Главная
Каталог книг
medic800

Оглавление
Э. Фаррингтон - Гомеопатическая клиническая фармакология
Дэн Миллман - Ничего обычного
Мечников Илья Ильич - Этюды о природе человека
Долецкий Станислав Яковлевич - Мысли в пути
Семенцов Анатолий - 2000 заговоров и рецептов народной медицины
В. Жаворонков - Азбука безопасности в чрезвычайных ситуациях
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета
Глязер Гуго - Драматическая медицина (Опыты врачей на себе)
Йог Рамачарака - Джнана-йога
Уильям Бейтс - Улучшение зрения без очков по методу Бэйтса
Степанов А М - Основы медицинской гомеостатики
Цывкин Марк - Ничего кроме правды - о медицине, здравоохранении, врачах и пр
Кент Джеймс Тайлер - Лекции по философии гомеопатии
Юлия АЛЕШИНА - ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СЕМЕЙНОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ
Подрабинек Александр - Карательная медицина
Аллен Карр - Легкий способ бросить пить
С. Огурцов, С. Горин - Соблазнение
Малахов Г. П. - Закаливание и водолечение
Йог Рамачарака – Раджа-Йога
Алексей Валентинович Фалеев - Худеем в два счета

Но что же тогда реально во мне? – можете вы спросить у меня. – Несомненно, есть живое сознание реальности – неужели это только иллюзия или тень? Нет, это не так; чувство реальности, которое имеете вы, которое имеет каждое существо или предмет, – это чувство, говорящее "Я существую", есть постижение мыслеформой своей сущности; а эта сущность есть Дух. И этот Дух естьсубстанция Абсолюта,воплощенная в его представлении, – в ментальном образе. Это есть восприятие Конечным своей Бесконечной Сущности. Или восприятие Относительным своей Абсолютной Сущности. Или же постижение вами, мной, или каким-нибудь другим человеком, истинного Себя, лежащего в основе всех ложных "Я" и всех личностей. Это отражение Солнца в капле росы; и в тысячах капель росы – в которых, как кажется, отражается тысяча Солнц, хотя в действительности Солнце одно. Однако же отражение Солнца в капле росы естьболее, чем "отражение", так как это – субстанция самого Солнца; и однако Солнце сияет с высоты, единое и нераздельное, тем не менее проявляясь в миллионах капель росы. 

Только подобными образами мы можем говорить о Невыразимой Реальности. 

Чтобы сделать все это для вас более ясным, позвольте вам напомнить, что даже в ваших конечных мысленных образах явно появляются многие формы жизни. Вы можете представить себе, что ведете армию во много тысяч людей. И однако – единственное "Я" в этих людях – будет ваше "Я". Это действующие лица в вашем уме, которые живут, и движутся, и существуют, а между тем в них нет ничего, кроме "вас". Герои Шекспира, Диккенса, Теккерея, Бальзака и других писателей были настолько сильными мысленными образами, что не только самих творцов уносила за собой их сила, но даже вы, читающие о них много лет спустя, чувствуете их кажущуюся реальность, и плачете, смеетесь или сердитесь над их поступками. А между тем не существовало Гамлета вне ума Шекспира, не существовало мистера Микаубера вне воображении Диккенса, ни Pere Goriot, вне фантазии Бальзака. 

Эти примеры являются только конечными образцами Бесконечного, но они должны дать вам идею той истины, которую мы стремимся раскрыть вашему уму. Однако же вы не должны думать, что вы и я, все другие люди и все вещи только "воображение", вроде созданныхнамигероев; это была бы самая неудачная мысль. Мысленные творения, идущие от вас, и от меня и от других конечных умов, – будут толькоконечным созданием конечных умов,тогда как мы сами являемся конечными творениямиБесконечного Ума.Наши создания, а также создания Диккенса, Бальзака и Шекспира живут, движутся и существуют, но у них нет другого "Я", кроме нашего конечного ума; тогда как мы, действующие лица Божественной Драмы, Истории или Эпоса, мы имеем в качестве своего "Я" или истинного себяАбсолютную Реальность.Созданные нами лица имеют в качестве своего фона наши собственные личности и умы, в которых они и живут до тех пор, пока не исчезнет самый фон, вместе с которыми исчезают и движущиеся на нем тени. Мы за нашими личностями имеем Фон Вечной Реальности, который не меняется и не исчезает. Таким образом, хотя наши личности только тени на экране, этот экран Реален и Вечен. Конечный экран исчезнет вместе с тенями, но бесконечный остается всегда. 

Мы мысленные образы Бесконечного Ума. Бесконечный Ум держит нас в себе прочно, – мы не можем быть потеряны, нам не может ничто повредить, мы не можем исчезнуть, еслитолько мы не будем поглощены самим Бесконечным Умом, но и тогда мывсе еще существуем.Бесконечный Ум никогда не забывает, он никогда не может проглядеть нас, он всегда знает о нашем присутствии и существовании. Мы целы, мы невредимы, – мысуществуем.Точно так же, как мы не могли быть созданы из ничего, мы не можем быть превращены в ничто. Мы находимся во Всем, – и нет ничего вне всего. 

На рассвете Брамического дня Абсолют начинает сотворение нового мира или воссоздание прежнего, назовите это как хотите. Высшие учения йогов говорят нам, что знания, относящиеся к этим явлениям, лежат за пределами возможных личных знаний человека, как мы его знаем, и были переданы человеческой расе учителями, получившими эти знания от еще более высоких учителей, и так выше и выше, пока, как говорят, это знание не возникло в одной из тех необыкновенно развитых душ, которые сходили на землю с высших плоскостей Бытия; а таких плоскостей много. В этих чтениях мы не претендуем на такой высокий источник; мы просто передаем вам учение, веря, что истина этого учения привлечет тех, кто созрел для нее; мы не пытаемся выдать себя за тот авторитет, о котором мы только что говорили. Мы упомянули об этом высоком источнике излагаемых учений потому, что такое верование принято на Востоке, а также оккультистами всех стран. 

Учения йогов говорят нам, что вначале Абсолют создал мысленный образ или мыслеформу мирового ума, т.е. мировое начало ума. Здесь проводится различие между мировым началом ума и самим Бесконечным Умом. Бесконечный Ум – безгранично выше своего создания мирового начала ума, и последний – такая же эманация первого, как и материя.В этом отношении не должно быть ошибок, – Бесконечный Ум есть Дух; мировое начало ума есть "материал", частями которого являются все конечные умы. Мировое начало ума было первой идеей Абсолюта в процессе сотворения мира. Это был материал, из которого образовывались все конечные умы. Это – мировая ментальная энергия. Знайте ее, как таковую, но не смешивайте ее с Духом, которого мы назвали Бесконечным Умом, потому что у нас нет другого слова. Между этими двумя понятиями есть тонкое различие, чрезвычайно важное для правильного понимания вопроса. 

Учения йогов говорят нам, что из этого ментального начала было развито мировое начало силы или энергии. А из этого мирового начала силы развилось мировое начало материи. Санскритские термины этих трех начал следующие:Читтаили мировое начало ума;Пранаили мировое начало энергии; иАкашаили мировое начало материи. Мы говорили об этих трех началах или трех великих проявлениях в нашей книге "Пути достижения индийских йогов", и в предыдущей книге "Основы миросозерцания индийских йогов". Но теперь нам необходимо опять вернуться к этим основным началам в связи с излагаемыми в настоящей книге идеями. Как говорилось в книге "Основы миросозерцания", эти три проявления или начала, в действительности, составляют одно и незаметно переходят одно в другое. Более подробно этот вопросбыл рассмотрен в заключительных главах книги "Пути достижения". К этим главам мы и просим читателей обратиться за подробностями, так как мы не хотим целиком повторять все здесь. Вы найдете удивительное соответствие между этими, насчитывающими за собой века, учениями йогов и новейшими взглядами современной науки. 

Но вернемся еще раз к главной теме. Учения йогов говорят нам, что Абсолют "мыслью" вызвал к существованию Читту – т.е. создал ментальный образ или мыслеформу Читты, мирового начала ума. Эта Читта конечна, и подчинена законам конечного ума, наложенного на нее Волею Абсолюта. Все, что конечно, – управляется законами, наложенными великимЗаконом,который мы называем Абсолютом. Затем началась великаяИнволюция,необходимая, прежде чем стала возможной эволюция 

Поэтому, раньше процесса эволюции от грубых форм материи к высшим, и затем – дальше к ментальным формам, от высших к еще более высшим и переходящим на духовную плоскость, т.е. раньше эволюции, совершающейся на наших глазах, – должен был совершиться процесс инволюции. Дух Абсолюта окутал себя своими ментальными образами; погрузился в мысли совершенно так же, как может погрузиться в мысль человек. Разве вам не приходилось иногда "потонуть" в мыслях или "забыться", увлекшись какой-нибудь идеей? Когда вы подумаете об этом, вам легко будет понять, что значит процесс "инволюции". Вы погружаетесь в ваше размышление, – Абсолют погружается в свои ментальные творения, – но первое конечно, а второе – бесконечно, и результаты соответственно оказываются слабыми или бесконечно сильными. 

Повинуясь наложенным на него законам, ментальное начало облеклось тогда началом энергии илиПраны,и возникла к существованию мировая энергия. Затем, следуя тому же закону, Прана облеклась в Акашу, т.е. мировое начало материи. 

Разумеется, каждое "облечение" создавало "оболочку", состоящую из низшего начала. Каждое начало поэтому зависит от родственного ему высшего, которое является рождающим его началом по выражению йогов. В этом процессе инволюции, прежде чем стал возможен процесс эволюции, была достигнута крайняя степень материальности. Эта крайняя степень материальности нам теперь, на нашей планете, неизвестна, потому что мы вышли из ее пределов. Но учения йогов говорят нам, что существовала материя более грубая, чем все известные нам в настоящее время виды материи, которые так же отличаются от нее, как тонкие газы отличаются от твердого тела, как его понимает современная наука. Человеческий ум не может схватить этих крайних степеней материальности, так же, как и высших степеней эволюции материи. 

Здесь мы должны обратить внимание читателей на некоторые широко распространенные оккультные учения, с которыми не согласны и против которых возражают учителя йоги. Мы говорим об учении, утверждающем, что в процессе инволюции заключается вырождение или деволюция от высших форм к низшим, до тех пор, пока достигаются грубые состояния материи. Такое учение – ужасно, если его рассмотреть в подробностях. Выходит, что Абсолют нарочно создал высшие формы жизни, – архангелов и еще высших существ, т.е. богов, и затем заставил их падать до тех пор, пока они не достигнут самых низких состояний. Это означает процесс, обратный эволюции, - падение вниз, будто бы в согласии с Божественной Волей, в противоположность эволюции, которая есть восхождение вверх, согласно Божественной воле. 

Это противоречило бы лучшим инстинктам человека и высшие учения йогов говорят нам, что это только иллюзия или заблуждение, созданное людьми в их стараниях разрешить тайны духа путем чисто интеллектуальных рассуждений. Истинное учение заключается в том, что процесс инволюции совершался началом, облекавшимся в более низкое начало, созданное им внутри самого себя – и так далее – до тех пор, пока не была достигнута самая низшая плоскость. Заметьте разницу: это совершали "начала, как начала", а не индивидуальные живые формы или отдельные существа. В этом процессе не было никакой деволюции, так же как не могло быть ее в действиях Абсолюта, окутывавшего себя в ментальный образ мирового начала ума. Здесь не было ни деволюции, ни падения вниз, только инволюция или облечение одного начала в другое начало. Индивидуальная жизнь еще не появлялась и не могла появиться, пока не начался процесс эволюции. 

Если бы Абсолют создал сначала высшие существа и заставил бы их затем опускаться в низшие и низшие формы, тогда весь процесс был бы жестокой, бесцельной вещью, достойной одного из злых Божеств, созданных воображением невежественных людей. Но это невозможно. Все усилие божественной воли было ясно направлено к "поднятию" индивидуальных "Я" до все высших и высших форм. Ради создания подобных "Я", вероятно, и был вызван процесс "инволюции" начал, и последовавший за ним удивительный эволюционный процесс. "Причина" всего этого, как мы уже говорили много раз, для нас непостижима. Мы не можем заглянуть в Бесконечный Ум Абсолюта, но мы можем образовать некоторыезаключения, наблюдая и изучая законы вселенной, которые как будто стремятся к известным целям. Мы, изучая проявления Воли Божественного Единого, можем сделать попытку отгадать ее цели и эти цели по-видимому всегда заключаются в движении "вверх" и в эволюции. Даже самое наступление "Ночи Брамы" не составляет исключения, как мы увидим дальше. 

В процессе инволюции от ее исходного пункта, лежащего в ментальном начале – до самой низшей точки, достигнутой ей в грубых проявлениях вещества – есть очень многопостепенных этапов. И инволюционное стремление шло от высших степеней конечного ума, спускаясь все ниже и ниже на плоскость материи и силы, переходя от высших начал к низшим; когда была достигнута плоскость материи, она, разумеется, сначала показала высшую степень проявленного вещества – самую тонкую форму эфира или Акаши. Потом свойства материи опускались все ниже и ниже, пока не достигли самой грубой формы; тогда наступила короткая пауза и уже после нее начался процесс эволюции или движения по восходящей линии. Импульс начальной Воли или Мысли истощил свое понижающее давление и началось давление вверх или стремление ввысь. Но тут проявилась новая сила. 

Этой новой силой было стремление к индивидуализации. Во время нисхождения движение шло в массе, т.е. целыми началами (принципами) без раздробления на части или на отдельные центры. Но с первым же движением вверх проявилась тенденция к созданию центров энергии или действующих единиц, которая потом, по мере развития эволюционного движения, передавалась от электронов к атомам, и от атомов – к человеку. Грубая материя послужила материалом для образования более тонких и более сложных форм; эти последние в свою очередь составляли комбинации и образовывали еще высшие формы и т.д. и т.д. Формы энергии действовали точно таким же образом, а также и проявленияцентров ума или сознания. Но все стояло в связи друг с другом. Материя, энергия и ум образовали тройственное начало и действовали в зависимости одно от другого. И работа их была все время направлена к созданию все высших и высших "форм" – высших и высших единиц, – высших и высших центров. Но в каждой форме, в каждом центре или единице проявлялись все три начала – ум, энергия и материя. И в каждой единице присутствовал вечный Дух. Ибо Дух должен быть во всем, так же, как все должно заключаться вДухе. 

Таким образом процесс эволюции с тех пор продолжался непрерывно и будет продолжаться еще долгие периоды времени. Абсолют выражается все в более и более высоких "Я", которым он дает все более и более тонкие и сложные оболочки. И как мы увидим в этих чтениях далее, эволюция идет не только по линиям физическим, но и ментальным. Она касается не только "тел", но и "душ", которые также от времени до времени делают шаги вперед и воплощаются в тело для того, чтобы пройти свой эволюционный путь. 

Конец же и цель всего этого, по-видимому, заключается в том, чтобы "Я" могли достигнуть той стадии, где они начинают сознавать истинных "Себя", т.е. дух внутри себя и свое отношение к духу Абсолютного, и затем, дальше и дальше до таких плоскостей жизни и бытия и до такой деятельности, о какой даже самые высоко развитые люди нашей расы не могут мечтать. 

Как говорили некоторые древние учителя йоги: "Люди эволюционируют в сверх-людей, и сверх-люди в богов, боги в сверх-богов, и сверх-боги в нечто еще более высокое, пока от простейшей частицы материи, заключающей в себе жизнь, до высшего существа – до самого Абсолюта – не будет бесконечной лестницы существ, которых всех будет проникать один Дух. Этот Дух есть во всем и все есть в Нем". 

Творческая воля, о которой мы говорили в этих чтениях, проникает своей деятельностью всякую жизнь. Естественные законы – это законы жизни, установленные Абсолютом в его мысленном образе. Они являются естественными законами для нашей вселенной, другие вселенные имеют другие законы. Но для самого Абсолюта нет никаких законов – он сам по себе – есть Закон. 

Все эти законы жизни и природы на всех своих разнообразных плоскостях проявления – материальных, энергетических и психических – заключаются в Божественном Уме, потому что иначе они бы не существовали даже по видимости. Если же их преступает или действует помимо их человек особо высокого развития, то это происходит потому, что он поднимается выше плоскости, для которой обязательны эти законы. И тогда это кажущееся нарушение законов совершается в соответствии с каким-нибудь высшим законом. 

Итак, мы видим, что все высокое и низкое, доброе и злое, простое и сложное – все содержится в Уме Единого. Боги, ангелы, адепты, мудрецы, небеса, сферы – все находится во Вселенной, а вселенная в Уме Единого. И все совершается согласно закону. Все движется вверх и вперед, по линиям эволюции. Все есть благо. Нас крепко держит в себе Ум Единого. 

И точно так же, как раньше существовало стремление к образованию индивидуальных душ из общего принципа, так дальше должно наступить примирение индивидуальных душ; потому что индивидуальная душа, развиваясь и раскрываясь теряет свое чувство отдельности и начинает чувствовать свое тождество с Единым Духом; а, раскрываясь дальше, она вступает в сознательное единение с Богом. Духовная эволюция не значит "рост Духа" – потому что Дух не может расти; он уже совершенен. Выражение это означает раскрытие индивидуального ума, пока ум не увидит в себе Дух. 

Запомните основную мысль этого чтения. 

Основная мысль 

Существует только Единый. Единый – есть Дух. В Бесконечном Уме этого Единого Духа возник мысленный образ или мыслеформа нашей Вселенной. Возникнув из мысли об умственном начале, переходя к энергетическому началу и затем к началу материальному, шел инволюционный процесс творения. Затем начался идущий вверх эволюционный процесс и образовались индивидуальные центры или единицы. Эволюционный процесс стремится к раскрытию "Я", ведет к реализации живущего там Духа. Начиная сбрасывать оболочку за оболочкой, мы ближе и ближе подходим к Духу, находящемуся внутри нас, который есть единый Дух, проникающий все вещи. Это – значение жизни, – тайна эволюции. Вся вселенная заключена в Уме Единого. Нет ничего за пределами Бесконечного Ума. Нет никакого "вне", потому что Единый есть "Все" во всем; пространство, время и законы – это только мысленные образы в этом Уме, точно так же, как виды формы и явления. И по мере того, как Я раскрывается и приходит реальное ощущение самого себя, его мудрость и сила растут и расширяются. Я вступает во владение все большей и большей частью своего наследства. В Уме Единого находится все, что существует. И я, и вы, и все вещи на земле находятся здесь, в этом бесконечном Уме. Абсолют всегда "держит нас в уме" – мы всегда там, в полной безопасности. На самом деле нет ничего, что могло бы повредить нам, потому что наше реальное Я есть реальное Я Бесконечного Ума. Все находится в Уме Единого. И самый крошечный атом подлежит действию закона и охраняется законом. Закон есть все, что существует. И в этом Законе мы можем оставаться спокойными, ничего не боясь. 

Чтение VII. КОСМИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ 

 

Теперь мы достигли самой увлекательной части учения йогов. Мы познакомились с основными началами космологии йогов и дальше мы будем свидетелями проявления этих начал в активном действии. Мы изучали теории йогов, относящиеся к истине, лежащей в основе всех вещей, и перейдем теперь к рассмотрению процесса космической эволюции, циклических законов, закона духовной эволюции или перевоплощения, закона духовных причин и следствий илиКармыи т.д. В этом чтении мы приступаем к истории поступательного развития вселенной и ее форм, видов и сил, с момента "краткой паузы", последовавшей за прекращением процесса инволюции, т.е. с момента начала космической эволюции. С этого момента Вселенная идет безостановочно вверх, поскольку дело касается эволюции индивидуальных центров. Мы увидим, как начала возвращаются к началу, Великому Центру, из которого они вышли во время процесса инволюции. Мы будем изучать длинное, постепенное, но постоянное восхождение человека в его пути к божественности. Мы увидим строение Вселенной и рост Души. 

В последнем чтении мы видели, что на заре "Дня Брамы" Абсолют начинает сотворение нового мира. Учения йогов говорят нам, что в начале Абсолют создает мысленный образ или мыслеформу мирового начала ума. 

Затем это начало мирового ума создает из себя самого мировое начало энергии. Дальше это мировое начало энергии творит в себе самом мировое начало материи – таким образом, энергия есть продукт ума, а материя продукт энергии. 

Далее учения йогов говорят нам, что из неплотного, тонкого и разреженного состояния вещества, в котором в начале появился мировой принцип материи, возникли более плотные состояния вещества. И таким образом, состояния материи постепенно грубели до тех пор, пока не были достигнуты самые плотные состояния материи, какие только были возможны; тогда процесс инволюции остановился. Затем последовал момент паузы, о котором говорят нам учения йогов. 

В этот момент материя существовала в состоянии настолько более плотном, чем самое плотное из известных нам теперь ее видов, насколько последний плотнее самых тонких из известных науке газов. Описать эти низшие формы материи невозможно, потому что они уже давным-давно исчезли у нас из виду; и у нас не было бы слов для описания их. 

Мы можем понимать отношение этих состояний материи к тем, которые нам известны только при помощи сравнений, подобных приведенным. 

Сменяя момент паузы, начался эволюционный процесс или космическая эволюция, которая непрерывно идет с тех пор и будет идти долгие века. Из более плотных состояний материи возникали состояния несколько более утонченные и т.д. и т.д. Из простых элементарных форм образовывались более сложные и запутанные. А эти сложные формы начали вступать в комбинации между собой. И все время стремление было вверх к большему утончению и усложнению. 

Но необходимо помнить, что весь этот эволюционный процесс есть лишь возвращение к исходной точке. Это восхождение после нисхождения. Это не сотворение, а раскрытие. Нисхождение было совершено началами в целом; восхождение совершается индивидуализированными центрами, вышедшими из начал. Материя проявляется все в более и более тонких состояниях и выказывает все большую и большую подчиненность энергии или силе. А энергия или сила показывают все большее и большее присутствие ума в ней, но нужно помнить, что ум есть и в материи самых плотных состояний. Так должно быть, потому что то, что возникает из чего-нибудь, должно содержать в себе его элементы. 

Космическая эволюция продолжается и должна продолжаться еще долгие периоды времени. И с дальнейшим ходом эволюции должны появляться все более и более высокие формы. Эволюция идет не только по материальным линиям, но перешла также и на плоскости ума, действуя одновременно по духовным линиям. И конец и цель эволюции, по-видимому, заключается в том, что каждое Я, после опытов многих жизней, может раскрыться и развиться до такого состояния, в котором оно станет сознательным по отношению к своей реальной сущности и ощутит, как реальность, свое тожество с Единой Жизнью и Духом. 

Мы здесь можем встретиться с возражениями со стороны последователей материалистической школы, которые могут задать нам вопрос, почему мы начинаем наше рассмотрение космической эволюции с того пункта, когда материя достигла предела своих низших вибраций, проявляясь в наиболее грубой своей форме. Эти сторонники материалистического миропонимания могут указать нам, что наука начинает свое рассмотрение эволюции с туманности, с тонкого, похожего на облако парообразного состояния вещества, которое, сгущаясь, образовало планеты. Но тут только кажущееся противоречие. Туманности были частью того, что создалось процессом инволюции, и наука права, утверждая, что более плотные формы создались здесь из более тонких. Но процесс изменения тонких форм в плотные был ещеинволюцией,а не эволюцией. Эволюция начинается в том пункте, где начинается фаза развития. Когда грубые формы начинают уступать новому побуждению вверх и развиваются в более тонкие формы, тогда начинается эволюция. 

Мы не будем останавливаться на том периоде эволюции, в котором материя переходила во все более и более тонкие состояния, пока, наконец, не достигла такой степени вибраций, которая сделала возможным появлению и сохранению в материи того, что мы называем "Жизнью". Конечно, "Жизнь" есть во всяком веществе, даже в атоме, как мы уже указывали в предыдущих чтениях. Но, говоря теперь о "Жизни", мы имеем в виду биологические формы. Учения йогов говорят нам, что низшие формы того, что мы называем "Жизнью", возникли из высших форм жизни кристаллов, на которые они и действительно очень сильно похожи. Об этом сходстве мы говорили в предыдущих чтениях этой книги. Итак, мы начнем с момента, когда появились "живые формы". 

Обращаясь теперь к нашей собственной планете – Земле, мы застаем на ней материю выходящей из расплавленного состояния, в котором она проявлялась в течение многих веков. Постепенно охлаждаясь и переслаиваясь, земля еще не имела на себе ни одной из тех форм, которые мы называем "живыми". Температура земли в этом периоде считается приблизительно в 15.000 раз выше температуры кипения воды, что, конечно, исключало всякую возможность существования каких бы то ни было известных нам теперь форм жизни. Но учения йогов говорят, что даже и в расплавленных массах находились элементарные формы, которым и суждено было стать родоначальниками позднейших живых организмов. Эти элементарные формы состояли из мельчайших частиц газообразной, особого вида материи; величиной они были немного больше атома и стояли чуть-чуть выше его. Из этих элементарных форм по мере того, как земля охлаждалась и твердела, постепенно возникли другие формы и так далее, пока, наконец, не появился первый "живой организм". 

По мере того, как земной шар остывал у полюсов, постепенно создавался тропический климат; температура его была настолько прохладна, что допускала присутствие известных, зачаточных форм жизни. На скалах над северными широтами найдены обильные следы ископаемых, доказывающие правильность учений йогов о том, что жизнь началась на северном полюсе, откуда живые формы постепенно переходили на юг к экватору, по мере остывания поверхности земли. 

Возникавшие элементарные формы жизни обладали весьма простой структурой и стояли лишь одной ступенью выше кристаллов. Они состояли из того же самого вещества, как кристаллы, иразница была только в том, что они проявляли большую степень ума.По поводу этого необходимо упомянуть, что даже высшие, известные нам организмы состоят в конце концов из простых химических материалов. Эти химические материалы получаются прямо или косвенно из воздуха, воды или земли. Главные вещества, входящие в состав физических тел растений, животных и человека, это кислород, углерод, водород, азот с примесью небольшого количества серы и фосфора и со следами некоторых других элементов. Физические вещества всех живых существ одинаковы; разница только в степени ума, управляющего материей, в которую он воплощен. 

Из этих физических материалов наиболее важен для живых организмов углерод. Он, по-видимому, обладает свойством притягивать к себе другие элементы и заставляет их служить жизни. Из углерода образуется то, что называется "протоплазмой", т.е. вещество, из которого состоят животные и растительные клеточки. Процесс эволюции, действующий непрерывно и постепенно, создает из протоплазмы почти бесконечное разнообразие живых форм. Каждый живой организм создается или слагается из множества клеточек и их комбинаций. И каждый организм происходит из одной клеточки, которая быстро размножается и воспроизводит себе подобных, пока не будет достигнута форма амебы, растения, животного или человека. Каждый живой организм это размножившаяся клеточка и каждая клеточка состоит из протоплазмы. Поэтому начало жизни мы должны искать в той стадии материи, которая называется протоплазмой. В этом вполне сходятся современная наука и учения йогов. 

Исследуя протоплазму, мы вынуждены признать изумительные качества главной из ее составных частей – углерода. Углерод – удивительный деятель среди элементов уже одним тем, что он проявляется в столь разнообразных формах, как алмаз, графит, каменный уголь, протоплазма; он заслуживает нашего внимания. Учения йогов говорят нам, что в углероде мы имеем тот вид материи, который возник как физическая основа жизни. Если у кого-нибудь из вас есть сомнение в том, что неорганическая материя может превращаться в живые формы, то посмотрите на жизнь растений. Вы увидите, что растение каждый день строит свои клеточки из неорганических, химических или минеральных веществ земли, воздуха и воды. В природе ежедневно совершается чудо превращения химических веществ и минералов в живые клеточки растений. А когда животное или человек съедает полученные таким образом растительные клеточки, они превращаются в животные клеточки, из которых строится тело. На что природе требовались сначала целые века, совершается теперь в несколько часов или минут. 

Учения йогов, снова до мелочей совпадая со взглядами современной науки, говорят нам, что живые организмы впервые зародились в воде. В илистом дне полярных морей появились простые, одноклеточные организмы, имевшие своим началом упомянутые выше переходные виды. Первыми живыми организмами были низшие формы растительной жизни, состоявшие только из одной клеточки. Из этих организмов развились другие, состоявшие из групп клеточек и так, от низших форм к высшим, совершала свою работу эволюция, поднимаясь по все восходящему вверх пути. 

Как мы сказали, одна клеточка является физическим центром или родоначальником каждого живого организма. Клеточка содержит в себе то, что мы называем ядрышком, которое кажется более высоко организованным, чем остальные части клетки; ядрышко, если вы хотите дать работу воображению, можно рассматривать, как "мозг" клеточки. Первоначально клеточка воспроизводит себя ростом и делением. Каждая клеточка проявляет функции жизни, будь то одноклеточный организм или клеточка, которая вместе с биллионами других клеточек образует более высокий организм. Она чувствует, питается, растет и воспроизводит себя. В одноклеточном организме, разумеется, одна клеточка совершает все функции. Но по мере того, как организмы становятся более сложными, одни клеточки, берут на себя одни функции, а другие – другие функции. Происходит разделение работы, результатом которого является более высокое проявление жизни организма. Это обстоит так не только в организмах животных, но и в растениях. Клетки костей, мускулов, нервной ткани и крови животного различаются между собой, согласно своему назначению; то же самое можно сказать и относительно клеток сока, стебля, корня, листьев, семени и цветка растения. 

Как мы уже говорили, клеточки размножаются путем деления, после известного периода роста. Клеточка растет, пользуясь материалом, которым она питается. Когда она уже приняла достаточно пищи, т.е. вобрала в себя достаточно нового материала, и достигла, благодаря этому, известной величины, тогда она делится или распадается на две клеточки, причем деление начинается в ядрышке. При отделении одной части от другой протоплазма каждой группы окружает свое ядро и вот уже два живых организма существуют там, где минуту тому назад был всего один. Затем каждая из этих двух клеточек начинает быстро расти, затем опять разделяется и так до самого конца, причем каждая клеточка по мере того, как идет время, размножается до миллионов. 

Поднимаясь выше по лестнице развития, мы на следующей ступени встречаем живые организмы, состоящие из группы клеточек. Эти группы клеточек образуются делением одной клеточки, но вместо того, чтобы расходиться в разные стороны, клеточки собираются в группы или массы. Существуют миллионы организмов, состоящих из групп одинаковых клеточек, среди них мы знаем губки, полипы и пр. 

В первоначальных формах жизни трудно отличить животную жизнь от растительной; в действительности, первоначальные организмы обладают свойствами и растений и животных. Но, по мере того, как мы поднимаемся выше по лестнице развития, мы замечаем явные "ответвления"; образуется широкая отрасль развивающихся растительных организмов и другая отрасль – развивающихся животных организмов. Растительное царство начинается морскими водорослями, затем переходит к грибам, лишаям и мху, папоротникам, хвойным растениям, древовидным папоротникам, травам и пр., а затем – к кустарникам, деревьям и злакам. Животное царство начинается монерой, или одноклеточным организмом, который представляет собой крошечную каплю протоплазмы. Затем идет амеба, в которой уже начинается некоторое различие частей. Потом идут ужеForaminifera,которые вырабатывают себе из воды известковую скорлупу. На следующей ступени стоятPolycystina,выделяющие из воды раковину или скелет из кремнистого вещества. За ними идут губки, кораллы, анемоны, медузы. Потом морские лилии, морские звезды и т.п. Затем различные семейства червей. Затем крабы, пауки, стоножки и насекомые. Наконец, моллюски, к которым относятся и устрицы, ракушки и другие животные, живущие в раковинах улитки, каракатицы, морские брызгуны и т.д. Все эти семейства животных организмов известны под названием "беспозвоночных", т.е. не имеющих спинного хребта. 

Затем идут "позвоночные" или животные, имеющие позвоночный хребет. Тут на первом месте мы видим рыб с их тысячами видов. Затем идут амфибии, к которым принадлежат жабы, лягушки и т.п. Затем пресмыкающиеся – т.е. змеи ящерицы, крокодилы, черепахи и т.д. Затем идет громадная семья птиц, с ее изумительным разнообразием форм и видов и характеристик. 

Дальше идут – млекопитающие; характерным отличием этой группы является то, что они кормят своих детенышей молоком или подобной жидкостью, выделяемой матерью. Млекопитающие составляют высшую форму позвоночных. 

К первой группе млекопитающих принадлежат животные, рождающие не вполне развившихся детенышей; эта группа разделяется на два разряда: 1) одноутробные, к которым принадлежат утконосы, колючие муравьеды и т.п., 2) двуутробные или сумчатые, к которым принадлежат кенгуру, опоссум и проч. 

К второй группе млекопитающих относятся те, которые рождают вполне развившихся детенышей. В этом классе мы видим муравьедов, ленивцев, китов, морских свинок, лошадей, коров, овец и другие копытные животные; затем идет слон, тюлень, собаки, волки, львы, тигры и все плотоядные животные; затем зайцы, крысы мыши и все грызуны, затем летучие мыши, кроты и другие насекомоядные, затем идет обширная семья обезьян, от маленькой мартышки до орангутанга, шимпанзе и других пород, близко стоящих к человеку. И, наконец, высший вид позвоночных составляет человек, от бушменов, пещерных жителей, австралийских туземцев, до современного европейца с его высоко развитым организмом. 

От монеры до человека длинный путь, включающий в себя много ступеней, но это – путь, постепенных переходных форм. Учение йогов придерживается теории эволюции, выдвигаемой и современной наукой; но оно идет еще дальше; оно считает, что не только физические формы подвержены процессу эволюции, но что эволюционируют также и "души", воплощенные в этих физических формах. Другими словами, учение йогов признает, что происходит двойной процесс эволюции, главная цель которого – развитие "душ", но который считает необходимым развертывать все высшие и высшие формы физических тел, являющихся вместилищами этих постоянно развивающихся душ. 

Бросим беглый взгляд на восходящую лестницу животной жизни, в ее эволюционном развитии. При этом мы будем в состоянии увидеть рост души, который проявляется в возникновении все более и более высоких физических форм, служащих средством выражения для заключенных в них душ. Будем сначала изучать эволюцию души с внешней точки зрения, а потом уже перейдем к внутренней. Таким образом мы будем иметь более полное представление о всем процессе, чем в том случае, если бы мы игнорировали внешнюю сторону и сразу перешли к внутренней. Не пренебрегайте внешней формой – она всегда была и теперь есть Храм Души, который душа переделывает и перестраивает, сообразно своим, постоянно возрастающим нуждам и требованиям. 

Начнем с протозойных или одноклеточных организмов – представляющих собой низшую форму животной жизни. Низший вид этого низшего класса есть то замечательное существо, о котором мы говорили в предыдущих чтениях – монера. Это существо живет в воде, т.е. естественном элементе, в котором, согласно древним верованиям, началась органическая жизнь. Монера представляет собой весьма маленькую, бесцветную, бесформенную, слизистую, клейкую массу – нечто вроде крошечной капли клея – совершенно однообразную внутри и снаружи и лишенную каких бы то ни было органов или частей. Некоторые утверждали, что под более совершенным прибором, чем микроскоп, в монере можно было бы открыть нечто вроде зачаточных органов; но, поскольку в состоянии видеть человеческий глаз, ничего подобного он открыть не мог. У монеры нет ни органов, ни частей, которыми бы она могла отправлять особые функции, как это бывает у высших живых организмов. Жизненные функции, как вы знаете, могут быть разделены на три группы, т.е. – на питание, размножение и восприятие внешних впечатлений и реагирование на них. Все эти три рода функций монера выполняет, но – каждую любой частью своего тела, или – всеми частями вместе. 

Каждая часть или все целое монеры поглощает пищу и кислород: она вся рот и легкие. Каждая часть или все целое переваривает пищу: она вся – желудок. Каждая часть или все целое отправляет воспроизводительные функции: она вся – воспроизводительные органы. Каждая часть монеры воспринимает внешние впечатления и отвечает на них: она вся – органы чувств и органы движения. Она окружает свою добычу, как капля клея покрывает собой песчинку, и затем поглощает вещество добычи в свое собственное вещество. Она движется, выдвигая вперед в любом месте часть своего тела, образуя род хвостового придатка, которым она и пользуется, как "ногой" или "пальцем", продвигая себя, направляясь к какому-нибудь предмету или удаляясь от него. Эти выдвигаемые части тела называются "ложными ножками". Когда надобность в "ложной ножке" уже миновала, монера попросту вбирает в себя часть, которая была выдвинута для данной цели. 

Монера точно так же, как более высокие организмы, в совершенстве выполняет функции пищеварения, усвоения, деления и проч. – но у нее нет органов для этих функций и она выполняет их отдельно или вместе любой или всеми частями своего тела. 

То, что высшие животные производят сложными органами и частями – сердцем, желудком, легкими, печенью, почками и т.д., и т.д. – это маленькое существо выполняет без органов, всем своим телом или любой его частью. Функция воспроизведения у монеры поразительно проста. Монера разделяется на две части – вот и все. У монеры нет ни мужского, ни женского пола – один орган включает в себе и то и другое. Воспроизводительный процесс у монеры еще проще, чем "развертывание почек" у растений. Это удивительное существо можно вывернуть наизнанку, и оно все-таки продолжает жить правильной жизнью, не проявляя ни малейших следов расстройства или повреждения. Это просто "живая капля клея", которая ест, переваривает пищу, получает впечатления, отвечает на них и воспроизводит себе подобных. Крошечная "капля клея" выполняет действительно те же самые жизненные функции, как и высшие сложные формы живых существ. Что же нужно считать большим "чудом" – монеру или человека? 

Маленький шаг вперед приводит нас от монеры к амебе. Название этого нового существа происходит от греческого слова, означающего "перемену" и принято потому, что амеба постоянно меняет свою форму. Эта перемена формы происходит оттого, что животное беспрерывно выдвигает и втягивает в себя "псевдоножки", что придает ему вид "многопалаго" организма. У этого существа мы видим первый шаг к различению "частей"; его поверхность покрыта чем-то вроде "кожи", а в центре его мы находим "ядрышко", а также расширяющуюся и сокращающуюся пустую полость внутри его, которой животное пользуется для задержания и распределения кислорода; это – элементарная комбинация желудка и легких. Таким образом вы видите, что амеба стоит одной ступенью выше монеры и уже начинает как бы понимать удобство частей и органов. Здесь интересно отметить, что обыкновенные клеточки более высоких тел животных во многом похожи на монеру, а белые тельца в крови человека и животных имеют поразительное сходство с амебой по размеру, общей структуре и движениям; они даже и науке известны под именем "амебоидов". Белые тельца крови меняют свой вид разумным образом, принимают в себя пищу и живут сравнительно независимой жизнью – их движения доказывают присутствие в них независимой "мысли" и "воли". 

Некоторые из амеб (напр., диатомеи) извлекают из воды твердые материалы и строят себе из них раковины и дома, защищающие их от врагов. Эти раковины полны крошечных отверстий, через которые протягиваются псевдоножки в поисках пищи, или в целях передвижения. Одни из этих раковин состоят из отделений ила, другие – из кремнистого вещества; "отбор" этих веществ от других минеральных частиц воды свидетельствует об известной степени "мысли" и разума, присущих даже этим низшим существам. Скелеты этих крошечных существ образуют обширные отложения мела и других подобных веществ. 

Следующую ступень в лестнице живых существ образуют инфузории. От амеб они отличаются тем, что вместо псевдоножек у них имеются уже развитые маленькие вибрирующие волоконца или нитеобразные придатки, которыми инфузории пользуются, чтобы притягивать свою добычу и передвигаться с места на место. Эти волоконца постоянны, а не временны, как псевдоножки монеры или амебы; они являются первыми признаками рук и ног. Инфузории в еще большей степени, чем сородичи их амебы, открыли возможности, заложенные в органах и частях, через которые они пропускают пищу и кислород; т е., значит, они развили в себе первые зачатки глотки, дыхательного горла и пищевода. 

Затем следует семья губок, мягкий скелет которых дает полезный предмет нашего ежедневного обихода. Существует множество сортов таких губок, которые сооружают себе гораздо более красивые и тонкие дома, чем их более простые и обыкновенные братья. Самый обитатель губки представляет из себя слизистое, мягкотелое животное, заполняющее пространство губчатого скелета. Губка прикреплена к одному месту; она высматривает вокруг себя добычу в воде (а также и дышит) посредством многочисленных, похожих на ниточки, ворсинок, называемых цилиями; эти реснички бьют по воде, прогоняя пищу и кислород во внутренние части тела. Втянутая внутрь вода, так же, как и отбросы пищи, тем же самым способом выгоняется наружу. Интересно отметить, что в организме высших животных, в том числе и человека, тоже существует множество ресничек, играющих роль в процессе питания. Природа, усовершенствовав какое-нибудь орудие, очень склонна удержать его даже и в высших организмах; но в последних роль этого орудия часто умаляется присутствием высших орудий. 

Следующую ступень восходящей лестницы живых организмов занимают полипы, живущие в воде и прикрепленные к каким-нибудь плавающим массам. Полипы присасываются к плавучим материалам своим ртом, из которого свешиваются щупальца или длинные тонкие руки. На этих щупальцах есть маленькие нитеобразные волоконца, соединенные с ядовитой жидкостью и заключенные в особых клетках. Когда щупальца приходят в соприкосновение с тем, что может служить добычей для полипа, и с тем, что может оказаться врагом, они обвиваются вокруг этого предмета и начинают сокращаться; при этом маленькие клеточки лопаются и маленькие нитеобразные волоконца освобождаются и обвиваются петлями вокруг предмета, отравляя его выделенной ими жидкостью. Некоторые полипы образуют из своих выделений кремнистые трубочки, в которых они и помещаются, выглядывая на концах их, точно цветы. Вокруг старых полипов образуются группы молодых, похожих на почки детенышей. Эти почковидные полипы впоследствии превращаются в то, что носит название медуз и т.п., которые в свою очередь размножаются; но тут происходит чудо: медуза кладет яички, а из этих яичек выводятся не подвижные, как родители, существа, а неподвижные, как деды, полипы. Медуза обладает относительно сложным организмом. Она имеет запутанную систему канальчиков или проходов, по которым проводится пища и кислород в различные части тела. У нее также есть что-то вроде мускулов, которые, сокращаясь, дают ей возможность "плавать". Есть у нее и "нервная система", и, что удивительнее всего, зачаточные глаза и уши. Щупальца ее, как и у полипа, выделяют ядовитую жидкость, выливаемую на добычу или на врага. 

Близко к полипам стоят морские анемоны, с их красивой окраской и еще более сложным строением и развитым организмом; их щупальца напоминают лепестки цветка. Немного отличаются от них и кораллы, образующие целые колонии; скелеты кораллов образуют коралловые деревья, ветки и другие известные всем нам формы. 

Переходя затем к следующим высшим видам жизни, мы встречаем морских животных с покрытыми иглами телами – морских ежей, морские звезды и т.п., обладающих толстой, жесткой кожей, покрытой иглами или колючими отростками. Эти животные имеются очень разнообразных видов. Морские звезды имеют отростки в виде лучей, идущих от одного центра; отсюда их название; морские ежи напоминают формой шар. Морские лилии, с их, так называемыми, стеблями и цветами, принадлежат к тому же семейству, так же, как и морские огурцы, название которых происходит от их формы и общего вида. Но в действительности это не растения, а животные с сравнительно сложным организмом, одной из черт которого является желудок, который может быть выбрасываем и заменяем новым. Морские огурцы имеют хорошо обозначенную нервную систему и глаза, у некоторых даже снабженные зачаточными веками. 

Следующую ступень занимает обширный отрядкольчатыхилисуставчатыхживотных; сюда относятся различные породы червей, крабов, пауков, муравьев и т.д. К этой группе принадлежат приблизительно четыре пятых всех известных нам животныхорганизмов. Тела их хорошо сформированы; нервная система у них расположена вдоль всего тела и состоит из двух тонких нитей, связанных местами в узелки или массы нервных клеток, похожих на клетки нервной ткани высших животных. У представителей этой группы есть глаза и другие органы чувств, во многих случаях сильно развитые. Есть у них также и органы, соответствующие сердцу, и хорошо развитый пищеварительный аппарат. Заметьте, как развился уже пищевой организм:монерапринимает пищу в любой части тела;амеба– помощью своих псевдоножек, и затем проводит пищу по телу при помощи ритмического движения составляющего ее вещества;полипраспределяет пищу в различные части с помощью воды, которую он поглощает вместе с добычей;морской ежиморская звездапередают пищу по каналам своего тела, открывающимся непосредственно в воду; у высших формкольчатыхживотных питание распределяется жидкостью, похожей на кровь, несущей питательные материалы к каждой части и к каждому органу, и выводящей из тела ненужные материалы; кровь же разгоняется по телу зачаточным видом сердца. Кислород, каждым из этих организмов, распределяется соответствующим образом, причем более высшие уже имеют зачаточные легкие и дыхательные органы. Шаг за шагом живые организмы совершенствуются и органы, необходимые для выполнения известных определенных функций, из зачаточных форм развиваются до все более совершенных. 

Семейство червей является самым низким представителем обширного родакольчатых.За ними идут так называемые коловратки, чрезвычайно малые по размерам. Потом род скорлупчатых, названных так за их оболочку, в виде скорлупы. Эта группа включает в себя раков, крабов, омара и т.д.; она близко похожа на группу насекомых. Многие ученые авторитеты полагают, что насекомые и скорлупчатые произошли от общего родоначальника; некоторые из учителей йогов держатся того же взгляда, в то время, как другие не пытаются разрешить этот вопрос, считая его несущественным, так как все организмы имеют одно общее происхождение. Западные ученые обращают много внимания на внешние детали; восточный же ум имеет склонность пропускать эти детали, не придавая им большого значения и предпочитая искать причину, лежащую дальше внешней формы. Но в одном пункте йоги учителя и ученые абсолютно согласны. А именно, что насекомые произошли от какого-нибудь водяного существа. И те и другие утверждают, что крылья насекомых развились из органов, служивших первоначально у их предка для дыхания во время его кратких воздушных полетов. Позднее потребность в таком пребывании на воздухе заставила зачаточные органы превратиться в настоящие крылья. Это нисколько не более удивительно, чем превращение гусеницы в куколку и затем насекомое. Последний процесс является лишь воспроизведением стадий, через которые проходили живые организмы в продолжение долгих веков эволюции, от морских обитателей до насекомых. 

Нам нет необходимости отнимать у читателей много времени описанием изумительно сложных организмов некоторых из насекомых, занимающих следующее место за скорлупчатыми. Чудеса жизни пауков, – почти человеческая жизнь муравьев – ум пчел и все остальные чудеса жизни насекомых несомненно знакомы нашим читателям. Изучение какой-нибудь хорошей книги, посвященной описаниям жизни высших насекомых будет очень полезно всякому, потому что откроет ему глаза на изумительные проявления жизни и ума у этих существ. Вспомните замечание Дарвина, что мозг муравья, хотя он и не многим больше булавочной головки – "есть одна из самых волшебных частиц материи в мире, может быть даже более удивительная, чем мозг человека". 

Близко родственный скорлупчатым родмоллюсков,к которому относятся устрицы, ракушки и т.п. существа; также улитки, каракатицы, слизняки, кораблики, морские брызгуны и т.д., и т.д. Некоторые из них защищены твердой раковиной, другие имеют хрящевидную внешнюю кожу, служащую им панцирем; третьи совершенно обнажены. Имеющие раковину извлекают материалы для своих сооружений из воды. Некоторые из них прикрепляются к скалам или другим предметам; другие странствуют свободно. Как это ни странно на первый взгляд, но некоторые высшие формы моллюсков имеют признаки зачаточного позвоночника, и наука высказала предположение, что морские брызгуны и подобные им животные имеют общего предка с позвоночными, высшим видом которых (из известных в настоящее время на нашей планете) является человек. О взаимоотношении этих форм мы еще упомянем в следующем чтении, развивая историю "Восхождения человека" от низших позвоночных до его настоящего состояния. 

Теперь, заканчивая это чтение, мы должны напомнить читателю, что мы не учим теории эволюции в таком виде, как ее понимает современная наука. Мы рассматриваем ее с противоположной точки зрения – с точки зрения учения йогов. Современная наука говорит, что разум есть побочный продукт, появляющийся при развитии материальных организмов, тогда как учения йогов утверждают, что был ум, который был заключен во всех самых низших организмах, этот ум, постоянно пробивая себе путь к развитию,вызвалпостепенную эволюцию или развитие медленно повышавшихся ступеней организаций и функций. Наука учит, что "функция предшествует организации", т.е., что организм выполняет известные функции, несовершенно и грубо, прежде чем разовьет в себе органы, пригодные для этих функций. Так, например, низшие организмы переваривают пищу прежде, чем у них разовьется желудок – последний, появляясь, отвечает уже существующей потребности. Но учения йогов идут дальше и утверждают, что, если функция предшествует организации, то желание предшествует функции, т.е. желудок является вследствие того, что организм "желает" иметь пищеварительный аппарат для того, чтобы восходить по эволюционной лестнице. И это желание является раньше, чем начнется функционирование организма. Существует "побуждение", идущее со стороны ума, который жаждетразвития; и живое существо чувствует это побуждение, в виде смутного желания, которое с течением времени становится все сильнее и сильнее. Некоторые виды с большойготовностью уступают побуждению; они становятся родоначальниками возможных высших форм и производят высшие организмы. "Много званых, но мало избранных", а потому дело идет медленно, из поколения в поколение, и только очень немногие организмы служат для того, чтобы передавать эволюционное побуждение своим потомкам. Но это всегда побуждение со стороны ума, заключенного в оковы материи, стремящегося сбросить закрывающие его оболочки и иметь более совершенные орудия для своего проявленияи выражения. В этом и заключается разница между "эволюцией" современной науки и "раскрытием" учений йогов. Первые – целиком материальны, и ум является в ней только побочным продуктом; второе – говорит об одном уме, а материя является только выражением и проявлением ума. 

Как мы говорили в этом чтении и как подробно укажем в следующих – рядом с эволюцией физических тел идет вызывающая ее эволюция "душ". Эта эволюция "душ" является основным принципом учений йогов; но прежде, чем вы будете в состоянии вполне охватить высшие учения, вам необходимо познакомиться с эволюцией физических тел и видов. 

Следующее чтение, озаглавленное "Путь к человеку" говорит о постепенном развитии человека, т.е. его тела – из низших форм позвоночных. В том же чтении мы приступим крассмотрению "эволюции душ". 

Чтение VIII. ПУТЬ К ЧЕЛОВЕКУ 

 

В нашем последнем чтении мы провели вас по последовательным ступеням от начала жизни в простейших организмах, до существ, близко похожих на позвоночные, – высший класс живых существ на нашей планете. В настоящем чтении мы приступаем к истории "происхождения человека" из низших форм позвоночных. 

Обширный класс животных, называемых "позвоночными", отличается от беспозвоночных тем, что эти "позвоночные" имеют внутренний костный остов, самым важным признаком которого является позвоночник или позвоночный столб. Позвоночные животные, как это надо помнить, по существу обладают теми же органами, как и низшие организмы, но отличаются от последних весьма существенно тем, что обладаютвнутреннимскелетом, тогда как низшие животные имеютскелет наружныйили внешний, образуемый просто затвердевшей кожей. Гибкость позвоночника образует изумительную прочность структуры позвоночных животных, соединенную с свойственной им легкостью движений; это делает их способными к быстрому развитию и эволюции. Благодаря своей крепости и легкости, эти животные могут быстро двигаться, преследуя свою добычу или убегая от врагов. 

Они могут также хорошо противостоять внешнему напору или нападению. Они защищены не хуже беспозвоночных, имеющих скорлупу, но обладают еще и добавочным преимуществом легкости движений. Несмотря на различия в форме и во внешнем виде представителей группы позвоночных, по их структуре легко видно, что они происходят от одной формы; – все являются только видоизменениями одного общего образца; различия же их обусловливаются требованиями жизни животного, проявляющимися в желаниях и потребностях видов. 

Наука устанавливает посредством нескольких связующих звеньев прямое родство между позвоночными и беспозвоночными; самым замечательным из этих звеньев является ланцетник, существо, похожее по форме на рыбу, и вместе с тем чрезвычайно близко напоминающее низшие (беспозвоночные) организмы. У ланцетника нет головы и только один глаз. Он полупрозрачен и обладает ресничками, которыми втягивает в себя воду, содержащую в себе его пищу. У него есть нечто вроде жабр и глотки, как у низших животных. Сердца у него нет, и кровь в нем циркулирует посредством сокращения сосудов или частей тела. Строго говоря, у него нет спинной кости или позвоночника, но тем не менее, наука вынуждена была отнести его к классу позвоночных, так как у него имеется хрящ в том месте, где обыкновенно находится спинная кость у высших организмов. Этот хрящ можно назвать "элементарным спинным хребтом". Нервная система ланцетника состоит из одной нити, которая расширяется около его рта, и которую, поэтому, можно считать "чем-то вроде мозга". Это существо является действительно развившейся формой беспозвоночных, имеющей вид позвоночного, и показывающей признаки зачатков позвоночника и нервной системы класса позвоночных. Оно представляет из себя "связующее звено". 

Низшими формами истинно позвоночных является громадный отряд рыб, высшей и низшей ступеней; некоторые из высших форм рыб так же сильно отличаются от низших форм, как эти последние отличаются от пресмыкающихся. Нет необходимости вдаваться в детальное рассмотрение природы различных родов рыб, так как каждый изучавший естественные науки более или менее знаком с ними. 

Некоторые виды рыб необыкновенно близки к пресмыкающимся и действительно настолько же принадлежат к пресмыкающимся, насколько и к рыбам. Некоторые виды рыб, известных под именемdipnoiили "двоякодышащих" обладают удивительной двойной системой дыхания. У них имеются жабры для дыхания в воде и, в то же время, примитивное или элементарное "легкое" в виде плавательного пузыря или "резонатора", которым они пользуются для дыхания на воздухе. У бычка Южной Америки, так же, как и некоторых рыб Австралии и других мест, имеются видоизмененные плавники, которыми они пользуются, как "конечностями, для перехода по суше из одного пруда в другой. Некоторые из этих рыб, как известно, перекочевывали на громадные расстояния в поисках новых прудов или речек, выгнанные из своего прежнего местожительства засухой, а, может быть, и кочевым инстинктом, подобным перелетному инстинкту птиц. Угри – рыбы, и многие виды угрей могут покидать воду и по земле переходить из одного пруда в другой, благодаря тому, что они дышат при помощи особого видоизменения жабр. Индийский ползающий окунь может жить вне воды; он приспособил свои жабры для дыхания, а плавники – для лазанья и переходов по земле. Таким образом, вы видите, что, не выходя из рода рыб, мы имеем среди рыб примеры сухопутных существ, которые представляют собой нечто в роде "связующих звеньев". 

Но между рыбами и пресмыкающимися есть и настоящие "связующие звенья". Не останавливаясь на многочисленных причудливых формах, служащих звеньями между этими двумя классами, рассмотрим историю лишь обыкновенной лягушки, представляющей собой поразительный пример. Головастик имеет жабры, не имеет конечностей, пользуется хвостом, как рыба плавниками, питается растениями и т.д. Проходя через несколько интересных стадий, головастик достигает стадии лягушки с хвостом; – затем он отделяет хвост и становится полной, зрелой лягушкой, с четырьмя лапами, плавательными перепонками, без хвоста, и питается животной пищей. Лягушка – амфибия, т.е. может жить, как в воде, так и на суше, – и тем не менее, она вынуждена выходит на поверхность воды, для наполнения легких воздухом. Некоторые виды амфибий обладают и легкими и жабрами даже в зрелом состоянии; но высшие из живущих в воде позвоночных дышат легкими, развившимися из плавательного пузыря рыб, который, в свою очередь, развился из примитивного горла низших организмов. Известно, что есть рыбы с теплой кровью. Пусть читатели вспомнят, что кит – не рыба, но живущее в воде млекопитающее, рождающее живых детенышей и вскармливающее их грудью. 

Итак, мы ясно видим, что между кочующими по земле и ползающими рыбами и низшими формами пресмыкающихся – всего один шаг, и шаг небольшой. Лягушка иллюстрирует нам процесс эволюции, совершившийся между двумя родами, и история жизни лягушки воспроизводит эволюцию, на которую ушли тысячелетия, в жизни видов. Вы должны помнить, что в эмбриональной жизни все живые существа проходят через те же стадии эволюции, через которые прошли виды – это верно не только для лягушки, но и для человека. 

Нам нет надобности долго останавливаться на рассмотрении организмов современных пресмыкающихся. Мы можем наблюдать и изучать их формы в разнообразных породах змей, ящериц, крокодилов, черепах и т.д. Мы видим не имеющих конечностей змей; ящерицу с деятельными конечностями; громадного, медлительного, неповоротливого крокодила и аллигатора; панцирных черепах разных пород; – все они принадлежат к большому отряду пресмыкающихся, и почти все оказываются выродившимися потоками мощных рептилий того геологического периода, когда земля была населена гигантскими земноводными чудовищами. Среди густой растительности этой доисторической эпохи, окруженные самыми благоприятными условиями, эти чудовищные животные жили и процветали, и их ископаемые скелеты свидетельствуют нам, как выродились их потомки, вследствие менее благоприятных условий жизни и развития других, вытеснивших их организмов, более подходивших к изменившимся условиям. 

Затем идет обширный отряд птиц. Птицы произошли от пресмыкающихся. Так говорит восточное учение, так же учит и западная наука. Сначала в учебниках говорилось, что линия перехода шла от крылатых пресмыкающихся, существовавших в эпоху рептилий, в первые дни земли. Но позднейшие западные писатели по этому вопросу опровергли это предположение. Теперь говорят, что крылатые рептилии древней эпохи не имели перьев и больше походили на летучую мышь, чем на птиц (А летучая мышь – не пресмыкающееся и не птица; это – млекопитающее, рождающее живых детенышей и кормящее их своей грудью. Летучая мышь больше похожа на обыкновенную мышь, а ее крылья – просто лишь перепонки, идущие от ее пальцев к ногам и хвосту). 

Линия восхождения от пресмыкающихся к птицам шла от тех форм пресмыкающихся, которые бродили по земле. Между двумя этими отрядами (пресмыкающимися и птицами) существует близкое анатомическое и физиологическое родство и связь, говорить о котором нам здесь нет надобности. Но, конечно, со времени их "ответвления" в них произошломного перемен. Чешуя пресмыкающихся и перья птиц, как известно, являются изменениями прежней внешней кожи, так же, как и шерсть, когти, копыта и ногти всех животных. Таково же происхождение даже и зубов; как это ни странно может теперь казаться – все зубы выработались из кожи. Какое изумительное поле для размышлений – эта постепенная эволюция от перепончатого внешнего покрова низших живых форм, до прекрасных перьев, клювов и когтей птиц! 

Появление крыльев имело громадное значение в прогрессе организмов. Пресмыкающиеся были обречены жить на небольшом пространстве земли, тогда как птицы могли делать большие перелеты по всей земле. А путешествия всегда развивают способности к наблюдению, память и пр. и воспитывают чувства зрения, слуха и т.п. Кроме того, летающее существо вынуждено в большем размере упражнять свои развивающиеся "мыслительные" способности. Таким образом, птицы, в силу необходимости, вызываемой их перелетами и полетами, должны были в большей степени развивать свой мыслительный аппарат. В результате этого, мы у многих птиц видим примеры разумной мысли, которые нельзя считать "простым инстинктом". Натуралисты, с точки зрения ума, ставят ворону во главе птиц, и те, кто когда-нибудь наблюдал этих птиц и изучал их "психологию", согласятся с верностью этого взгляда. Было доказано, что вороны умеют складывать несколько чисел и в других отношениях проявляют поразительную степень почти человеческой сообразительности. 

Следующую ступень над птицами представляют – самые высшие животные – млекопитающие. Но прежде, чем приступить к рассмотрению этих высших животных, бросим беглый взгляд на "соединительные звенья" между птицами и млекопитающими. Низшие виды млекопитающих во многом напоминают птиц. У многих нет зубов; другие имеют то же самое примитивное устройство кишечника, откуда и их название – однопроходные. Этиоднопроходныемогут быть названы полу-птицами, полу-млекопитающими. Одним из наиболее характерных представителей их группы является утконос, которого древние натуралисты считали подделкой, изготовленной чучелонабивателями; затем, окончательно разубедившись в своем предположении, они решили, что это – "каприз природы". Но утконос вовсе не каприз природы, а "соединительное звено" между двумя крупными отрядами живых существ. Это животное поражает своим видом наблюдателя, видящего его в первый раз. Онопохоже на бобра, с мягкой, пушистой шкуркой, но в то же время имеет плоский роговой нос, как у утки; лапы у него перепончатые, но вместе с тем снабжены когтями, выдающимися за край перепонки. Утконос кладет яйца, – каждый раз по два яйца – в подземном гнезде; яйца его похожи на яйца птиц, так как содержат в себе не только протоплазму, из которой образуется зародыш, но также я "желток", которым зародыш питается, пока не вылупится из яйца. После того, как молодой утконос вылупится, он питается из железы, не имеющей соска, на материнском теле, причем молоко у матери выделяется совершенно особым процессом.Подумайте об этом чуде – о животном, которое кладет яйца и которое затем, когда детеныши вылупляются, вскармливает их своим молоком.Молочные железы у матери являются элементарными "грудями". 

Утконосы водятся в Австралии, стране многих странных форм и "соединительных звеньев", выживших там и постепенно исчезнувших в других частях земного шара, где их вытеснили более совершенные формы. Дарвин называет эти пережившие формы "живыми ископаемыми". В этой же стране водится ехидна или ежовый муравьед, которая кладет однояйцо и вынашивает его в своей сумке, после чего питает своего детеныша молоком, подобно утконосу. Это животное, как и утконос, относится к однопроходным. 

Ученые разошлись в своих взглядах относительно того, – происходят ли однопроходные животные непосредственно от пресмыкающихся или птиц или у них был общий предок, от которого пошли ветви пресмыкающихся, птиц и млекопитающих. Но это не имеет особого значения, так как родство между пресмыкающимися, птицами и млекопитающими доказано совершенно ясно. А однопроходные несомненно являются одной из переживших форм промежуточных стадий. 

Следующую, высшую за однопроходными ступень в развивающейся жизни млекопитающих занимают двуутробки, илимлекопитающие сумчатыеживотные, из которых хорошо известны опоссум и кенгуру. Характерной чертой этих животных является присутствие внешней сумки у самок; в этой сумке сидят и питаются детеныши до тех пор, пока они не будут в состоянии сами о себе заботиться, как это могут делать детеныши других животных. Детеныши у двуутробок рождаются или появляются на свет в несовершенном состоянии, недоразвитыми по своей величине и крепости. Есть ископаемые остатки двуутробок, которые показывают, что в прошлые века подобного рода животные достигали величины слонов. 

У более обыкновенных форм млекопитающих животных детеныши рождаются совершенно сформированными; они до рождения получают питание из тела матери, с которым зародыш соединен плацентой или последом. Плацентарные млекопитающие были лучше всех форм приспособлены для выживания и развития, так как их детеныши питались во время периода утробной жизни, и, заботы, которые по необходимости оказывали млекопитающие своим младенцам, действовали в направлении, высшем, чем другие. Это вместе с другими причинами поставило плацентарных на "Царскую Линию", из которой развился человек. 

Наука признает следующие семейства "плацентарных" млекопитающих, имеющие каждое свои особенности: 

Беззубые, к которым относятся: ленивцы, муравьеды, щитоносцы и т.д. Эти животные, по-видимому, ближе к однопроходным, чем к сумчатым. 

Сиреновые, названные так по сходству с мифическими сиренами; сюда относятся морские коровы, ламантины, дюгони и т.п., по структуре и внешнему виду напоминающие рыбу, но с передними конечностями, похожими на ласты, и с задними конечностями, отсутствующими или имеющимся в рудиментарном виде. 

Китовые, куда входят киты, морские, свиньи, дельфины, и пр., совершенно похожие на рыб по внешнему виду и строению тела; их формы приспособлены к жизни в воде, хотя они несомненно относятся к млекопитающим, рождающим живых детенышей, которые кормятся матерью. 

Копытные, включающие много разнообразных видов, как лошадь, тапир, носорог, свинья, гиппопотам, олень, овца, корова и пр. и пр. 

Hyracoidea,– это небольшое семейство, главным представителем которого является горный кролик, с зубами, похожими отчасти на зубы копытных животных, отчасти – на зубы грызунов. 

Хоботные – представителями этого семейства в наше время является только слон, имеющий особый придаток, называемый "хоботом" и служащий ему как бы пятой конечностью. 

Плотоядные, представляемые многочисленными и разнообразными видами, как, например, тюлень, медведь, ласка, волк, собака, лев, тигр, леопард и т.д. 

Грызуны – крыса, заяц, бобр, белка, мышь и пр. 

Насекомоядные – крот, землеройка, еж и т.д. 

Рукокрылые, к которым относятся летучие мыши, представляющие собой высоко развитых животных. 

Лемуры; название их происходит от латинского слова, значащего "призрак"; называют их так потому, что они обыкновенно бродят по ночам. Лемур – животное ночное, по общему виду несколько похожее на обезьяну, но с длинным, пушистым хвостом и острой, точно у лисицы, мордой. Он напоминает маленькую лисицу, с руками и ногами, как у обезьяны, причем он может хватать предметы ногами так же, как и обезьяны. Некоторые натуралисты относят этих животных к семейству обезьян, на том основании, что они "четырехруки"; другие же считают, что в них еще более важными признаками оттенено их родство и связь с сумчатыми, грызунами и насекомоядными. В общем эти животные имеют странную организацию и очень близко подходят к тому, чтобы служить "соединительным звеном" между другими формами. Один вид лемуров, известный под именем "летающего лемура", похож многими чертами на белку, но имеет перепонку между конечностями, которая помогает ему делать скачки в воздухе на большие расстояния. Эта разновидность лемуров, по-видимому, является звеном между насекомыми и приматами. 

Приматы, – громадное семейство, включающее разнообразные виды обезьян, – павианов, человекообразных обезьян, как гиббон, горилла, шимпанзе, орангутанг и т.д.; все они имеют большие челюсти, маленький мозг и сгорбленное положение тела. К этому семейству относится ичеловек,с его большим мозгом и прямым положением тела, причем человеческие расы различаются по форме черепа, по цвету кожи, качеству волос и т.д. 

Рассматривая происхождение (физическое) человека из низших форм, начиная с монеры и т.д., до настоящего его положения в эволюционной лестнице, читатель должен быть поражен непрерывностью этого восхождения, развития и расцвета живых форм. Хотя есть много "недостающих звеньев", благодаря исчезновению организмов, составляющих связь, тем не менее, в существующих сейчас формах мы находим достаточно доказательств непрерывности эволюции, чтобы удовлетворить пытливого исследователя. Факты одной только эмбриологии уже дают достаточное доказательство происхождения человека из низших форм. Каждый человек при своем рождении в несколько месяцев проходит все стадии восхождения, начиная от одной клеточки до новорожденного, вполне сформированного младенца. 

Эмбриология учит, что яйца, из которых развиваются всякие животные организмы, как бы в сущности не были разнообразны те формы, которые должны из них развиться, – все одинаковы, поскольку это можно удостоверить микроскопическим исследованием. Это сходство удерживается и тогда, когда эмбрион высших организмов начинает проявлять признаки своей будущей формы. Немецкий ученый фон Байер первый заметил этот изумительный и чрезвычайно важный факт. Он говорит о своем открытии следующими словами: 

"У меня были заспиртованы два маленькие зародыша, название которых я забыл обозначить; и теперь я не в состоянии определить, к какому классу они относятся. Это могутбыть ящерицы или маленькие птицы, или очень маленькие млекопитающие, настолько сходен способ образования головы и туловища этих животных. Правда, у зародышей этихеще отсутствуют конечности, но даже если бы они и существовали, то в ранней стадии мы бы ничего по ним не узнали, так как ноги ящериц и млекопитающих, крылья и лапы птиц и даже руки и ноги человека, все возникают из одной и той же основной формы". 

Профессор Клодд говорит: 

"Эмбрионы всех живых существ, в течение своего развития, проходят сокращенно все серии перемен, через которые прошли формы предков в своем восхождении от простого к сложному; высшие структуры проходят через те же стадии, как и низшие, вплоть до того пункта, с которого началось различение их форм; но все-таки никогда они не становятся в деталях той формой, которую они должны будут представлять в свое время. Так, например, зародыш человека имеет сначала с каждой стороны шеи жаберные разрезы, точно рыба. Отсюда возникает перепонка, подобная той, которая заменяет жабры в развитии птиц и пресмыкающихся; сердце сперва представляет собой простую пульсирующую камеру, как у червяков; спинной хребет заканчивается подвижным хвостом; большой палец отделен или противопоставлен, как большой палец нашей руки или ноги обезьяны; тело, за три месяца до рождения, все покрыто волосами, кроме ладоней рук и подошв ног. При рождении голова бывает сравнительно больше, а руки и ноги длиннее, чем у взрослого человека; нос, обыкновенно, лишен переносья; обе эти черты, не говоря уже о других, которые не стоит указывать, делают человека явно сходным с обезьяной. Таков путь яйца, из которого развивается человек, – органического образования всего в одну сто двадцать пятую долю дюйма по своим размерам; оно в несколько недель завершает результаты миллионов лет и приводит перед нами всю историю своего развития от рыбообразных и пресмыкающихся форм до своего более прямого происхождения от четвероногого животного с хвостом и шерстью. То, что в человеке индивидуально или особенно, – его унаследованные физические и ментальные свойства, представлено медленному развитию после его рождения". 

Вот вкратце западная теория эволюции – физического развития человека. Мы привели ее так подробно, как только возможно в сжатом изложении. Мы хотим доказать западному уму, привычным для него методом, что западная наука подтверждает древнее учение йогов о развитии живых форм, от монады до человека. Восточные учителя не гонятся за тем, чтобы что-либо "доказывать" своим ученикам, которые, сидя у ног своего учителя, принимают, как истину, все то, чему он их учит и что доходит до них из глубины давно прошедших веков. Но такой метод непригоден для западного ученика – последнему нужно "доказывать" осязательными фактами и примерами: его нельзя убедить одним метким, тонким интеллектуальным рассуждением. Восточный ученик ждет, чтобы ему "рассказали", – западный хочет, чтобы ему "показали". Этим обуславливаются расовые различия методов, преподаваемых знаний. Мы понимаем этот факт и потому собирали доказательства из книг западной науки, дабы доказать вам разумность, с западной точки зрения, доктрины физического развертывания форм, которому с давних веков, учили йоги-гуру своих учеников. Теперь перед вами изложены восточные учения, и разумность их идеи подтверждена удостоверениями западной науки. 

Но западная наука выполняет изумительную работу собирания фактов, ради поддержки своей вновь открытой теории эволюции способами, совершенно незнакомыми мыслителям Востока, которые ищут принципов путем умственной концентрации, – скореевнутрисебя, чем во внешнем мире – и действительно доказывая физическими фактамиумственныеконцепции восточных учений, тем не менее, она пропустила самый жизненный пункт данного вопроса. При ее материалистических тенденциях ей не удалось открытьментальную причину физического развития.Правда, Ламарк, который в действительности открыл на Западе эволюцию, учил, что реальная сила, являющаяся двигателем эволюции, заключается в желании и ментальной ненасытной жажде. Но современники смеялись над его идеями и большинство сторонников эволюции нашего времени также не считает их серьезными. А между тем он был ближе к истине, чем Дарвин или кто-либо из западных эволюционистов. И время покажет, что наука проглядела его гений, который один только освещал истинным светом этот вопрос. 

Чтобы ясно увидеть разницу между школой Дарвина и учениями йогов, рассмотрим, какими причинами западные эволюционисты объясняют факт эволюции. Будем говорить кратко. 

Дарвинисты, в объяснении причины "происхождения видов", исходят из того утверждения, что "нет двух индивидуумов, принадлежащих к одному и тому же виду, и совершенно подобных; каждый имеет стремление меняться". Это факт очевидный, и очень верно взятый за отправную точку для объяснения изменения видов. Следующий аргумент утверждает, что наступившие "изменения передаются" и потому стремятся доказать разумность постепенной эволюции видов. Следующий шаг к аргументации таков: "Человек создаетновые породы путем воспитания, культуры и т.д., точно так же и природа, такими же способами, в более продолжительное время, достигает тех же результатов". Это также имеет основание, хотя и заметна тенденция олицетворить природу и наделить ееумомраньше, чем, по мнению эволюционной школы, этот "ум – появился". 

Но лучше всего будет привести слова самого Дарвина. Он говорит: 

"Если человек может достигнуть, и несомненно достиг больших результатов путем своего методического и сознательного способа подбора, то чего же не может сделать естественный подбор? Человек может воздействовать только на внешние и видимые качества, тогда как природа – если мне позволено будет олицетворить естественное сохранение или выживание наиболее приспособляемых, – не заботится о внешности, – разве лишь постольку, поскольку она может быть полезна для какого-нибудь существа. Природа может воздействовать на любой внутренний орган, на любое различие в строении, на весь механизм жизни. Человек делает подбор только в целях своего собственного блага; природа – только ради блага того существа, над которым она работает. Каждое получившееся качество находит для себя применение, как это подразумевается самымфактом отбора. Человек держит животных разных климатов в одной стране; он редко дает возможность каждому свойству данного вида проявиться отдельно и самостоятельно; он кормит голубей с длинным и коротким клювом одним и тем же кормом; он не применяет четвероногое животное с длинной спиной или длинными ногами никаким особым образом; овцу с длинной шерстью и овцу с короткой шерстью он держит в одном и том же климате. Он не позволяет наиболее сильным самцам бороться из-за самок. Он не подвергает сурово уничтожению всех более слабых животных, но соответственно времени года, он, насколько это в его власти, защищает все экземпляры выведенных им пород. Свой отбор он часто начинает с какой-нибудь полу-чудовищной формы или, по крайней мере, с какого-нибудь видоизменения, достаточно рельефного, чтобы остановить на себе глаз или чтобы быть человеку исключительно полезным. Под действием же природы самые слабые различия в сложении или строении могут дать перевес в борьбе за существование, и таким образом сохраниться. Как преходящи желания и усилия человека! Как кратко его время! И в зависимости от этого, как ничтожны должны быть достигаемые им результаты, в сравнении с достижениями природы, накопленными в течение целых геологических периодов! Можем ли мы, в таком случае, удивляться, что произведения природы будут гораздо "истиннее" по свойствам, нежели произведения человека, что они будут гораздо лучше применяться к самым сложным условиям жизни и будут носить на себе отпечаток гораздо более искусного мастерства!". 

Теория Дарвина о выживании наиболее приспособленного начинается утверждением того факта, что число выживающих организмов очень незначительно в сравнении с числом организмов рождающихся. Приводим его собственные слова: 

"Нет исключения в правиле, что всякое органическое существование естественно возрастает с такой страшной быстротой, что если его не разрушить, то земля вскоре переполнилась бы потомством одной только пары. Даже медленно размножающиеся люди удваиваются в своем количестве через двадцать пять лет, и при такой быстроте размножения менее, чем через тысячу лет, на земле не было бы буквально где встать, для потомства современного человечества". 

Было вычислено, что если бы выживало все потомство слона, животного, которое считается самым медленным по размножению, то через 750 лет на земле оказалось бы около 20.000.000 слонов. Икра одной только рыбы из породы трески заключает в себе восемь или девять миллионов яичек, и если бы каждое яичко вывелось, и все рыбы остались живы, томоре вскоре превратилось бы в сплошную массу трески. Обыкновенная домашняя муха, как говорят, производит в один сезон до 20.000.000 потомков, считая несколько поколений потомства от всех ее выводков. Некоторые ученые вычислили, что травяная тля размножается настолько быстро и в таком громадном количестве, что десятое поколение одной пары родителей было бы так велико, что содержало бы в себе весу более животной материи, чем все население Китая, которое достигает 500.000.000 человек! И это не считая потомства, предшествовавшего десятому поколению! 

Результат всего этого совершенно ясен. Должна была возникнуть борьба за существование, которая обусловливает собой выживание наиболее приспособленного. Слабые уничтожаются сильными; проворные опережают медлительных. Индивидуальные формы или виды, лучше приспособленные к окружающей обстановке и лучше вооруженные для борьбы физическим или умственным оружием, переживают слабее вооруженных или менее приспособленных к обстановке. Животные, которые развивают изменения в своем строении, дающие им, хотя бы слабые, преимущества над другими, не имеющими этих благоприятных свойств, естественно имеют более шансов выжить. Короче говоря, это и есть то, что эволюционисты называют "выживанием наиболее приспособляемого". 

В борьбе за существование важными факторами оказываются входящая в нее окраска и "мимикрия". Грант Аллен, в своем труде о Дарвине, говорит относительно этого, а также иллюстрируя "естественный подбор", следующее: 

"В пустыне, при ее монотонной, песочной окраске, черное или белое насекомое еще более, чем красное или синее, рискует быть немедленно открыто и уничтожено своими естественными врагами – птицами и ящерицами. Но всякое желтоватое или сероватое насекомое имеет менее шансов привлечь к себе внимание с первого же взгляда, и потому может остаться незамеченным до тех пор, пока существуют более заметные индивидуумы его класса, которыми могут питаться птицы и ящерицы. Отсюда вытекает, что в очень короткое время в пустыне исчезли бы все, кроме самых серых и самых желтых насекомых; а среди этих последних птицы бы уничтожали тех, которые заметнее других отличались бы цветом и оттенками от окружающего их песка. Те же, которым посчастливилось наиболее измениться, приняв песочный или грязноватый оттенок, имели бы больше шансов пережить остальных и сделаться родоначальниками будущих поколений Таким образом в течение многих веков, все насекомые, населяющие пустыню, должны стать песочного цвета, так как менее желтые должны постоянно предаваться уничтожению со стороны их вечно бдительных неприятелей; а более приближающиеся по цвету к песку, должны избегнуть этой участи и размножаться, наполняя землю себе подобными". 

Профессор Клодд, отмечая этот факт, прибавляет: 

"Таким образом объясняется смуглый цвет более крупных животных, населяющих пустыню; полосы тигра, сходные с вертикальными стволами бамбука, скрывают его, когда он подкрадывается к своей добыче; яркая зеленая окраска тропических птиц, похожие на листья по форме и цвету некоторые насекомые; сухие, точно в форме прутка, гусеницы;древесные лягушки, похожие по виду на кору дерева; летнее оперение птиц, соответствующее покрытым мхом камням, на которых они сидят; тусклая окраска ночных зверей; голубоватая прозрачность животных, живущих на поверхности моря; песочный цвет камбалы, живущий на дне; и пышные тона тех рыб, которые плавают среди коралловых рифов". 

Все это не стоит в противоречии с философией йогов, хотя последняя смотрит на эти факты, как на второстепенные причины изменения и выживания видов. Восточные учения говорят, что причина, которая заставляет виды принимать цвета и формы окружающей обстановки, есть ихжелание,причем, конечно, желание в отдельных индивидуумах не сознается. Ментальное влияние, служащее настоящей причиной явления мимикрии, как этому учат йоги, почти упускается из вида западными эволюционистами, вообще склонными рассматривать ум, как "побочный продукт" материи.Йоги же, напротив, рассматривают материю, как продукт ума.Впрочем, конфликта тут не возникает, поскольку дело касается закона выживания наиболее приспособленного. Насекомые,наиболее желавшиеполучить песочную окраску, получили ее и сделались таким образом более защищенными, тогда как их менее "желавшие" братья подверглись истреблению. Западный ученый объясняет внешнее явление, но не смотрит на скрывающуюся за нимпричину,которую раскрывают мудрецы Востока. 

Доктрина "полового подбора" является другим руководящим правилом дарвинистов. Говоря кратко, ее можно охарактеризовать, как теорию, согласно которой в соперничестве и борьбе самцов за самок победителями оказываются наиболее сильные из самцов, и таким образом их особые качества передаются потомству. К той же линии относится влечение, вызываемое яркой окраской перьев у самцов птиц, дающее им преимущество в глазах самок, и таким образом в потомстве естественно повторяются их яркие цвета. 

Итак, вот краткий очерк физической эволюции человека, в понимании западной науки, сравнительно с учениями йогов. Пусть ученик сам сопоставит обе идеи и приведет ихв гармонию и согласие. Следует, однако, помнить, что Дарвинне говорил,будто человек происходить от мартышек или обезьян, какими мы их знаем теперь. По учению западных сторонников эволюции, обезьяны и высшие формы мартышек происходятот какого-нибудь общего предка, который был также и предком человека. Другими словами: человек и обезьяны являются различными ветвями, много веков тому назад возникшими из одного общего ствола. Без сомнения, из него возникали и другие формы, но они не сохранились, как менее приспособленные к окружающей обстановке. Обезьяны были лучше приспособлены к своей обстановке, а человек – к своей. Более слабые ветви погибли. 

Следует помнить, что самые дикие из известных нам теперь рас, в сущности настолько же сильно отличаются от высших человеческих типов – американцев, европейцев и индусов, как и от высших пород обезьян. Действительно, кажется, высшей обезьяне гораздо легче было бы развиваться в бушмена, готтентота или австралийского туземца, чем последнему превратиться в Эмерсона, Шекспира или индусского мудреца. Как показал Геккель, человеческий мозг, по своему строению, сравнительно с мозгом шимпанзе, имеет меньше различий, чем мозг шимпанзе в сравнении с мозгом лемура. Тот же ученый говорит нам, что в такой важной черте мозга – как глубокие мозговые извилины, различие между высоко цивилизованным человеком и дикарем гораздо большее, чем между дикарем и высшей человекообразной обезьяной. Дарвин, описывая обитателей Огненной земли, которые относятся к самому низшему типу дикарей, говорит: "Самые их знаки и выражения нам менее понятны, чем знаки и выражения прирученного животного. Эти люди обладают инстинктом животных, но не могут похвалиться человеческим разумом – по крайней мере, искусствами, вытекающими из этого разума". 

Профессор Клодд, описывая "первобытного человека", говорит: 

"Он, несомненно, стоял ниже, чем самые низшие дикари нашего времени, – сильное, ловкое, двуногое существо, с острыми органами чувств, всегда более острыми у дикаря, вследствие постоянного упражнения, чем у цивилизованного человека (который восполняет их знанием), с сильными инстинктами, неконтролируемыми и порывистыми эмоциями, слабой любознательностью и только возникающей способностью рассуждать; неспособный предвидеть завтрашний день или понять вчерашний, живущий со дня на день дикими продуктами природы, одевающийся в кожу и древесную кору или вымазанный глиной, и находящий пристанище в деревьях илипещерах; несведущий в самых простых искусствах, кроме вырезания каменных топоров и, может быть, высекания огня; суровый в своих жизненных потребностях, с смутным ощущением права на жизнь и на продукты своего труда, но медленно вынужденный общими опасностями и своими стремлениями образовывать союзы, с себе подобными и случайные вначале, причем сила таких соединений зависит от звуков, знаков и жестов". 

Таков был первоначальный человек. Тех, кто интересуется вопросом о нем, мы отсылаем к двум изумительным рассказам о пещерных людях, написанных в форме повестей двумя известными современными писателями. Книги эти – 1) "История Аба" Стенли Ватерлоо, и 2) "До Адама" – Джека Лондона. Обе книги являются фантастическими рассказами, в которых вымысел переплетен с научными фактами. 

А теперь, в заключение, прежде, чем перейти к "Духовной эволюции", являющейся темой следующего нашего чтения, мы снова обращаем ваше внимание на существенное различие между учениями Запада и Востока. Западные ученые придерживаются механической теории жизни. По их понятиям жизнь действует без необходимости предварительного существования ума, и считают ум "продуктом" известной стадии развития. Восточные же ученые утверждают, чтоум скрывается за всяким шагом эволюции; он лежит под ней и предшествует всякой работе,– ум есть причина, а не следствие или продукт. Западные ученые говорят, что ум был порожден старанием материи создать высшие формы самой себя. На Востоке утверждают, чтовесь процесс эволюции вызван умом, стремящимся, борющимся и пробивающимся вперед к своему более полному выражению, – к освобождению себя от сковывающей и задерживающей его материи – и борьба приводит к развертыванию, заставляющему сбрасывать и уничтожать оболочку за оболочкой сковывающих материальных уз, в усилии освободить заключенный Дух, который стоит позади разума. По учениям йогов, эволюционное побуждение является давлением скрытого Духа, стремящегося освободиться от тяжко давящих его уз и оков. 

Борьба и страдания эволюции – это родовые муки духовного освобождения из недр материи. Подобно всякому рождению, оно сопровождается болью и страданием, но конец оправдывает все это. И как женщина забывает свои прошедшие муки, радостно глядя на лицо, форму и жизнь своего любимого младенца, так же и душа забывает муки духовного рождения, ради красоты и благородства того, что, в конце концов, родится из нее. 

Изучим же хорошенько историю физической эволюции, но не затеряемся в ней, ибо она – только преддверие в истории расцвета Духа. 

Не будем презирать тело человека, так история его развития – есть история созидания храма духа, который, возникнув из самых ничтожных начал, поднялся до современного состояния. Но и это последнее – все еще только начало; работа будет идти все вперед и вперед, по пути, намеченному прекрасными строками Хольмса: 

"Строй себе более пышные жилища, о, душа моя! 

По мере того, как проходят быстрые времена года! 

Покинь свое низкосводчатое прошлое! 

Пусть каждый новый храм, более высокий, чем прежний, 

Закрывает тебя от неба более просторным куполом, 

Пока, наконец,ты не будешь свободна, 

Покинув свою отслужившую скорлупу неспокойного моря жизни". 

Чтение IX. МЕТАМПСИХОЗ ИЛИ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ДУШ 

 

Как мы уже говорили в предыдущем чтении, несмотря на то, что учение Йоги бросает яркий свет на теорию эволюции, как ее понимают на Западе, все же научное мировоззрение Запада существенно отличается в этом отношении от восточных теорий и учений. По идее Запада процесс этот механический, материальный, и ум является только "побочным продуктом" материи в ходе ее эволюции; по восточному же учению ум лежит в корне всей эволюции, составляет ее основы и предшествует ей; с этой точки зрения, скорее материю можно рассматривать, как "побочный продукт" Ума, чем наоборот. 

Восточные учения утверждают, что эволюция создается умом, напряженным, борющимся, стремящимся вперед все к более и более полному своему выражению, пользуясь материей, как материалом, и в то же время всегда стремясь освободиться от ограничения и задерживающего влияния материи. Результатом борьбы является раскрытие, которое заключается в том, что одна за другой спадают оболочки, лежащие между разумом и реальностью, и таким образом сбрасываются и уничтожаются материальные оковы духа. Этот процесс создается давлением духа на ум, вследствие чего ум создает форму и вид материи. Эволюция представляет собой лишь процесс рождения индивидуализированногодуха из лона материи, в которое он был заключен. А страдания и борьба – это только явления духовного вынашивания. 

В этом и в последующем чтениях мы будем рассматривать духовную эволюцию человеческой расы, т.е. раскрытие индивидуализированного Духа, так же, как в предыдущих чтениях мы рассматривали физическую эволюцию. 

Нам известно, что духовной эволюции предшествовала духовная инволюция. Согласно философии йогов в начале Абсолютное размышляло о творении, и образовало таким образом мысленный образ или мыслеформу мирового Ума, или мировое начало ума. 

Это мировое начало ума есть великий океан той "субстанции" ума, из которого выявилась вся феноменальная вселенная или мир явлений. Из этого мирового начала ума произошло мировое начало силы или энергии, а из последнего – мировое начало материи. 

Мировое начало ума было связано законами, наложенными на него мысленной концепцией Абсолюта – космическим законом природы. И эти законы были побудительными причинами великой инволюции. Потому что прежде, чем стала возможна эволюция, была нужна инволюция. Мы уже объясняли, что слово "инволировать" означает облекать, покрывать, скрывать и пр. Прежде, чем вещь может быть выявлена, т.е. раскрыта, она должна быть сперва сокрыта или скрыта; дабы вещь вынуть из чего-нибудь, надо сперва ее вложитьтуда. 

Следуя наложенным на него законам эволюции, мировое ментальное начало облеклось в мировое энергетическое начало, а затем, подчиняясь все тем же самым законам – последнее облекло себя в мировое материальное начало. Каждая стадия инволюции илиокутывания,создавала для себя оболочку, которая должна была служить для сокрытия высшего начала. А высшие формы материального начала образовывали оболочки низших форм до тех пор, пока не появились формы материи очень грубые, гораздо более грубые, чем известные нам теперь формы, потому что те уже исчезли в восходящей эволюции. Все ниже и ниже спускался процесс инволюции, до тех пор, пока не был достигнут низший пункт. Тогда наступила короткая пауза, предшествовавшая началу эволюционного раскрытия. 

Затем началась великая эволюция. Но как мы уже говорили, восходящее движение отличалось "стремлением к индивидуализации", т.е. в то время, как инволюционный процесссовершался одними началами, как таковыми, восходящее движение началось стремлением к разделению, к созиданию индивидуальных форм, а также усилием совершенствовать эти формы и строить на них все высшие и высшие преемственные формы до тех пор, пока не была достигнута такая степень названия, когда храм Духа оказался достаточным для того, чтобы быть занятым человеком – самосознающим выражением Духа. Ибо пришествие человека было первой ступенью эволюции высшего порядка, духовной. До этоговремени была только эволюция тел, теперь началась эволюция душ. 

Эта эволюция душ становится возможной только при помощи процесса метампсихоза, более известного под общеупотребительным термином перевоплощения. 

Здесь необходимо обратить ваше внимание на вопрос о метампсихозе, так как на этот счет господствует полная спутанность понятий. Об истинном учении публика имеет самое неясное представление; она думает, что оно утверждает возможность воплощения человеческих душ в теле собак или других животных. У многих на этот счет самые дикие идеи. Так, многие из людей, держащихся доктрины перевоплощения в той или другой из форм, утверждают, что их индивидуальные души были когда-то индивидуальными душами животных и, развиваясь, дошли до настоящего состояния. Последнее – есть искажение высочайшего учения йогов, которое мы надеемся изложить в дальнейших чтениях. Но прежде мы должны рассмотреть метампсихоз в целом, для того, чтобы видеть ту важную роль, какую эта идея сыграла в области человеческих мыслей и верований. Хотя многим идея метампсихоза может показаться новой и чуждой, она является одним из старейших понятий человеческой расы и в прошлые века это было принятое верование всех народов, шедших по пути цивилизации. Как ни странным может показаться такое утверждение, даже в наше время переселение душ признается большинством населения земного шара. 

Почти всеобщее принятие идеи о перевоплощении густо населенным Востоком, уравнивает отрицание ее современным нам Западом. С самой зари истории, письменной или мифической, метампсихоз был принятым верованием большинства развитых людей. Это верование легло в основу великолепной культуры древнего Египта; оттуда оно перешло западному миру и принималась, как величайшая истина, такими учителями, как Пифагор, Эмпедокл, Платон, Вергилий и Овидий. "Диалоги" Платона полны этим учением. Индусы всегда держались его, персы, наставляемые учеными магами, принимали его беспрекословно. Древние друиды и жрецы галлов, как и древние германцы, также верили в переселение душ. Следы этого учения находятся также в том, что осталось от цивилизации ацтеков, перуанцев и древних мексиканцев. 

В Элевсинских мистериях Греции, в римских мистериях и в эзотерических доктринах иудейской Каббалы излагались истины метампсихоза. Отцы ранней христианской церкви, гностики, манихеи и другие секты, существовавшие среди первых христиан, одинаково держались этого учения. Современные германские философы относились к нему с величайшим вниманием, чтобы не сказать что они, до известной степени принимали его. Многие писатели нашего времени рассматривали его серьезно и с уважением. Следующие ссылки дадут нам понятие о том, каково отношение к данному вопросу на Западе. 

"Из всех теорий, рассматривающих происхождение души, метампсихоз кажется мне наиболее доступной, а, следовательно, и наиболее способной пролить свет на вопрос о будущей жизни". 

Фредерик Хердж 

"Было бы любопытно, если бы наука и философия принялись вновь за старую теорию метампсихоза, приспособили, приноровили бы ее к современным методам религиозной и научной мысли и пустили бы вновь в широкое море человеческих верований. Впрочем, в истории человеческих мнений случались и более странные вещи". 

Джемс Фримен Кларк 

"Если бы мы имели право судить о каком-нибудь вопросе веры по количеству ее последователей, то этот способ подходил бы к метампсихозу лучше, чем к какому бы то ни было иному. Я думаю, что учение о метампсихозе имеет столько же шансов возродиться и занять видное место, как и всякая соперничающая с ним теория". 

проф. В.Найт 

"Мне кажется, что твердая и прочно обоснованная вера в учение о христианском метампсихозе могла бы способствовать возрождению мира, потому что это была бы вера не окруженная всевозможными трудностями и возражениями, сопутствующими другим учениям; к тому же она предлагает определенные и сильные мотивы вести более христианскую жизнь, любить наших братьев и помогать им". 

проф. Фрэнсис Боуэн 

"Доктрина метампсихоза, если бы о ней можно было судить по ее распространению среди народов земного шара и по ее преобладанию в истории верований, могла бы почти требовать, чтобы ее рассматривали, как естественное или врожденное требование человеческого ума". 

проф. Фрэнсис Боуэн 

"Когда христианство распространилось по всей Европе, олицетворенная идея его вождей была сильно окрашена этой истиной. Церковь безуспешно пыталась искоренить ее; но она долго сохранялась в различных сектах. Эту истину признавали все великие интуитивные души, как Парацельс, Беме, Сведенборг, а также итальянцы – Джордано Брунои Кампанелла. Ею же обогащались умы лучших германских философов: Шопенгауэр, Лессинг, Гегель, Лейбниц, Гердер и Фихте-младший серьезно проводили ее. Системы Канта иШеллинга имеют почти соприкосновение с нею. Гельмонт младший в своем труде "De Revolutione Anumarum" излагает в двухстах задачах все доводы, которые могли бы быть приведены в пользу возвращения душ в человеческую плоть, согласно учению евреев. Из английских мыслителей – кембриджские платоники защищали идею метампсихоза с большой эрудицией и яростью, особенно Генри Мор; а в сочинениях Кудворта и Юма оно приводится, как наиболее рациональная теория бессмертия. Затем "Люкс Ориенталис" Гланвиля представляет собой любопытный трактат о метампсихозе. Она владела умами Фурье и Леру. В книге "Множественность жизней души" А.Пеццани разрабатывает систему римской католической идеи об искуплении с точки зрения метампсихоза". 

Е.Д.Уокер. "Перевоплощение или изучение забытой истины". 

Наконец, в конце XIX и в начале XX столетий публика познакомилась с идеей метампсихоза под названием перевоплощения, благодаря обширной литературе, созданной Теософическим Обществом и его отраслями. Таким образом эта мысль и является более новой для западного мыслителя и многие находили в самих себе подтверждение ее истинности. Действительно, для многих одного упоминания об этом учении было достаточно для того, чтобы пробудить в них бледные, смутные воспоминания о прежних существованиях и многие необъяснимые до той поры факты, черты характера, вкусы, склонности, симпатии, антипатии и проч. начинали делаться понятными. Западный мир познакомился с идеей о новом рождении душ в новых телах под термином "перевоплощение", что значит новое вхождение в плоть. Слово метампсихоз, употребляемое нами, относится скорее к переходу души от одного вместилища в другое. Учение о метампсихозе или перевоплощении вместе с сопутствующей ему доктриной о Карме или учении о духовной причинности является одним из самых прочных камней, заложенных в фундамент философии йогов, так же в сущности ее роль и во всей совокупности систем восточной философии и мысли. Пока человек не поймет метампсихоза, он никогда не будет в состоянии понять восточных учений, так как у него не будет ключа. Читатели, знакомые с Бхагавадгитой, этой удивительной индусской поэмой, вспомнят, какой красной нитью идея о перевоплощении проходит через нее. Вспомните слова Кришны, обращенные к Арджуне: 


Страница 3 из 5:  Назад   1   2  [3]  4   5   Вперед 

Авторам Читателям Контакты