собирались поужинать с друзьями и предвкушали вкусную еду, или общение с конкретными людьми, или приятную обстановку ресторана. Но вы же не думали о том, как приятно будет выпить бутылку вина? Употребление алкоголя стало для вас важным только после того, как превратилось в проблему. Все это убеждает: нам не столько нравится употреблять алкоголь, сколько без него мы чувствуем себя несчастными и подавленными. 

Если вы можете объективно оценить ситуацию и принять, что счастливые события были таковыми не потому, что вы пили спиртное, то поймете, что большую часть времени даже иллюзия удовольствия от выпивки была едва заметна. И конечно, нельзя забывать те случаи, когда ваша речь становилась невнятной, вы говорили глупости, нетвердо держались на ногах, были обидчивым и агрессивным, чувствовали тошноту или вас рвало. И хотя вы этого не помните, надо добавить сюда те моменты, когда вы теряли сознание. Итак, можно заключить, что когда мы пьем, то нам не лучше, чем в неприятные промежутки между этим. Иногда нам даже хуже. Никогда не забывайте, что в обоих случаях страдания обусловлены употреблением алкоголя и что он не дает вам ни удовольствия, ни защиты. 

Однако если вам кажется, что у вас есть врожденный недостаток, другими словами, что вы родились «на два мартини ниже нормы», то вы должны полагать, что у алкоголика нет выбора, кроме как желать алкоголя. Но это не так. Мы желаем чего-то, только если верим, что это доставит нам настоящее удовольствие или чем-то поможет. Мы желаем наркотиков, потому что нас заставляют верить, что они доставляют удовольствие или реально помогают. Когда вы избавитесь от этой иллюзии, то избавитесь и от желания. Я еще вернусь к этому вопросу. 

Курильщикам проще сравнить себя с наркоманами-героинистами, чем алкоголикам, по двум причинам. Во-первых, нам кажется неестественным втыкать иглы в вену – но столь же неестественно вдыхать смертельный дым в легкие. А вот питье – абсолютно естественный процесс, который не только доставляет удовольствие, но и необходим для выживания. Конечно, к алкоголю это не относится, но наше восприятие затуманено промыванием мозгов, которому мы подвергаемся с рождения: нам внушают, что умеренное употребление алкоголя приятно и естественно. 

Во-вторых, в силу природы никотина мы вскоре достигаем состояния, когда курим целый день, и отсутствие сигарет вызывает панику. Курильщика, который может весь день обходиться без сигареты, умеренные курильщики считают ненормальным, но везучим. С алкоголем все наоборот: выпивка по утрам и постоянная фляга при себе считаются несомненными признаками алкоголизма. 

Разница объясняется тем, что никотин – наркотик быстрого действия: уже через час после выкуренной сигареты он практически полностью выводится из организма. Поэтому многие курильщики вскоре начинают курить по 20 сигарет в день. Хотя мы реально ощущаем потребность в никотине, она настолько незаметна, что мы чувствуем просто желание чем-то занять руки или «выйти покурить». Когда мы раскуриваем следующую сигарету, уровень никотина восстанавливается, ощущение неуверенности проходит, и в нас крепнет иллюзия, что курение помогает расслабиться и придает уверенности. 

Воздержание у алкоголиков не столь мучительно, как у наркоманов-героинистов. Тем не менее известно, что алкоголь вызывает ряд неприятных эффектов. Мы уже говорили об опьянении и обезвоживании. Когда мы напились в первый раз, не надо было быть Эйнштейном, чтобы догадаться, что рвота и похмелье на следующее утро были прямыми последствиями употребления алкоголя. Нам совершенно не хотелось лечиться тем же, мысль о спиртном была невыносима. Обычно это первый из случаев, когда мы торжественно даем клятву никогда не брать алкоголь в рот. Поэтому на то, чтобы стать алкоголиком, может потребоваться от 2 до 60 лет, и большинство пьющих людей не доходят до состояния запоев. Естественное отвращение к неприятным последствиям тормозит наше неизбежное падение. 

Однако если вы дойдете до тех ранних стадий, когда опьянение используется как защита от стрессов, это уже совсем другая история. Такие люди, как правило, ограничивают потребление алкоголя. Они пьют достаточно, чтобы спрятаться от проблемы, но не так много, чтобы заметить, что алкоголь серьезно влияет на их жизнь. Поэтому когда физические эффекты опьянения проходят, «повторение» не кажется ужасным. Вы не решили свои проблемы и знаете об этом. Но есть простой выход – еще одна доза наркотика возвращает вас в состояние опьянения, и ваши проблемы уже не так на вас давят. 

«А что в этом плохого? Вы же „используете“ и контролируете наркотик?» 

Нет! Это он изобретательно контролирует вас! Вы осознаете неприятные физические последствия, но на этой стадии они не кажутся вам серьезной проблемой, поэтому инстинктивное желание бросить или снизить потребление слабеет. Но как бы постепенно и незаметно это ни происходило, вы уже оказались в бесконечной спирали падения. Ваш организм вырабатывает иммунитет к алкоголю, и вам приходится увеличивать дозу, чтобы достичь того же уровня опьянения. Это происходит настолько постепенно, что вы почти не замечаете этого. Но поскольку вы пьете все больше и больше, ваши проблемы – психические, физические и финансовые – становятся все тяжелее и тяжелее. Это происходит постепенно, практически незаметно для вас. Чем тяжелее становятся ваши проблемы, тем больше потребность в воображаемом друге и помощнике. Поэтому даже если вы достигнете стадии, на которой начнете подозревать, что у вас проблемы с алкоголем, время для ее решения никогда не наступит. Лучше подождать, скажете вы себе, пока жизнь станет менее напряженной. Но если вы попались в ловушку наркотика, жизнь будет становиться только более тяжелой. Об этом мы еще поговорим ниже. 

Я хочу, чтобы вы четко поняли: поскольку нам регулярно необходимо принимать ядовитое химическое вещество, логично предположить, что само вещество обладает каким-то качеством, которое вызывает эту необходимость, и что мы будем испытывать физические симптомы воздержания, если перестанем его принимать. 

Но все это иллюзия. Зависимости от самого вещества не возникает. Мы зависим от убеждения, что получаем какую-то реальную пользу от его приема. А это, в свою очередь, создает ложную уверенность в том, что вы не можете получать от одних ситуаций удовольствие и справляться с другими без его помощи. В случае с алкоголем мы зависим отопьянения! Точнее, от иллюзии, что состояние опьянения делает общественные мероприятия приятней, помогает расслабиться и снимает стресс. Я повторяю: это иллюзия. Эта проблема решается на уровне вашего сознания. Когда вы избавитесь от иллюзии, то 

 

ИЗБАВИТЕСЬ ОТ ЗАВИСИМОСТИ. 

 

Поэтому давайте продолжать разбираться. Еще одно остроумное свойство ловушки — 

 

СХОДСТВО АЛКОГОЛЯ И ЕДЫ. 

17 

Сходство алкоголя и еды 

Мы говорили о том, что мать-природа снабдила все существа специальным индикатором под названием голод, чтобы мы не забывали есть. Но задумывались ли вы над тем, как замечательно он устроен? Вы не испытываете физической боли, когда голодны. Да, может быть, у вас урчит в животе, вы чувствуете опустошенность и раздражительность, но боли как таковой нет. Я подчеркиваю, что говорю не о голодании – это совсем другое дело, и я не компетентен в этом вопросе. Я отношусь к тем счастливым людям, которые не прожили ни дня хотя бы без одного полноценного приема пищи. Так что я говорю не о голодании, а о повседневном приеме пищи три раза в день. 

Чем замечателен голод? Он не только не вызывает боли – мы ощущаем голод как желание что-нибудь съесть, – но, как правило, мы вообще не отдаем себе в нем отчета. Очевидно, мать-природа позаботилась о том, чтобы мы снабжали свое тело достаточным количеством энергии и питательных веществ, чтобы быть в хорошей форме, здоровыми и выжить. Закончив завтракать, я начинаю сжигать эту энергию и перерабатывать попавшие в организм вещества. И вот, восемь часов спустя, я сижу и пишу о еде, но не чувствуюни малейшего голода. До того, как я поем снова, пройдет еще два часа, но за это время я не проголодаюсь. Сейчас я понимаю, что причина в том, что я за много лет привык к такому режиму. Но я не понимаю, почему не начинаю испытывать голод сразу же, как только закончил есть, или почему через два часа я вдруг почувствую сильный аппетит. К счастью, мне и не нужно этого понимать. Я не настолько умен, как мать-природа, но я очень ей признателен, потому что всю жизнь я могу испытывать огромное удовольствие,удовлетворяя свой аппетит. 

Один из хитроумных аспектов наркотической зависимости заключается в том, что она практически идентична обычному голоду. Когда нам нужно выпить, мы ощущаем эту потребность как «хочется выпить». Как и в случае с едой, мы не чувствуем физической боли, и само ощущение едва заметно. На ранних этапах мы можем подолгу не испытывать этого чувства и связывать его только с определенными ситуациями, например с общественными мероприятиями. Но когда мы начинаем испытывать желание выпить и у нас естьвозможность это сделать, то испытываем ощущение удовлетворения и релаксации, как при насыщении едой, даже если сам напиток не слишком приятен на вкус. В чем разница? Кажется, ее почти нет, но на самом деле существует несколько важных отличий. Употребление алкоголя и прием пищи прямо противоположны друг другу: 

1.Хорошая еда приятна на вкус, когда вы голодны. Алкоголь всегда неприятен на вкус. 

2.Еда необходима для здоровья, поддержания формы, благополучия и выживания. Алкоголь – это яд, который постепенно, но систематически ухудшает ваше физическое и психическое состояние. 

3.Еда – это настоящее удовольствие. Употребление алкоголя – обман доверия. 

4.Алкоголь опьяняет и притупляет чувства. Еда этого не делает. 

5.Еда не вызывает голода, но удовлетворяет его – не навсегда, но так даже лучше, вы можете продолжать получать удовольствие от еды всю жизнь. Алкоголь же вызывает желание пить алкоголь. Он даже не утоляет жажду. Он не только не удовлетворяет потребность в алкоголе, он усиливает ее и все сопутствующие неприятные эффекты – на всю жизнь. 

Все это, если задуматься, совершенно очевидно. Даже алкоголики не нуждались в алкоголе, пока не начали его пить. Он ведь даже не утоляет жажду! Поэтому все, что он нам дает, – потребность, причем не в еде, а в яде, который нас убивает. 

Может быть, вы обратили внимание, что я упоминал свой привычный режим питания. Вы можете предположить, что еда – это только привычка. Но если это так, попробуйте от нее отказаться! Еда – это не привычка, а необходимый для выживания процесс. Да, разные люди привыкли удовлетворять голод в разное время при помощи разных видов пищи.Кроме того, у многих людей есть привычка к перееданию. Зависимые люди привыкли удовлетворять свою потребность в разное время и разными наркотиками. Употребление алкоголя – это тоже не привычка, а просто наркотическая зависимость. 

Именно разнообразие наркотических «привычек» побуждает некоторых «экспертов» выделять разные типы пьяниц. Но в этом не больше смысла, чем в попытках анализировать типы мышей, которые попадают в мышеловку. Это лишь запутывает тайны наркотической зависимости. «Экспертов», кажется, не смущает тот факт, что, выделив несколько типов, они не в состоянии помочь ни одному из них. Тип пьющего никак не влияет на проблему, они все находятся в одной тюрьме, и ключ для всех один. Теперь мы подошли к еще одной иллюзии, которая держит в ловушке многих людей, как много лет держала меня. Она называется: 

МИФ О ЗАВИСИМОЙ ЛИЧНОСТИ. 

18 

Миф о зависимой личности 

Как типичный представитель своего поколения, я стал регулярно курить и пить, когда начал работать. В двадцать с небольшим я уже был заядлым курильщиком, выкуривая по несколько пачек сигарет в день, и считал, что я подвержен зависимости. АА считают, что у алкоголиков иная химия организма по сравнению с умеренно пьющими людьми, – так и я считал, что отличаюсь от умеренных курильщиков. Я думал, что либо у меня с химическими процессами в организме что-то не так, в отличие от умеренных курильщиков, либо в табаке содержится некое химическое вещество, без которого я не могу жить, а другие курильщики могут при желании обходиться без него. Я не знал, какой из этих вариантов был правилен в моем случае, но результат от этого не менялся. 

Сейчас даже сами курильщики расценивают курение как ненормальное и антиобщественное занятие. Но когда я был ребенком, более 90 процентов мужчин курили. Вас считалиненормальным, если вы не курите, называли «неженкой». Поскольку более 90 процентов взрослых в западном обществе регулярно употребляют алкоголь, это все еще считается нормальным. Но как можно счесть ненормальным вдыхание канцерогенного дыма, так же можно уверенно сказать, что нет ничего нормального в добавлении неприятного навкус яда в приятные и полезные напитки. 

Для удобства я буду и дальше использовать понятия умеренно пьющий человек и умеренный курильщик. Умеренно пьющими людьми я называю«людей, которые верят, что употребление алкоголя дает им настоящее удовольствие и/или поддержку;понимают, что это является опасностью для здоровья, но считают, что польза все компенсирует». 

Употребление алкоголя не кажется этим людям проблемой, и они считают, что даже если оно таковой станет, они уменьшат дозу или бросят. Другими словами, умеренно пьющие люди – это «те, кто считает, что контролирует прием алкоголя». 

Хотя это может показаться противоречием, к умеренно пьющим относятся и люди, которые время от времени напиваются. Для определения понятия умеренный курильщик просто замените выпивку курением. Должен подчеркнуть, что никогда в жизни я не связывал свою «зависимость» или «химический недостаток» с алкоголем. До пятидесяти с лишним лет я даже не подозревал о том, что у меня могут быть проблемы с алкоголем, а принял этот факт только в шестьдесят с небольшим. К этому времени я уже открыл для себя ЛЕГКИЙ СПОСОБ и понял, что никто, включая меня, не вынужден принимать яд из-за того, что он зависимая личность или имеет врожденное нарушение обмена веществ. 

Большинство некурящих людей ошибочно полагают, что заядлые курильщики курят много, потому что им сигареты нравятся больше, чем «случайным» курильщикам. Это кажется логичным, но, как и во многих других аспектах наркотической зависимости, реальность прямо противоположна распространенному мнению. Если вы много курите, то не можете обманывать себя тем, что вам это нравится. Если вы достигли стадии, когда не можете выполнять простейшую физическую или умственную работу без сигареты, то можете считать, что она вам помогает. Но какая такая «магия» может заключаться в сигарете, что я не могу нажать кнопку на дистанционном пульте телевизора, предварительно не закурив? 

С первой неприятной сигареты до последней я испытывал к ним отвращение. Умеренные курильщики не столько учитывают риск заболеваний, сколько стараются его игнорировать. Я видел, как мои отец и сестра умерли от курения. Учитывая состояние моих легких, удивительно, что этого не случилось со мной. Так почему же я продолжал курить? Потому что чувствовал себя несчастным, когда пытался бросить! Я оказался между молотом и наковальней. Я ненавидел курение, но мне казалось, что без никотина я не могу получать удовольствие от жизни или справляться со стрессом. 

Очевидно, я отличался от большинства умеренных курильщиков. Меня озадачивал еще один факт: мне внушали, что для того, чтобы бросить курить, нужна только сила воли. Ясчитал себя человеком с большой силой воли. Я ненавидел курение. Я отчаянно хотел бросить. Никто, кроме меня самого, этого от меня не требовал – а я знал, что у меня сильная воля. Поэтому я решил, что у меня зависимая личность и врожденный дефект организма. Чем еще можно было объяснить мою неудачу? Но если бы у курильщиков и алкоголиков действительно был некий врожденный физический недостаток, его бы обнаружил врач – с помощью рентгена, анализов мочи и крови... что там еще делают врачи, чтобы поставить диагноз? Достижения современной науки, особенно в области генетики, несомненно, позволили бы обнаружить этот недостаток и предупредить склонных к зависимости людей до того, как они попробуют первую сигарету или спиртное. 

Если бы алкоголизм объяснялся химическим недостатком, не требовалось бы от 2 до 60 лет, чтобы стать алкоголиком, это происходило бы мгновенно. Вы могли бы считаться алкоголиком, еще не попробовав алкоголь. Попадались ли вам наркоманы, которые никогда не принимали наркотик, от которого предположительно зависят? Нет. У теории врожденного дефекта слишком много своих дефектов, чтобы принимать ее всерьез. В любом случае, физический недостаток может помешать вам только в каком-либо физическом действии. Он не может помешать вам ничего не делать. Спазм мышц челюсти может помешать вам пить спиртное, но проблему алкоголизма только этим не решить. Как может физический недостаток помешать вам не делать чего-либо? Это абсурдно. 

Мы используем слово «зависимость» для обозначения состояния, когда человек хотел бы отказаться от наркотика, но не может. Но это слово не объясняет, почему люди продолжают принимать наркотик, когда никто, кроме них самих, не побуждает их к этому. Определение «зависимая личность» тоже бессмысленно. Оно не объясняет отклонения,это просто хитрая увертка, которую используют люди, не понимающие сути наркотической зависимости. Это еще сильнее запутывает и без того непонятный вопрос. В любом случае, здесь имеет место противоречивость понятий. Если у меня общительный характер, я буду стремиться общаться с людьми. Следовательно, если у меня зависимый характер, я буду стремиться приобрести зависимость? Мне еще не встречались люди, которые хотели бы получить наркотическую зависимость. 

Теория зависимой личности страдает теми же недочетами, что и теория физического недостатка. Если вы родились с психологическим и/или физическим дефектом, который вызовет у вас потребность в алкоголе после первого употребления, это станет понятно, как только вы начнете пить. Зачем бы некоторым людям понадобилось на это 60 лет? Если бы я действительно был зависимой личностью, то вскоре стал бы зависимым от всего возможного: марихуаны, героина, кокаина и т.д. И вы тоже, если бы вы были зависимой личностью. Но все те, кто говорил мне, что они зависимы от природы, уже обладали наркотической зависимостью или были к этому близки. Не кажется ли это невероятным совпадением? Попадались ли вам люди с зависимым типом личности, у которых не было бы зависимости? 

Совершенно очевидно, что мать-природа идет на многое, чтобы обеспечить нам выживание. Разве разумно было бы давать нам физический или психический недостаток, который вызывал бы у нас желание систематически себя губить? Даже если бы она была так глупа и жестока, это все равно не объясняет нашего поведения. Я признателен природе за то, что испытываю сексуальное влечение, которое считаю совершенно нормальным. Я считаю, что сексуальное влечение имеет одновременно физическую и психологическую природу. Но мне было бы несложно подавить это естественное желание, если бы я знал, что у моей партнерши венерическое заболевание. Поэтому даже если бы алкоголики становились таковыми из-за того, что родились с зависимым типом личности или физическим дефектом, неужели они не смогли бы сопротивляться искушению, зная, что алкоголь губит их жизнь? 

Подумайте о различиях, о которых пишут так называемые «эксперты»: между теми, у кого «привычка» и зависимость; между людьми, которые контролируют и не контролируютупотребление; между умеренно пьющими и алкоголиками; между склонными и не склонными к зависимости. Если бы такие различия существовали в действительности (а не только в воображении этих «экспертов»), это означало бы, что сам наркотик не имеет значения, и не существовало бы понятия «вещество, вызывающее зависимость». 

Почему я когда-то считал, что я зависимая личность или у меня некий недостаток в химии организма? Потому что я не понимал истинной причины, по которой алкоголики, курильщики и другие наркоманы продолжают убивать себя, при этом не получая от наркотика никаких благ. Когда я открыл ЛЕГКИЙ СПОСОБ, то нашел реальное объяснение, в котором нет логических изъянов и противоречий и которое не развеивается, если на него посмотреть с точки зрения обычного здравого смысла. 

К сожалению, я не могу доказать истинность этого объяснения, потому что не могу доказать, что склонности к наркотической зависимости не существует. Я попробую это пояснить с помощью легенды о лох-несском чудовище. Она добавляет в нашу жизнь капельку интереса и привлекает туристов, поэтому я не буду пытаться ее опровергать. Но я бы не смог этого, даже если бы захотел. Можно доказать, что что-то существует, – просто предъявив это, но нельзя доказать, что чего-то не существует. Так как же в этом убедиться? Вы рассматриваете вероятность события и используете свой здравый смысл. Да, озеро Лох-Несс глубокое, в нем много воды, но сама Несси считается очень крупным животным, а чтобы какой-то вид выжил, в нем должно быть достаточное число особей, чтобы избежать вымирания от инбридинга. Если бы Несси существовала, при современном уровне развития техники это можно было бы доказать. 

Представьте себе, что вы любуетесь морем, стоя на песчаном пляже. Вы восхищаетесь видом и вдруг чувствуете, что ваши ноги проваливаются в песок. Большинство людей могут стоять здесь часами, и вроде бы они способны уйти, когда того пожелают. Но меньшинство оказывается в ловушке, некоторые – успев простоять лишь несколько минут, и как бы они ни старались, они не могут убежать, даже когда начнется прилив. 

И вот это явление пытаются объяснить разными версиями. Некоторые предполагают, что причина – зыбучие пески. Кто-то говорит, что те, кто не может сбежать, обладают каким-то физическим изъяном. Еще одна версия – что это не физический изъян, а личностные проблемы. Я надеюсь, что все вы способны понять, какое предположение являетсянаиболее реалистичным. Однако если ваш выбор пал не на первый вариант, значит, вы недостаточно объективны. Если вы мне не верите, опишите эту ситуацию другим людям, но не применительно к алкоголизму. 

Вы можете спросить, почему некоторые не проваливаются в зыбучие пески. А если я отвечу, что они проваливаются, но так медленно, что этого не замечают ни они, ни окружающие? Вспомните кого-нибудь из ваших «умеренно» знакомых. Уверен, что сейчас они пьют больше, чем десять лет назад. Они точно пьют больше, чем раньше, это несомненно,потому что когда-то они совсем не пили. А еще через десять лет они будут пить больше, чем сейчас. 

Некоторые люди проваливаются быстрее, чем остальные, только потому, что весят больше. Совсем как жирная муха в плотоядном растении. Вес попавшего в зыбучие пески –это степень, в которой человек осознает, что он пойман, а последующая паника заставляет его хвататься за тот самый яд, который эту панику вызывает. Это, в свою очередь, усиливает его убеждение, что он попал в ловушку, и иллюзию зависимости от той самой вещи, которая его губит. Если вам понятна аналогия, то вы увидите, что объяснение возможно только одно: причина в свойствах зыбучего песка, и увязают в нем все. Некоторые люди считают, что им необходим один стакан виски в день, другие – что тридцать. В любом случае это иллюзия, эти люди страдают от одного заболевания, а это действительно заболевание: уверенность в том, что алкоголь что-то дает вам и вы полагаетесь на эту так называемую помощь. Вы выздоравливаете, когда видите алкоголь в истинном свете: яд, который никому ничем не поможет. Ведь если он что-то дает так называемым умеренно пьющим людям, он должен еще больше давать тем, кто пьет намного больше. Если он действительно оказывает некую помощь или доставляет удовольствие умеренно пьющим, то алкоголики должны быть самыми счастливыми, уверенными и спокойными людьми на свете. Аналогично, если он делает алкоголиков несчастными и запуганными людьми, из этого должно следовать, что и умеренно пьющих людей он делает несчастными и запуганными. 

АА говорят, что единственный, кто может определить, алкоголик вы или нет, – это вы сами. Мне кажется, что это ненаучный подход. Помните, нет ни одного доказательстватого, что какая-либо наркотическая зависимость вызывается нарушением химических реакций в организме или склонностью к наркотической зависимости. Это просто версия, которую предлагают люди, не понимающие настоящей причины зависимости. Эта версия опровергается вескими доказательствами. 

Если бы алкоголизм и другие формы наркотической зависимости вызывались врожденным физическим или психическим недостатком, они были бы неизлечимы. Как сторонникиэтих теорий могут объяснить тот факт, что я избавился от наркотической зависимости за один вечер, как и тысячи других людей, воспользовавшихся ЛЕГКИМ СПОСОБОМ? Вамне кажется, что единственным разумным объяснением является не ваша склонность к зависимости или некий химический дефект, а то, что вы принимали 

 

ВЫЗЫВАЮЩИЙ ЗАВИСИМОСТЬ НАРКОТИК? 

 

Помните, одна из хитроумных ловушек алкоголя – заставить нас верить в то, что виноваты мы сами, а не наркотик. Это относится ко всем наркотикам, вызывающим зависимость. Мы же знаем, что они ухудшают наше здоровье и финансовое положение, а когда мы осознанно оцениваем удовольствие и помощь, которые получаем от наркотика, они кажутся нам ничтожными. Наше рациональное сознание советует нам снизить употребление или бросить. Мы знаем, что никто, кроме нас самих, не заставляет нас принимать наркотик. Мы верим, что большинство пьющих людей контролируют процесс. Исходя из этого, мы логично заключаем, что относимся к меньшинству, страдающему от физического или психического дефекта. Но давайте посмотрим, насколько смехотворно оправдывают пьющие и курящие люди, включая тех, кто уверен, что у них все под контролем, употребление ими наркотиков. 

«Выхлопные газы вредны не менее, чем курение». 

Вероятно, но вы же не будете намеренно нагибаться к выхлопной трубе и вдыхать газ? И уж точно вы не будете за это платить. 

«Я не курю, так почему бы мне не выпить?» 

Это все равно что сказать: «Я не отрезал себе ногу, так почему бы не отрезать руку?» 

«Жизнь слишком коротка. Завтра я могу попасть под автобус».. 

Но будете ли вы это делать намеренно? И нельзя забыть наиболее традиционное: 

«Изредка выпить– это единственное удовольствие, которое у меня осталось». 

Невероятно, сколько неверных представлений отражает последняя короткая фраза. Во-первых, так никогда не говорят люди, которые выпивают время от времени, – только люди, которые полностью зависят от алкоголя. Большинству эта фраза покажется сильным искажением действительности, а следовательно – еще одним глупым предлогом. Неужели жизнь на самом деле настолько печальна? К сожалению, алкоголику может казаться именно так. Это правда в том смысле, что у него больше нет других удовольствий. Но ему не приходит в голову, что этих удовольствий его лишил алкоголь. Когда вы подавлены психически и физически, жизнь кажется тяжелой. Во-вторых, еще одно неверное представление, что кто-то может получать настоящее удовольствие от употребления алкоголя. Так называемое удовольствие, которое якобы получают от алкоголя иногда выпивающие люди, – иллюзия. И наконец последнее заблуждение – говорящий это человек не испытывает даже иллюзию удовольствия. 

Перед нами замечательный пример еще одного хитрого свойства наркотической зависимости: чем больше она вас подавляет, тем сильнее иллюзия удовольствия и/или помощи. Неужели настоящие удовольствия в таком дефиците? Вы скоро поймете, что когда вы чувствуете себя здоровым физически и психически, сама жизнь становится удовольствием. Разве вы забыли фразы «жизнь прекрасна», «радость бытия»? 

Разве это не очевидно? Если все наши инстинкты обеспечивают выживание, не означает ли это, что жизнь бесценна и должна приносить радость? Алкоголь – депрессант и сильный яд. Он уничтожает нас и физически, и психически. Алкогольное опьянение уничтожает все инстинкты выживания, которые у нас есть, и забирает радость жизни. Резюме: он убивает в нас желание жить. К этому все и сводится. Происходит 

 

МЕДЛЕННОЕ И МУЧИТЕЛЬНОЕ САМОУБИЙСТВО. 

 

В случае с алкоголем, как и с любым ядом, чем больше вы его принимаете, тем сильнее последствия. Алкоголь, который принимает так называемый умеренно пьющий человек, не становится внезапно чем-то другим, когда его принимает так называемый алкоголик! 

Вам все еще сложно поверить, что наше привычное удовольствие и поддержка – на самом деле наркотик, вызывающий сильную зависимость? Если так, откройте глаза: как вы думаете, почему 90 процентов людей пьют до САМОРАЗРУШЕНИЯ? Почему вы сами читаете эту книгу? Проблема в том, что многие поколения пьющих людей издавна пользуются подобными приведенными выше не ловкими оправданиями и отговорками, поэтому мы привыкли принимать их на веру. 

Мы хорошо понимаем природу зыбучего песка, не ведем сложных дискуссий о том, почему в него затягивает людей, не придумываем невероятных объяснений. Мы знаем, что причина всему – свойства самого песка. Но почему, анализируя разницу между умеренно пьющим человеком и алкоголиком, некоторые люди утверждают, что алкоголики страдают от какого-то физического или психического дефекта, которого нет у умеренно пьющих? Почему они не принимают в расчет более естественное объяснение: алкоголики просто находятся на более поздней стадии того же заболевания? В конце концов, и те, и другие принимают один и тот же яд. Известно, что алкоголь вызывает обезвоживание и опьянение, что в совокупности приводит к желанию пить его все больше и больше. Реальность подтверждает эту теорию. Не только алкоголики все время увеличивают дозу – умеренно пьющие люди начинают с нескольких экспериментальных бокалов, а вскоре уже пьют регулярно. Очевидно, что все алкоголики начинают как умеренно пьющие люди, и обычно требуются годы на то, чтобы перейти черту, отделяющую одно от другого, и что точное положение этой черты довольно неопределенно обсуждают так называемые «эксперты». АА вообще устраняются от дискуссии, полагая, что решить вопрос о границе может только сам человек. Обычно между тем моментом, когда вы начинаете подозревать, что у вас проблема, и принятием этого факта проходит много лет. Помните бабушку из третьей главы, которая почти не пила, и дядю Тэда, который только этим и был занят? Где-то между ними находятся все остальные пьющие люди на свете. Разве не понятно, что единственная разница между алкоголиками и так называемыми умеренно пьющими заключается не в физическом или психическом изъяне организма, а в том, какой стадии падения они достигли? 

В буклете АА «Кто я?» говорится: 

«Не все пьющие люди– алкоголики. Многие люди могут умеренно употреблять алкоголь, не испытывая неприятных физических, психологических или социальных последствий. Для них алкоголь не является проблемой, и мы можем только пожелать им всегда оставаться такими». 

Но если АА правы, то почему бы такому порядку вещей не пребывать неизменным? Если алкоголь – не проблема, а причина в том, что существует разделение людей, причем с рождения, то что мешает людям, находящимся по одну сторону границы, там и оставаться? 

Вспомним, что очевидные различия между умеренно пьющим и алкоголиком сводятся к тому, что первый может контролировать употребление алкоголя, а второй – нет. 

Напрашивается вопрос: что такое умеренное употребление? В цитате подразумевается, что это употребление алкоголя на таком уровне, когда вы не испытываете неприятных физических, психологических или социальных последствий. Но сколько вы знаете умеренно пьющих, у которых не было рвоты, которые не испытывали опьянения или похмелья, не становились агрессивными или глупыми под воздействием алкоголя? Что происходит с ними, когда это случается? Они временно приобретают этот врожденный физический или психический недостаток, который снова волшебным образом исчезает, когда заканчивается воздействие алкоголя? Или АА хотят сказать, что алкоголики не могут пить умеренно и контролировать выпивку? Но ведь они были такими же, как умеренно пьющие, пока не деградировали. А что делает выздоравливающий алкоголик? Он контролирует ситуацию (по крайней мере, иногда). Поэтому если умеренно пьющие люди иногда теряют контроль, а алкоголики его приобретают, то дело явно не во врожденных физических или психических особенностях организма, а в степени падения. Что еще раз доказывает то, о чем мы говорили все время: алкоголизм – следующая стадия той же болезни. 

Если это настолько очевидно, почему сложилось иное общественное мнение? Потому что это становится очевидным, только когда вы очистите свой разум, избавитесь от предубеждений, выдумок и промывания мозгов, когда вы воспользуетесь здравым смыслом и примете факты такими, как есть. Но не надо недооценивать силу промывания мозгов. 

Можно предположить, что бывший алкоголик обрадуется возможности увидеть ситуацию в истинном свете и больше не отравлять себя – он воспримет это как долгожданное избавление от ужасной болезни, а не как постоянное ощущение утраты из-за того, что больше не может получать удовольствие от умеренной выпивки. Но как бы он ни хотел увидеть ситуацию в истинном свете, мне не поверят на слово. Мне необходимо это доказать. Пьющему человеку легко решить свои проблемы, если он увидит алкоголь в истинном свете. Но не каждого пьющего человека легко убедить это делать. 

Никто не будет спорить, что алкоголизм – болезнь. Но чтобы понять, что между умеренно пьющими и алкоголиками нет существенных различий и что алкоголизм – просто продвинутый этап той же болезни, сначала необходимо понять, что умеренно пьющие люди тоже больны. Однако нам внушают, что употребление алкоголя – отнюдь не болезнь, это удовольствие и поддержка, и только по этой причине мы делаем выбор в его пользу. 90 процентов взрослых людей выпивают, и большинство считает, что они контролируютпроцесс. Но если даже сами алкоголики соглашаются, что они существенно отличаются от умеренно пьющих людей, какие у вас шансы убедить хотя бы одного умеренно пьющего человека, которому нравится сопровождать еду бокалом вина, что он пьет не потому, что ему нравится, а потому, что им управляет наркотик? 

Даже если вы сообщите ему факты и доказательства, это ничего вам не даст. Почему? Потому что каким бы разумным и объективным человек ни был в других вопросах, природа наркотика такова, что заставляет отворачиваться от фактов, даже когда они возникают перед носом. Не тратьте время на эти попытки, вы только выйдете из себя. Самая частая фраза в тысячах писем, которые я получаю, такова: «Почему я не могу убедить такого-то понять, как легко и приятно быть свободным?» 

Может быть, вам самим трудно поверить, что умеренно пьющие люди тоже зависимы? Но разве эта концепция не вполне очевидна? В конце концов, не так много времени прошлос тех пор, когда считалось, что умеренно курящие контролируют свое удовольствие и/или поддержку. 

Но как мы оцениваем их сейчас? Теперь даже сами курильщики в глубине души понимают, что они курят не потому, что сделали такой выбор, и не потому, что получают удовольствие. Иначе почему курильщики так отчаянно стараются не допустить, чтобы их дети попались в ту же ловушку? Когда мы видим курящего молодого человека, то либо завидуем, либо осуждающе качаем головой: «Бедняга, если бы только я мог заставить тебя понять, во что ты ввязываешься». 


Страница 3 из 5:  Назад   1   2  [3]  4   5   Вперед 

Авторам Читателям Контакты