Главная
Каталог книг
medic800

Оглавление
А.Сидерский - Третье открытие силы
Юрий Андреев - Три кита здоровья
Владимир Шахиджанян - 1001 вопрос про ЭТО
Энциклопедия сексуальности человека
Бенджамин Спок - Ребенок и уход за ним
Майкл Оппенхейм - Энциклопедия мужского здоровья
Фоули Дениз и Нечас Эйлин - Энциклопедия женского здоровья
С. С. Самищенко - Судебная медицина
Рим Ахмедов. Растения – твои друзья и недруги
В.Ф. Тулянкин, Т.И. Тулянкина - Домашний Доктор
Клафлин Эдвард - Домашний доктор для детей (Советы американских врачей)
Карнейц - Йога для Запада
Джеймс Тайлер Кент - Лекции по гомеопатической MATERIA MEDICA
Андреев Ю.А - Мужчина и Женщина
Елисеев О М - Справочник по оказанию скорой и неотложной помощи
Марина Крымова - Баня лечит
Цзиньсян Чжао - Китайский цигун - стиль 'Парящий журавль'
Светлана Ильина - жизнь в любви
Носаль Михаил и Иван - Лекарственные растения и способы их применения в народе
Дильман В М - Большие биологические часы
Пляжная диета
Джордж Вандеман - ВАША СЕМЬЯ И ВАШЕ ЗДОРОВЬЕ
Силли Марла, Эли Линн - Летающая домохозяйка: Телесный хлам
Эджсон Вики&Марбер - Йен Целительная диета
Наоми Морияма, Уильям Дойл - Японки не стареют и не толстеют
Иванова К - Принципы и сущность гомеопатического метода лечения
Джиллиан Райли - Ешь меньше. Прекрати переедать
Лиз Бурбо - Слушайте свое тело, вашего лучшего друга на Земле
Брегг Поль - Чудо голодания
Аллен Карр - Легкий способ бросить курить
Шубин Андрей - Сексуальные игры
Сатпрем - Мать, Солнечная тропа
Ферейдун Батмангхелидж - Вы не больны, у вас жажда
Йог Рамачарака - Хатха-Йога
Сантэм Ар - Методические материалы йоги

Далее: само собой понятно, что организм, перешедший на другой диапазон энергетических возможностей, требует не только иного ухода за собой в смысле регулярной «уборки» активно отторгающихся из клеток шлаков, но и перехода на иные основы питания, о чем, разумеется, мы также будем еще говорить. 

Здесь невозможно не вспомнить о том, что возвращение человека к Природе, подход к нему как к существу не только социальному, но и как к биосоциальному составляет суть учения замечательного русского человека, народного философа Порфирия Корнеевича Иванова. В практике самого Иванова и в его теоретическом наследии содержится самое существенное для восстановления и укрепления нашего здоровья — это признание неразрывной связи между внутренней экологией человека и экологией окружающей его Природы. К его урокам, его системе — «Детке» — следует отнестись со всем возможным вниманием и уважением, ибо в ней сконцентрирован опыт комплексного подхода к оздоровлению посредством благотворных психических изменений в сознании человека, а также с помощью регулярного закаливания и перехода к заметно уменьшенному рациону с регулярными голоданиями. Появившиеся в прессе насмешки над словесной формой его заповедей и гимнов я считаю недостойными. С другой стороны, мне хотелось бы в самой деликатной форме выразить свое несогласие с тем духом неистового фанатизма, с которым я подчас встречаюсь, общаясь с некоторыми последователями Порфирия Корнеевича Иванова. Фанатизм, который сродни бездумному религиозному экстазу, жестокое самоограничение себя только формулами и горизонтами, установленными «Деткой»,поневоле заставляет вспоминать мудрое изречение «не сотвори себе кумира». Само предположение о том, что развитие ищущей человеческой мысли заканчивается в двенадцати пунктах «Детки», у любого здравомыслящего человека может вызвать несогласие. Жизнь-то не останавливается, и за каждым этапом ее развития следует новый виток спирали времен. В чем-то повторяя достижения прежнего, он приносит нам и дополнительные знания. Глубоко и искренне уважая Порфирия Корнеевича Иванова, сердечно восхищаясь всем тем необыкновенным и удивительным, что удалось ему в его прекрасной жизни сотворить, я смею считать его заветы прекрасной основой для объединения людей, возрождающих свое здоровье, — такой основой, которая может и должна быть спокойно и доброжелательно и продолжена, и углублена, и развита в соответствии с самим духом учения Иванова о бесконечности возможностей Природы и человека. 

Коль скоро мы говорим о комплексном характере закаливания, нам со всем возможным тщанием следует присмотреться к вековечному опыту нашего народа. Кандидату медицинских, наук Валерию Иванченко принадлежит немалая заслуга в пропаганде закаливания не только холодом или жарой, не только водой или воздухом, но и с помощью лекарственных растений. Логика использования волшебных сил растительного мира безупречна: поскольку мы живем и находимся с ними в общей среде обитания, они — вполне согласно с законами единства бытия — способны обогатить нас своими возможностями. Прекрасные рецепты, содержащиеся в лекциях и книгах В. А. Иванченко, при серьезном к ним отношении должны быть широко взяты на вооружение. Это касается и разбрызгивания целебных растворов на каменке в парилке, образующих удивительную всепроникающую взвесь; это имеет прямое отношение и к тем настойкам на травах и цветах, которые хорошо дополняют воздействие и жары, и холода; это относится также и к рецептам обертывания человека различными лекарственными растениями, и к закладыванию тех или иных трав в обувь, и т. д. 

Как видим, учение Иванченко, нисколько не противореча учению Иванова, способно привнести весьма полезные дополнительные способы в оздоровление человека, тем более что Иванченко опирается не только на тысячелетний опыт народов России, но и на новейшие данные, обретенные и приобретаемые наукой за последние годы, позволяющие глубже и точнее трактовать воздействие природных факторов на организм человека. 

Дальше будут сообщены и некоторые совершенно практические принципы закаливания. Но чтобы вы, читатель, принялись их применять, надо сначала решить для себя, что вам это нужно, что это дело стоящее, что это надо, пожалуй, испытать и т. д. Мой текст, мое изложение — это прежде всего стремление дать вам психологическую установку нанеобходимость закаливания, то есть на создание и обретение организма энергетически мощного, хорошо адаптированного к возможным сюрпризам природы, будь то перепады температуры или атмосферного давления, воздействие магнитных бурь и т. д. 

Для того чтобы еще больше усилить воздействие определяющей поведение психологической установки, я несколько увеличу давление непосредственно на ваши рациональные центры, уважаемый читатель. Зная, что вы человек образованный, исподволь начну обращать ваше внимание на посылы теоретические. Например, неужели вам не интересно, откуда, из каких недр организма поднимается изобилие «дармового» тепла после обливания холодной водой? Ведь это вроде бы противоречит абсолютному закону сохранения энергии, но тем не менее при повышении температуры мы вызываем резервные «силы порядка» посредством холодных обливаний и — выздоравливаем. А ведь практика — критерий истины. Как это происходит? Если интересно — в путь, а нет можно небрежно перелистать с десяток страниц и вообще открыть книгу только там, где речь пойдет о рецептах очисток. 

Судя по тому, что холодовых рецептов у человека значительно больше, чем тепловых, можно сделать вывод, что в процессе своей длительной эволюции человеку приходилось чаще совершенствовать свою терморегуляцию по отношению именно к холоду. Следовательно, и наше привыкание к холоду может совершаться значительно быстрее, чем мы представляем сами и чем об этом пишут разного рода «постепеновцы». Честно говоря, мне искренне хотелось бы повидаться с кем-либо из их теоретиков, которые с авторитетным видом (но не опираясь ни на какие научные данные) рекомендуют нам при закаливании потихоньку спускаться со ступеньки при базе один градус в один месяц. Возможно, этим путем человек, в конце концов, способен прийти к укреплению здоровья (хотя эти рекомендации напоминают мне запомнившуюся на всю оставшуюся жизнь давнишнюю статью из журнала «Здоровье», где подобный же теоретик рекомендовал максимальную температуру в парилке поддерживать не выше 60 °C и находиться на полке не более минуты). Мне кажется, эти умозрительно добытые советы не учитывают не только многовековой практики человечества, которая движется совсем иным путем, но и серьезных данных естественных наук. 

Что касается постепенного привыкания к жаре и того, что в парной бане надо исподволь переходить от жары к большей жаре, тут возражений, как кажется, быть не может, ибо, повторяю, в истории человечества люди, обитающие в средней полосе, с феноменом чрезмерных температур встречались крайне редко. Что же касается воздействий холода, то здесь сама практика свидетельствует о том, что крутой, резкий, обрывообразный график перехода к низким температурам не только не вреден, но исключительно полезен для нашего оздоровления, правда, при одном решающем условии: соприкосновение с температурой +12 °C и ниже на первых порах должно быть очень коротким, не более минуты. Подобное краткосрочное свидание с ледяной водой не только не приносит каких-либо отрицательных последствий, но, напротив, дает огромный выплеск наружу внутренней энергии, выражающейся в чувстве резкого внешнего и внутреннего разогревания сразу, практически мгновенно после воздействий холодной воды. 

Многократно и систематически испытав это воздействие ледяной воды на себе, наблюдая этот же эффект у своих знакомых и незнакомых, у тех, кто и без предварительной тренировки отваживается прыгнуть в прорубь (и быстро выходит из нее) или выливает на себя с небольшими интервалами одно за другим два ведра холодной воды, или упадает ненадолго в ванну с холодной водой, я исхожу как из абсолютного и непреложного факта, что все эти процедуры завершаются значительными выбросами внутреннего тепла. Более того, тепла такого качества, которое способно исцелять различного рода недуги, причем отнюдь не только простудного характера. 

Предлагаю в виде «информации для размышления» подлинный, документально зафиксированный случай из этого ряда. Испытавший симптомы катастрофического отравления во время следования в поезде № 184 Мариуполь — Ленинград, популяризатор и борец за естественный образ жизни, радиоинженер Юрий Георгиевич Золотарев, вконец обессиленный шоковыми болями, тем не менее отказался от настоятельного предложения врача высадиться на ближайшей станции и немедленно госпитализироваться. Вместо этого больной попросил у проводников раздобыть ему два ведра с холодной водой и подежурить у перехода между вагонами № 8 и 9. Раздевшись до плавок, морозной темной ночью онна ходу поезда вошел в тамбур и там в грохочущей темноте облил себя с головой этими ведрами холодной воды, после чего вернулся в вагон уже твердой походкой человека, который практически освободился от гнетущих его до этого неимоверных болей. К утру Ю. Г. Золотарев был уже почти здоров, но на ногах и на руках у себя он заметил небольшие пятна, похожие на ожоги крапивы: так своеобразно покидала его болезнь. Для того чтобы расстаться с ней окончательно, на следующую ночь Юрий Георгиевич попросил проводников на стоянке позволить ему облиться, уже стоя на земле, что и было выполнено. Утром после второй ночи он вполне здоровым человеком спустился со ступенек поезда на перрон Витебского вокзала в Ленинграде. Нечего и говорить, что сразу же по приезде домой он разделся и облил себя в ванной еще двумя ведрами холодной воды. Вся эта эпопея описана в поездной книге отзывов с благодарностью бригаде поезда № 184 от 26 апреля 1988 г., бригадир поезда Собская М. И., проводники Лашукова М. И. и Уваров В. М. Остается добавить, что температура воздуха в те дни была около нуля градусов, сыпал снежок. 

Такой вот реальный случай ликвидации последствий отравления, причем один из многих. Но в чем же его разгадка? Что за механизм определяет столь эффективное воздействие холодной воды на болезнь? 

Здесь я должен изложить то кредо общей теории заболеваний, из которого мы с единомышленниками исходим. Мы полагаем, что болезнь возникает там и тогда, где и когда организму недостает сил с ней справиться. Короче говоря, болезнь торжествует при недостатке энергетики. Позволю привести себе метафорический образ для пояснения этой мысли: какое чудесное зрелище представляет собою Финский залив, когда он наполнен водою! Вдоль бесконечных песчаных пляжей, спускаясь чуть ли не к самой воде, растут величественные сосны, а вода то отражает в своей ласковой глади медленно плывущие белые облака, то волнуется, посылая на берега одну сердитую рать за другой, каксамое настоящее море. Такова и энергетическая модель здорового организма. Вот она же, но применительно к больному: подул отгонный ветер, и величественный, наполненный морскою водой залив превратился в плоскую грязную лужу, отступившую далеко-далеко от берега. И оказалось, что все это обнажившееся дно изборождено какими-то неопрятными извилинами, покрыто хаотично перепутавшейся гниющей морской травою, усеяно огромными валунами, чернеющими на фоне косых песчаных дюн. Обсыхающие валуны — это, образно говоря, наши органы, лишенные животворной энергии, той, в которую они были до заболевания полностью погружены. Кто их видел, кто их чувствовал, кто вообще о них знал до того несчастного случая, который обрушился на них в виде стихийного бедствия? Кто знает, кто думает о своих внутренних органах, пока они здоровы? И спрашивается: как вновь вернуться к первоначальной, эстетически прекрасной картине? 

Что сделать, чтобы эти обнажившиеся валуны не сохли, растрескиваясь под порывами переменчивого ветра, чтобы не загаживали их безразличные к ним чайки? Как сокрыть их вновь под водой? А очень просто: нужно опять наполнить бассейн Финского залива (страдающего организма) достаточным количеством воды (энергией всех видов). Каким же образом наполнить, как повернуть ветер в благоприятную сторону? 

Для этого существует множество способов, сознательно применяемых нами. О некоторых из них уже было поведано в этой книге, о других — речь впереди. Каждое из этих средств прекрасно и эффективно, и вся их совокупность великолепна. Но что делать в случаях внезапных порывов, в случае неожиданных поворотов, столь характерных для розы ветров нашего беспокойного существования? Откуда срочно и сверхсрочно в случаях крайней необходимости получить то необходимое, даже изобильное количество воды, метафорически выражаясь, которое щедро покроет и упрячет на дно морское наши бедные, страдающие, обнажившиеся валуны? Что может сразу помочь организму, неожиданно обесточенному, лишившемуся необходимой энергии в борьбе с беспощадной болезнью, вдруг накинувшейся на него? 

Кто и что может помочь организму, спрашивается? Да сам организм! Точнее говоря, те дремлющие в нем до поры до времени на молекулярном уровне резервы громадных потаенных сил, ключ к вызволению которых в резком холодовом ударе. Для объяснения этого феномена я воспользуюсь разработкой того самого Ю. Г. Золотарева, который волею судьбы выступил не только в качестве теоретика, но и в качестве непосредственного практического исполнителя теоретических установок. 

Итак, откуда можно взять в аварийных случаях избыточное количество энергии, необходимой для экстренной помощи организму? Шире глядя: откуда она берется в тех случаях, когда мы хотим, находясь и в самых благополучных обстоятельствах, ощутить мгновенный целительный выброс тепла? Именно мгновенный, без каких-либо дополнительных усилий со стороны центральной нервной системы! 

Стоп! Здесь у меня следует обращение к наборщику этой книги: нижеследующий текст я прошу набрать курсивом, чтобы уж точно было понятно тем, кто увидит неудобный длячтения шрифт, что здесь следует поберечь мозги от излишних усилий. 

Итак, суть дела в том, что природная вода состоит из молекул паровод и из молекул ортовод. У молекул паровод протоны водорода вращаются в одну сторону, а у молекул ортовод они вращаются в разные стороны. В обычном состоянии в воде содержится примерно одна четверть молекул паровод и три четверти молекул ортовод. Это состояние, скажем так, стартовое, естественное, природное, а для организма человека — комфортное для протекания жизненных процессов. При любом заболевании в первую очередь «расходуются» молекулы паровод. Американские ученые разработали даже теорию «Пароводная оценка состояния здоровья человека». Следует заметить, что под влиянием магнитных импульсов на воду один из протонов водорода в молекулах ортовод мгновенно изменяет свое состояние, и они превращаются в молекулы паровод, при этом мгновенно же выделяется значительное количества тепла как следствие перехода протонов водорода на иной, новый уровень. 

Зная работу получивших холодовой удар рефлекторных дуг, начиная с подкожных рецепторов во всех внутренних органах, мы достаточно ясно понимаем, откуда же возникает это внутреннее тепло около зон раздражения при обливании холодной водой. Интересно, чем вода холоднее, тем больше выделится тепла! Знание трансформации молекул воды при воздействии на них магнитных импульсов в качестве следствия электрических импульсов, возникающих в рефлекторных дугах (как снаружи, так и внутри жизненно важных органов человека), позволяет понять причины возникновения большого количества внутреннего тепла, либо же, пользуясь нашей аналогией, натекания и возвращения достаточного количества воды в Финский залив, позволяющего с головой укрыть обнаружившиеся на дне валуны. 

Кажется, именно здесь будет уместен рассказ о целебных принципах японской «антисауны». Вместо печки — морозильник, вместо сухого горячего пара плюс сто двадцать — воздух температурой минус 120 °C. Антарктида в сравнении с этой леденящей, практически космической стужей кажется едва ли не ялтинским побережьем в июле! И тем не менее от желающих поморозиться в «антисауне» нет отбоя. Процедура занимает совсем немного времени. Нагие люди проводят несколько секунд в «предбаннике», где температура равна минус 26 °C, а затем переходят не более чем на три минуты в «парилку» с температурой минус сто двадцать, после чего снова в предбанник с температурой минус 26 °C. Спортзал, серия гимнастических упражнений и — благостное исчезновение ревматических болей в суставах. Три месяца регулярных посещений подобных «бань» позволяет изгнать ревматизм без остатка. Что же происходит? Все дело в том, что наше тело покрыто тонким слоем относительно теплого воздуха, который может сдуть даже слабый ветерок. Однако в совершенно неподвижной атмосфере холодильника именно эта ничтожная прослойка на несколько секунд гарантирует нашу безопасность. Безопасность, но не тепло. Чудовищно низкая температура за короткое время как бы парализует наши нервные окончания, и, самое главное, холод порождает и мобилизует те резервныевозможности организма на молекулярном уровне, о которых только что шла речь. Собственно говоря, кратковременные воздушные холодовые воздействия в «антисауне» эквивалентны тем оздоровительным нагрузкам, которые человек получает при обливании или купаясь в проруби. 

Дело в том, что у воды теплопроводность почти в тридцать раз больше, чем у воздуха, и по субъективным ощущениям воздух при температуре минус сто двадцать не намногохолоднее, чем ледяная вода. Чем объяснить, что холодовой удар воды безопасен для любого непосвященного в течение минуты, а воздействие морозного неподвижного воздуха безопасно для нас в течение большего срока? Объяснение в том, что эта разница зависит от нашей системы терморегуляции, которая имеет некоторую инерцию, то есть срабатывает не мгновенно, а спустя определенное время после поступления в «центральный» штаб, в центральную нервную систему, сигналов от внешних рецепторов. И именно эту паузу организм использует для получения выброса «бесплатной» протонной энергии. 

Теперь прошу особого внимания! Импульсное тепло, подскакивающее до температуры 42,2 °C, возникает благодаря действию электрических импульсов рефлекторных дуг, что самое важное, больных клеток. Именно подобная высокая температура, превышающая 40 °C, губительна для подавляющего большинства вирусов, правящих бал в охваченных имиорганах или системах организма. Таков один из сокровеннейших секретов не просто оздоровления, но и в ряде случаев и сохранения самой жизни посредством регулярных закаливающих процедур. 

Думаю, после вышеизложенного физического обоснования уже не будет казаться чудовищным использование такого способа излечения от простуды, воспаления легких или какого-либо другого заболевания, связанного с ослаблением организма, как регулярное обливание двумя ведрами холодной воды с промежутками в два-три часа. Не покажется фантастикой разгром и полная капитуляция даже тяжкого заболевания за сутки-полтора — ведь в помощь обессиленным органам в порядке быстрого реагирования были доставлены резервы едва ли не космического могущества. Что при этом методе регулярных обливаний (или регулярного краткосрочного приема ванн с очень холодной водой) является абсолютно точным индикатором выздоровления и сигналом для прекращения подобной частоты процедуры? Нормализация пульса, возвращение его к тому количеству ударов, которое было характерно для него в период здоровья. Подчеркиваю: не быстрое падение температуры, а возвращение пульса к норме. 

Подумать только, какие огромные убытки несем мы от заболеваний разными простудно-воспалительными болезнями, так называемыми ОРЗ! Приходилось читать, что экономический ущерб от одной лишь эпидемии гриппа в нашей стране исчисляется цифрой в шесть миллиардов рублей в ценах 80-х гг., во сколько тысяч раз это больше в категориях нынешних? Я уж не говорю о ежегодной гибели тысяч людей от гриппа. Но неужели мы настолько консервативны, что неспособны преодолеть барьер своего трусливого страха перед благотворным воздействием целебного холода, оборачивающегося для нас возжиганием чуть ли не внутреннего источника термоядерной целебной энергии? Для того чтобы каждый в аварийной ситуации мог повторить поведение Ю. Г. Золотарева в поезде № 184, нужно всего-то немного: спокойный, даже с оттенком любопытства психологический настрой. 

Не мое дело сейчас анализировать методики лечения таких знаменитых врачей, как Кнейпп или Залманов: кто загорится этими благодатнейшими системами оздоровления, тот либо найдет соответствующие источники, либо поднимет общественность на широкое переиздание чудесных, практически полезных книг этих авторов. Я веду сейчас разговор лишь о необходимости для каждого из нас принять для себя закаливание в качестве обязательного звена в общей стратегии борьбы за здоровье. Закаливание, границыкоторого могут расширяться сколь угодно далеко для индивидуального человека, вплоть до состояний, которые непосвященным могут казаться просто явлением чуда, есть один из надежнейших способов сохранить и упрочить свой отпущенный Природой потенциал человека. 

Начинать надо именно с холодовых процедур, как наиболее близко соответствующих тем внутренним механизмам, которые сложились в процессе длительной эволюции. Будет ли это хождение босиком, будут ли это регулярные воздушные ванны, будет ли это обливание из ведра (что несравненно эффективнее, чем обливание из душа), будет это моржевание либо это будет совмещение всех видов холодового закаливания — суть одна: значительное увеличение наших энергетических возможностей и противостоянии тойцивилизации, разрушающей здоровье Природы и человека, в которую мы оказались погружены. 

Если мы реальные политики и думаем о нашем будущем, о наших детях, то особое внимание должны уделить их закаливанию. Примеры тому имеются. Например, Антон Дубинин, пятый малыш в семействе Татьяны и Михаила Дубининых, еще не родившись, купался с мамой в проруби. А решили завести его родители именно потому, что их предшествующие дети, пройдя вместе с ними замечательную закалку, показывают совершенно неординарные результаты. Денис, который тоже вместе с мамой все дни, предшествующие своему рождению, бегал на озеро и купался вместе с ней в любую погоду, стал развиваться после рождения не по дням, а по часам. В три месяца он уже становился на ножки, в пять месяцев у него появились первые зубки, а в семь он начал ходить… 

Суммируя этот раздел своих рассуждений, скажу, что подобные примеры порождают мысль о возможности положительных изменений в человеке даже на молекулярно-генетическом уровне, о пробуждении в организме тех, казалось бы, безнадежно упрятанных непосредственно в генах резервов, которые возбуждаются к активной деятельности под воздействием благотворных импульсов, идущих извне. 

С особым удовольствием я перехожу к перспективному разговору о закаливании организма посредством повышенных температур. Нормальная наша температура +36,6 °C — есть результат оптимального сочетания огромного количества внутренних процессов, объединенных химическими и физическими свойствами воды — главной составляющей нашего организма. При более высокой температуре отдельные процессы в организме протекают значительно активнее, чем при 36,6 °C, но они требуют и непропорционально большей затраты энергии. Так, например, температура, взлетевшая до 41 °C, сжирает примерно наш двухдневный энергетический рацион. И вместе с тем — обращаю на это особое внимание! — наружное разогревание организма, не требуя от него никаких собственных Дополнительных затрат, однако, приносит такую же активизацию в протекании жизненных процессов, как при внутреннем разогревании. Акцентировав на этом тезисе ваш взгляд, читатель, я начну разговор о тех преимуществах, которые дает нам регулярное интенсивное прогревание организма. Мне хочется начать «с козыря»: согласно открытию советских ученых, температура 43,5 °C убивает раковые клетки. Мы помним, что мгновенное воздействие температуры в больных клетках после холодовых воздействий достигает 42,2 °C — и это очень много. Каким же образом преодолеть этот ничтожный барьер в 1,3 °C, как ворваться в этот узенький коридорчик, где затаился с оружием наизготовку наш смертельный враг, и безоговорочно уничтожить его? Дело в том, что повышение температуры, пребывание организма у предела 44 °C, приводит его к крайне опасным изменениям белковых структур. Следовательно, как же решить эту диалектически противоречивую задачу, образно говоря: и невинность соблюсти, и ребенка родить, и свои собственные белковые клетки не повредить, и ликвидировать клетки проникшего внутрь организма коварного врага? (Особый вопрос, не в моей, разумеется, компетенции, — это специальная методика по разогреву пораженных онкологическими заболеваниямиобластей. Управляемая гипертермия с целью воздействия на онкологические заболевания — это серьезная отрасль серьезной науки.) 

Не буду, разумеется, утверждать, что посредством интенсивного термического воздействия, которому мы подвергаемся в парной бане, можно якобы перехитрить, превзойти охранительные силы нашего организма, стоящие на страже сохранности белков, и выйти на уровень температуры, превышающей губительный для них порог. Нет, чем выше наружная температура, тем интенсивнее охлаждающее потоотделение организма, автоматически предохраняющее внутренние органы от губительного для для них перегрева. Но! Дело в том, что уже на пороге и 41–42 °C, до которых защитные силы организма правомерны допустить повышение температуры, что уже и в этих условиях онкоклетки начинают чувствовать себя дискомфортно, в них происходят необратимые для них изменения. С этими изменениями уже способен совладать либо сам организм, если, разумеется, помочь его хозяину в плане психическом, либо с ними гораздо проще и легче расправятся соответствующие лекарственные воздействия. Гипертермия, к которой мы с удовольствием прибегаем в парилке, губительна также и для всех других возлюбивших нас вирусов. 

Диверсионный прорыв того или иного вируса сквозь многослойную иммунную защиту организма есть свидетельство того, что эта система была существенно пробита и пообветшала. И главное причиной подобного ее плачевного состояния является ее детренированность. Что происходит с мышцами наших ног, если мы практически прекращаем двигаться и все наши перемещения осуществляем с помощью разных видов транспорта и лифта? Мышцы ног в этих условиях закономерно атрофируются. Что происходит с системой иммунной защиты в той ситуации, когда организму самому не дают выработать достаточного количества лимфоцитов и макрофагов, но наталкивают в кровь искусственные образования, которые и должны принять на свои плечи ответственность за борьбу с враждебными вмешательствами? Естественные иммунные силы, никнут, угасают. И начинает вращаться-вертеться порочное чертово колесо: чем больше мы болеем, тем обильней наталкивают в нас разного рода якобы защитных средств, и в конце концов мы доходим до полного, нулевого отсутствия иммунитета, что с торжеством и доказало царственное шествие СПИДа. 

Проблема укрепления иммунологии, в частности целесообразности той или иной вакцинации, даже не злоупотребления лекарствами, но просто их употребления, настолько сложна и самостоятельна, что я касаться ее не стану. Чуть-чуть отвлекаясь, по видимости, в сторону, но в действительности оставаясь на главном направлении своих рассуждений о необходимости естественной тренировки всех систем для выработки эффективнейшего, совершенно непробиваемого иммунитета, способного предохранить нас едва ли не от всех грозных заболеваний, практически не предпринимается ничего — я имею в виду пчелотерапию? Существуют отработанные методики, наличествует великолепная практика, результаты которой способны вызвать восхищение, а кто хотя бы слышал о том, что подобное лечение где-либо применяется?.. Миллиарды рублей и десятки миллионов долларов утекают на производство химических лекарств, тех «костылей», которые делают нас зависимыми от них и беспомощными при их отсутствии, но нигде и никем не предусмотрено развитие «пчелоукалывания» — эффективнейшего средства нашей внутренней защиты, способа создания таких возможностей в нашем организме, которыепозволяют ему расправляться с самыми грозными заболеваниями при полной автономизации от аптек и каких-либо других лечебных заведений. Укрепление защитных сил организма в борьбе с постепенно увеличивающимися дозами пчелиного яда есть один из самых благотворных путей закаливания нашего организма, его естественного оздоровления. 

Однако возвратимся к закаливанию посредством высоких температур. Начало разговора о нем (связанное с проблемами иммунологии) было закономерным, но только к выработке несокрушимого иммунитета роль высоких температур не сводится. 

В отличие от холодового закаливания — в прорубь можно и очертя голову восхождение на Олимп гипертермии должно происходить последовательно и постепенно. Какие же красоты здоровой жизни откроются перед нами при этом? 

Разговор я буду вести применительно к русской парной бане. Финская сауна — дело доброе, но отсутствие веника в ней, как станет из дальнейшего изложения, значительно обесценивает ее оздоровительный эффект. За исходную точку восхождения принимаю полек русской парной бани, изумительное изобретение наших пращуров славян. Ну чтож, начинаю перечисление тех великолепных благ, которые мы в ней получаем. 

Самое первое: практически мгновенное избавление от стрессовых ситуаций, которые угнетали нас до порога бани. Спрашивается, какие могут быть переживания по поводу сложностей на работе или раздоров с женой, когда тело ваше попеременно попадает то в жгучие объятия пара, то в знойные объятия ледяной воды или сугроба, в который вы с разбегу бросаетесь! Ей-богу, в таких экстремальных условиях нам уже не до побочных переживаний! А это значит, что очищенная от гнета отрицательных воздействий психика начинает с безупречностью исправного автомата благотворно воздействовать на безупречное же исполнение функций всеми без исключения системами нашего организма. Мало ли? 

Второе: с восхищением вспоминая об успехах китайцев, вьетнамцев и японцев в сфере акупунктуры, об их умении воздействовать на различные зоны, каналы и точки нашеготела во имя оздоровления и активизации работы тех или иных функциональных систем, почему недооцениваем мы совершенно удивительное изобретение наших предков? Имею в виду прекрасное стимулирующее воздействие распаренного веника и раскаленного пара на все без исключения активные зоны, какие только существуют на нашем теле. 

На мой взгляд, это гениальное открытие стоит всех других открытий в области акупунктуры именно благодаря своей универсальности и интенсивности, которую можно регулировать по очень широкой шкале. Как поступает грамотный парильщик после того, как он первоначально посидит и попреет на полке? Он укладывается на спину и прежде всего начинает веничком прорабатывать стопы, что, как нам уже известно, активизирует деятельность всех без исключений внутренних органов. Следовательно, мы, прорабатывая двумя вениками две задранные кверху ноги одновременно и двигаясь от стоп к тазобедренным суставам, не только увеличиваем лимфоотток, но и великолепно стимулируем работу всех точек и всех каналов, расположенных на пути жгучего воздействия пара. Проработка рук от пальцев до плеча, глубочайшее прогревание живота и поясницы, проработка груди (в последнюю очередь области сердца) приводит к тому, что возрождаются под воздействием этих мощных температурных импульсов все без исключениянаши внутренние системы, которые, согласимся, невозможно одновременно стимулировать никаким иглоукалыванием. 

Разумеется, будет прекрасно, если ваши сподвижники по полку (да простится мне этот каламбур) воспользуются вашим разогретым состоянием для того, чтобы провести полный массаж ваших конечностей и, самое главное, вашего позвоночника. Я знаю целый ряд компаний, сплотившихся вокруг посещения парной бани, и у каждой из них своя система массажа, но, думаю, дело не в частных различиях методики подобных мастеров, но в том общем возрождении всех сил и возможностей организма, которое следует за этими истовыми манипуляциями. 

Разумеется, здесь самое время было бы поговорить о такой великолепной и самостоятельной сфере естественного оздоровления, как различные виды массажа, но эта тема столь велика и многообразна, что она требует особой книги. Подчеркну только основное: массажные процедуры способны возродить человека даже тогда, когда бессильными оказываются все другие способы. Спрашивается, какой может быть толк от лекарственных воздействий на тот или иной орган, если, к примеру, у человека вышел из строя иплохо функционирует какой-либо из позвонков спинного хребта, на который именно и задействован этот орган? 

Тот же, что и от вычерпывания моря ведром без донышка. Мануальный же массаж, например, возрождающий первопричину — нормальное функционирование всех отделов спинного мозга, — чудодейственно и реально способен вернуть человеку утраченное здоровье. Это лишь один пример, а ведь их может быть множество, тьма. 

Однако двинемся дальше. Третье: по подсчетам Залманова, капилляров в нас столько, что если их вытянуть в одну линию, то она достигнет Луны, то есть протянется на 400 000километров. Роль этих тонких сосудов для поддержания нормального здоровья переоценить невозможно — она гигантская. Но со временем получается так, что капилляры начинают забиваться, зашлаковываться отходами метаболизма (жизнедеятельности клеток), и в результате исподволь, постепенно, в прямой связи с выходом их из строя, естественно и закономерно ухудшаются все процессы кровоснабжения и обмена веществ. То энергичное расширение капилляров, которое связано с посещением парной бани, есть благо для них, а следовательно, и для всего организма, вплоть до самой последней его клеточки, ибо она, эта самая последняя клеточка, получает возможность перейти на снабжение по самым высоким необходимым ей нормам, а не по нормам, Урезанным в связи с переходом на систему уменьшенных пайков. 

Возрождение и поддержание в высоком тонусе самой протяженной системы нашего организма — уже ради этого стоило бы регулярно посещать парную баню и азартно обрабатывать себя веником. Но этого мало. Ведь неукоснительный ритуал контрастной смены температур в бане — от максимально высокой до максимально низкой — приводит к восхитительной гимнастике всех наших сосудов, к укреплению той самой необходимой им гибкости и прочности, к тренировке той самой их способности, которая и обеспечивает нам постоянное и нормальное кровяное давление. Его нормализация, которая осуществляется не посредством вторжения в святая святых организма бездушных химических наемников, но с помощью подобной естественной для организма гимнастики, вот истинный путь к полнокровной и здоровой жизни. 

Не буду педантом. Сколько пунктов ни называй, все равно будет мало. Ведь естественным способом мы очищаем организм от излишних солей, которые выводятся из него обильным потоотделением; мы обретаем идеальную кожу, поры которой, раскрывшись, отторгают всю забивавшуюся в них грязь (ведь кожа есть один из самых важных наших органов, и ее нормальная жизнедеятельность также залог человеческого здоровья); энергичной работой жаркого веника мы расщепляем накопившуюся в мышцах как результат их работы молочную кислоту. Сама по себе она разлагается очень плохо и долго, но под воздействием высоких температур процесс ее выведения из организма ускоряется многократно — недаром же после парной мы чувствуем себя как новорожденные, без признаков какой-либо мышечной усталости. А можно ли не упомянуть о великолепной аэрации легких прекрасными ароматическими настоями, которыми мы поливаем раскаленные камни? Можно ли не сказать о благотворнейшем воздействии тех насыщающих пар минеральных солей, которые образуются после микровзрывов на поверхности булыжников? Набиваемые в кожу веничком, эти микродозы минеральных солей чрезвычайно благотворно воздействуют на окончания нервных корешков, выходящих на поверхность кожи. А можно ли умалчивать о прекрасном воздействии процедуры на функционирование мужских гениталий, которое определяется контрастной сменой жары и ледяной воды, и т. д.? 

Думаю, дальнейшие суждения по поводу гипертермического закаливания нового качества уже не принесут: для колеблющихся сказанного достаточно, для тех же, кто уповает только на таблетки и на другие «цивилизованные» средства, все равно никаких аргументов никогда не достанет. Впрочем, до тех пор пока их в самое темечко, как говорится, не клюнет жареный петух, тогда они и сами всполошно закукарекают и панически замашут крыльями. Да как бы уже не было поздно. 

Итак, нахлобучиваем на себя старую фетровую или войлочную шляпу, чтобы уберечь от ожога кончики ушей, натягиваем на руки голицы, чтобы сохранить пальцы от обжигающего пара, и — вперед! 

Всем ли подходят вышеизложенные наставления? Конечно, нет. Повторяю снова и снова: подъем по лесенке, ведущей к закалке высокими температурами, должен быть постепенным. 

Вернемся к принципам закаливания в целом и допустим, что тяготение к термозакалке то ли уже убито в вас, то ли вы не умеете преодолеть панического страха перед нею у ваших вполне цивилизованных родственников, опасающихся за ваше подорванное этой же цивилизацией здоровье. Не отчаивайтесь, выход есть! Альтернативу предлагает восьмидесятишестилетний абсолютно здоровый, бодрый, энергичный инженер Константин Викторович Плеханов, племянник Георгия Валентиновича Плеханова. С помощью неутомимого и замечательного пропагандиста здорового образа жизни Стива Шенкмана он изложил свое кредо в журнале «Физкультура и спорт». Упоминание о его инженерной профессии здесь было не случайно. Дело в том, что способность к математическим расчетам привела его к великолепному конструктивному выводу: вот уже пятьдесят лет Константин Викторович не знает, что такое простудные заболевания, ему неведом путь в поликлинику, он не кашляет, не чихает, не сморкается — и все благодаря горячим обтираниям. 

Что происходит при горячих обтираниях? Горячая вода, которая ложится на теплое тело, тут же испаряется и в соответствии с нерушимыми законами физики уносит его тепло. При испарении 1 грамма воды кожа теряет около 0,6 ккал. Расчеты Плеханова свелись к следующему: поверхность тела человека примерно равна 2 м2 (200дм2),на увлаженение 1 дм2требуется приблизительно 0,5 грамма воды, для 200 дм2,следовательно, нужно 100 граммов воды. За 1 минуту испаряется 30 граммов, а за 3 минуты с лишним с кожи испаряется примерно 100 граммов теплой воды, что высвобождает 60 ккал. Уход такого количества тепла заметно охлаждает кожу и стимулирует повышенную теплорепродукцию. Регулярная тренировка делает этот процесс автоматическим: омовение кожи горячей водой дает мгновенную реакцию на выработку организмом дополнительного тепла. Поскольку горячее обтирание повторяется многократно, кожа не успевает переохладиться и новая порция теплой воды тут же согревает ее. Таким образом, происходит процесс расширения приспособительных возможностей системы терморегуляции, осуществляется закаливание организма. 

Существует, правда, некоторая опасность незаметного переохлаждения. Чтобы избежать его, Константин Викторович рекомендует плохо закаленным, ослабленным, пожилымлюдям начинать горячее обтирание постепенно, скажем, с обтирания рук до локтя или до плеч. Через некоторое время можно расширить площадь обтирания. Ни в коем случае не следует доводить себя до ощущения озноба, а после процедуры необходимо досуха растереться полотенцем. 

Любопытно, что контактное закаливание, то есть возникающее от контакта с холодной водой, прекрасно сочетается с испарительным. 

Что тут сказать? Способ Плеханова парадоксален, но он вполне укладывается в русло именно естественных воздействий на организм и естественных же реакций организмадля ответной работы. Любой человек особенный, судьбы людские неисповедимы, почему бы в запасе не держать и подобного способа расширения наших защитных возможностей? Практика является критерием истины, а результаты прекрасного долгожительства Константина Викторовича, который, кстати, зимой в свои-то годы обходится без пальто, подтверждает, что не может быть и не должно быть канонизации способа единого, по-казарменному однообразного, для всех. Хороша та система естественного оздоровления, которая предлагает несколько индивидуальных вариантов, равно успешных, подходящих каждому так же, как должна сидеть на нем одежда, пошитая специально для него. Единственный кумир, которого мы признаем, — это соответствие жизнедеятельности организма законам Природы. Они же, всеобщие, позволяют каждому вести себя в резонанс с ними, но индивидуально. 

Движение — пульсирующая сердцевина бытия 

Видимо, сейчас мы подбираемся уже вплотную к энергетической сердцевине нашего второго кита — к понятию «движение». Что это такое? Это отнюдь не суетня на кухне, хотя бы она и продолжалась целый день или целую жизнь. Это и не неспешная прогулка вдвоем-втроем, сопровождаемая задушевной беседой. Это даже и не любая физическая работа, пусть и дополненная перемещением тяжестей, как, например, перенос почтальоном сумки, набитой газетами и журналами. При всем том, что и кухонные заботы, и вдохновенные прогулки, и доставка прессы — все это абсолютно необходимые элементы в нашей жизни, сопровождаемые перемещением в пространстве, движением эти и многочисленные другие подобные им акции в полном смысле слова названы быть не могут. 

Движением является такая принимаемая нами на себя физическая нагрузка, при которой участивший свой ритм пульс, соответствующий 120–140 сокращениям сердца в минуту, входит в некоторую протяженность во времени, а не обозначает одноразового всплеска. 

Прекрасно понимаю возможность целого шквала логически обоснованных нападок на это вполне нелогическое определение. Так, например, мне могут возразить, что частота сокращений сердечной мышцы в определенных состояниях (например, при завершении бега на 400 м) может едва ли не вдвое превышать указанные мною границы, так что же, этот спринтерский бег не считать движением? Или другое опровержение: парильщик в излюбленной мною русской бане может на полке после того, как его знатно отпарят вениками соратники по общему делу, значительно превысить названные числа. Так что же — он двигался? И т. д. и т. п. 

Уважаемые коллеги, единомышленники, а также оппоненты, я сам прекрасно понимаю ненаучность своего определения, но стремлюсь в данном случае, минуя длинный забор механистически точных формулировок, выйти сразу на самую суть: сокровенный смысл движения, ведущего к оптимальному оздоровлению нашего организма, связан с повышением нагрузки на скелетно-мышечный аппарат таким образом, чтобы главнаямышца этого аппарата, чтобы царственная мышца, определяющая все и вся, чтобы сердце вышло на режим работы, в среднем вдвое более напряженный, чем при обыденной обстановке, и чтобы подобный режим систематически длился такое время, которое необходимо для обретения этой главной мышцей хорошей степени тренированности. 

Разумеется, от движения большие блага будут получать и все остальные системы и органы нашего многофункционального организма. Но мне важно сейчас акцентировать внимание именно на законе законов, на ключе ключей: на необходимости создания и постоянного укрепления прежде всего мощного сердца. Позволю себе сказать даже больше: и все предшествующие рассуждения о росте и развитии нашего духа, и все нынешние рассуждения о многообразных способах повышения энергетики нашего организма, и все последующие за тем рассуждения о рациональном питании и сопутствующих ему очистках организма — вся совокупность этих сведений и все действия, направленные на повышение нашей жизнеспособности, нашего здоровья, — все это есть пьедестал для возведения на него идеально здорового, сильного, прекрасного в своей многофункциональности сердца! Именно здесь находится та пульсирующая точка, от которой идут в гору возможности многосложной и универсальной системы здоровья, за которую я ратую на страницах этой книги. Именно здесь находится та пульсирующая точка, от которой мы способны послать совершенно удивительные по эффективности импульсы в страну новых, запредельных возможностей человека. Наверняка я дозрею до того, чтобы на заключительных страницах этой книги объясниться по вышеозначенному поводу более определенно. 

Итак, что конкретно движение дает живому организму? Почему бы вообще не обойтись без него? Осуществить вековечную мечту лентяев — полежать без тревоги и забот в тепле и сытости — помогли восьми подопытным собакам. Злодеи-экспериментаторы создали им соответствующий режим: собаки могли все время лежать на боку или на животе, получать корму столько, сколько хотели. Чистота в клетках была идеальной. И что же? Уже через двое суток все важнейшие показатели сердечной деятельности значительно ухудшились, а через два месяца эти изменения стали настолько глубокими и необратимыми, что, будучи возвращенными после жестокосердечного опыта в обычный режим подвижной жизни, животные смогли восстановить лишь наполовину исходные характеристики сердца. 

Что же существенное совершается в связи с движением? Да, активное Движение лечит атеросклероз, способствует устранению избыточного веса (то есть ожирения) и т. д. Лично я посредством систематического движения сумел восстановить капитально разбитые, сильно поврежденные неоднократными травмами колени. Каким образом? Я исходил из одного важного для себя постулата: своя кровь — лучший лекарь. Логика такова: чем более активный кровоток пройдет через поврежденный орган, тем больше, следовательно, этот орган получит всевозможных восстановительных веществ, необходимых ему для нормальной жизнедеятельности. Весь вопрос был в том, как организовать этот увеличенный кровоток, коль скоро были повреждены именно коленные суставы, источник наиболее активного движения. Выход был найден в том, что я бегал, либо тренировался на лыжах, надев на колени наколенники из эластичного бинта, которые и брали на себя на все время движения некоторые функции поврежденных связок и поврежденных менисков. 

Не могу сказать, что возрождение состоялось очень уж быстро — шли годы, но где-то после пятого и шестого года я почувствовал, что могу бежать уже и без наколенников.Они становились атрибутом все более редким, пока я не продолжил бег уже без них вообще. 

Во время активного движения в организме в целом, и в крови в особенности, совершаются многочисленные биохимические процессы. Так что дело не только в том, что увеличивается кровоток, но и в том, что меняется его качество, тем не менее постулат для меня остается незыблемым: своя кровь лучший лекарь, ибо она-то как раз и доставляетэту улучшившуюся кровь к месту лечения. 

Позволю себе небольшое отступление. Из безудержных фантазий недавнего прошлого вставал образ человека будущего в качестве некоего непомерного головастика. Подобные модели попытались даже проработать социологи на всесоюзных антропологических конференциях. Но как показывают время и логика, суть эволюции заключается не в гипертрофии мозга, а в усовершенствовании человеческого общества, позволяющего все больше и успешней задействовать те уже существующие в центральной нервной системе резервы, которые пока функционируют лишь в слабой, мало-малейшей степени. 

Аналогичным является принцип эволюции физиологических систем и физического развития человеческого организма. Дело не в создании гипертрофированного скелетно-мышечного механизма, а во включении в работу все большего числа тех возможностей, которые этот организм уже имеет, которые в него уже заложены. А заложены в него такие возможности, которые фантастам и не снились! Пока они, фантасты, прогнозировали появление людей с двумя, тремя или четырьмя несокрушимыми для любых трудностей сердцами (а у петухов уже и сейчас случается обнаруживать целые гирлянды нанизанных друг на друга сердец, дублирующих друг друга), ученые пришли к потрясающему выводу о том, что, фигурально говоря, в нашем организме может быть задействовано при нынешней его анатомической структуре до нескольких сотен сердец одновременно! Каким образом? За счет активной работы всех мышц без исключения. Дело в том, что мышцы — это не столько потребители той энергии, которую передает им сердце, сколько его активные помощники и соратники. Скелетная мышца вбирает и нагнетает кровь наподобие сердца и осуществляет это тем активнее, чем больше на нее приходится физической нагрузки. Природа для большей надежности кровоснабжения пошла по пути не увеличения количества сердец, а помощи оному — значительным числом надежных помощников. Экстракардинарные факторы кровообращения — венозные помпы, брюшной насос, грудная клетка и целый ряд других устройств — действуют как самостоятельные насосы. У человека более шестисот таких дополнительных сердец, шестьсот сердец, отпущенных природой! Это несколько больше, чем два или три замышленных изощренными фантастами, не правда ли? 

Да, мы знаем гигантов разума, которые сумели значительно превзойти КПД 4–6% от потенциальных возможностей нашего мозга, характеризующий среднестатический уровеньдеятельности интеллекта среднестатического человека. Но почему бы нам не обратить внимание и на тех людей, которые подняли также и свой КПД мышечной деятельности,увеличив возможности до высот, способных восхищать? (А разве не является вполне достижимым идеалом увеличение КПД и разума, и сердечно-сосудистой системы, причем при тесной и постоянной взаимоподдержке этих систем?..) Причем я имею в виду не те рекордные достижения, которые осуществляются в большом спорте и приводят их носителей, как правило, в последующем к краху и к катастрофе, к инвалидности в связи с непомерной вначале эксплуатацией всех шестисот сердец сразу, а потом к полному отключению их от какой бы то ни было нагрузки. Нет, я имею в виду тех людей, которые оказались способными выйти на действительно оптимальный уровень заложенных в них жизнеспособностей и поддерживать этот уровень в течение десятилетия за десятилетием. Вот уж это точно не фантастика! Примеров у меня достаточно, но чтобы не загромождать вашу память, читатель, я приведу самый, на мой взгляд, впечатляющий. 

Житель города Николаева Георгий Всеволодович Чайковский в 1988 г. закончил свой марафонский пробег со временем в три часа. Результат, казалось бы, не самый высокий, но дело в том, что Георгию Всеволодовичу исполнилось в тот год 75 лет. При росте 173 см его вес 57 кг, пульс 37–40 ударов в минуту, а давление 110/70 мм. Этот человек практически никогда ничем не болеет, его тренировочный режим за последние 50 (!) лет достаточно активен, не каждому молодому человеку под силу, но не изнурителен. Очевидно, этотрежим и является оптимальным для поддерживания высокого уровня здоровья и работоспособности. Вот результаты, демонстрирующие стабильность его уровня здоровья: в50 лет время марафонской дистанции — 2 часа 47 минут; 55 лет — 2 часа 40 минут; 60 лет - 2 часа 46 минут; 65 лет — 2 часа 45 минут; 70 лет — 2 часа 55 минут; 75 лет — 3 часа. За такое же время Георгий Всеволодович планировал пробежать марафон и в 80 лет. 

По оценкам специалистов, основанным на большом статистическом материале, регулярное движение значительно повышает жизнеспособность организма, то есть запас прочности его основных систем и резервные адаптационные возможности. Вычислено, что снижение к норме безмерно поднятого артериального давления на 12 мм ртутного столба в среднем продлевает жизнь на один год. Таким образом, нормальное функционирование всех систем организма, связанное с движением, суть реальный способ для омоложения нашего реального биологического состояния против календарного и, следовательно, продления нашей жизни. Если исходить, как предполагает кандидат технических наук Аркадий Шахнаровский, из конечного результата продолжительности жизни, то оказывается, что регулярные занятия, ведущие к повышению физической выносливости (плюс разумное ограничение питания, ведущее к уменьшению массы тела), заметно продлевает жизнь. Согласно приведенным статистическим данным, значительное увеличение жизни тех, кто начал заниматься оздоровительным движением даже после 60 лет, составляло большую прибавку, от одиннадцати до восемнадцати лет. Да еще надо присовокупить к этому значительно более интересную жизнь, чем она была бы без доброго состояния здоровья. 

При этом подчеркиваю снова и снова: наше здоровье не стоит на одном только ките, оно есть явление комплексное, слагающееся из совокупности взаимозависящих, взаимодействующих факторов, оно есть результат системы. Именно поэтому движение является категорией, находящейся на пересечении множества координат, каждая из которых по-новому определяет его и каждую из которых дополнительно определяет оно. 

Связь движения с духовно-эмоциональной стороной нашей жизни? Пожалуйста. Дети, которые начинают плавать раньше, чем ходить, получают больше, чем их сверстники, сигналов от окружающей среды, поступающих от периферии тела в центральную нервную систему, что приводит к ускоренному развитию их способностей, к большей психической устойчивости, к опережению в овладении языком (языками), в умении читать, рисовать. А разве самозабвенная колка дров или лихорадочное вскапывание огорода не снимаетстрессовых ситуаций, возникающих, например, как следствие семейных конфликтов? А разве преодоление длинных и сверхдлинных, ранее невозможных дистанций не приносит бегуну радости самоутверждения? А разве именно с движением не связана возможность испытать себя, понять свою собственную личность — вплоть до того, что Геннадий Швец, спецкор «Комсомольской правды», поменял свою высокопрестижную дубленку на шанс пробежать сверхмарафон в 555 км по Сахаре? В этом пробеге участвовало двадцать четыре любителя из Алжира, Франции, Венгрии, Чехословакии, ФРГ, СССР. 

Особую тему, конечно, мог бы составить разговор о тех возвышенных эстетических и этических переживаниях, которые приносят нам виды движения, особенно тесно сопряженные с сопричастностью великим стихиям природы. Альпинизм — это непрерывное острое наслаждение мощью и красотой первозданной Земли; парашютизм — плавание в безмерном воздушном океане; водные лыжи, гребля или любая из разновидностей парусного спорта — какое неразрывное слияние с водой и ветром, какое чувство постоянно расширяющейся души человека! И я, исповедующий безусловное первенство и приоритет первого кита, настаивающий на первоочередности обретения человеком духовности, с восторгом присягаю на верность той радости многообразного движения, благодаря которой наше маленькое бытие растворяется в колоссальном бытии окружающего нас мира. 

А вот пример конкретной взаимосвязи движения и эмоционального и духовного развития, более того, возвращения человека к жизни. Нет, я не буду сейчас снова вспоминать о феномене Дикуля и Власова, речь пойдет о трехлетнем человеке, девочке Наташе Куценко, которую хладнокровные профессионалы от медицины приговорили к неизбежной смерти от легочных заболеваний, но родители вопреки приговору девочку возродили. Вот отрывок из письма Николая Куценко, напечатанного в газете «Советский спорт»: «Каждое утро я с дочерью делал пробежку. Дистанции вначале измерял прямо по метрам. Затем месяца через два мы с ней могли пробегать уже рука в руку от 1000 до 1500 м. Не все дети в трехлетнем возрасте, насколько могу судить, так уж любят подолгу бежать на заданную дистанцию. И моей Наташе это было очень тяжело. Но я увлек ее сказками: веселыми, грустными, смешными, в которых говорил обо всем, что видел вокруг себя, сам придумывал их. Дочь слушала и бежала рядом. Я останавливался на самом, как мне казалось, интересном месте. А утром уже жду — вот Наташа сама поднимается и быстренько ко мне, дескать, побежим сказку слушать. Теперь она полностью здорова». Такой вот совершенно необычный вариант арабских сказок Шахразады. 

И далее. Разве движение не приводит к росту культуры наших взглядов на здоровье? К изменению режима питания, закаливания, отношений с временем? 

А разве те виды движения, которые порождают красоту тела, не меняют наших общих представлений о красоте и крепком здоровье как о ценностях, неизмеримо более высоких, чем меркантильная суета и неизменная возня вокруг стремления урвать и накопить? А разве систематическое движение не перестраивает всю структуру нашей личности, избавляя ее от пристрастия к алкоголю и никотину? Разве те высокие цели, которые мы ставим перед собой, желая овладеть той или иной вершиной в спорте, не заставляют нас критически пересматривать все свои недостатки для того, чтобы освободиться от них? И разве сама жизнь не выступает в своем единственно верном и достойном воплощении быть долгой и полнокровной, когда отсутствует такая беда, как болезнь? 

В конце концов движение напрямую связано и с экономическими критериями, и если у нас сейчас это недопонимают, то в развитых капстранах, как я уже упоминал, возникло«помешательство» на здоровье, ибо самые разнообразные виды оздоровительного движения по отношению к производству оборачиваются, как оказалось, не десятками, а сотнями миллиардов долларов, которые уплывают не в поликлиники, больницы и аптеки, но остаются у владельцев предприятий. Будем надеяться, что экономический заказ на здоровье в ближайшее время получит и у нас мощный импульс и найдет подтверждение в соответствующем социальном механизме. Тогда ни самому человеку, ни обществу не будет выгодна его болезнь. 

Да, движение, как здоровье в целом, находится в многослойном переплетении причин и следствий — уж что только с ним не связано! Возьмем, к примеру, столь необходимый нам повсеместно и повсечасно голос. Ведь состояние гортани, как в капле воды, отражает состояние всего организма, и обратная связь: когда голосовые связки издают звуки, то внутренние органы: мышцы, костяк, полости носоглотки, черепа, грудная клетка, диафрагма, живот — все они резонируют, причем каждый по-своему, и любопытно, что больные органы ведут себя при этом не так, как здоровые. Поэтому не только качество голоса зависит от нашего здоровья, но и наше здоровье зависит от всего, что называется звукообразующим комплектом. И получается, что нездоровое состояние гортани или неверная работа голосового аппарата могут привести к нарушению лимфо- и кровотока, в результате чего может быть снижена и сопротивляемость организма к инфекции. Так и получается, что владение голосом напрямую связано со здоровьем. Отсюда следует вполне логичный вывод: хорошее пение, при котором согласно звучат многие здоровые голоса, способно выправлять и корректировать физиологические искажения одного человека, благотворно влиять на весь организм. Инструктор физической культуры Анатолий Иванович Попов предложил метод, названный им «Физвокализ», то есть гармоническое взаимодействие всех мышц, для того чтобы они не искажали функции голосовых органов. В результате физвокализа улучшается работа сердца, исчезает одышка, перестает болеть горло, и все это есть следствие появившейся легкости в движении. 

Такими краткими и разнообразными штрихами я стремился обрисовать всепроникающую взаимосвязь движения буквально со всеми сторонами нашей жизни. Теперь, продолжая укреплять вашу, читатель, психическую установку на необходимость и обязательность движения, я вновь обращусь к важной для этой книги теме — к индивидуальному выбору (на этот раз к выбору аутентичного, соответствующего именно вам вида движения). 

Беда в том, что многие представляют себе возможность нагрузить сердце весьма узко и из-за этой ограниченности своего взгляда вообще не приобщаются к физической культуре: дескать, ни ездить на велосипеде, ни ходить в бассейн я не имею возможности. А ведь возможности для движения, для нагрузки мышц и, следовательно, сердца практически безграничны, была бы охота. Я знаю людей, которые преуспели и находят радость в отжиманиях от пола в самых разных модификациях этого упражнения: в обычных отжиманиях, и в отжиманиях на кистях, и в отжиманиях согнувшись, и в отжиманиях стоя кверху ногами у стенки, и в отжиманиях между двумя стульями, и в отжиманиях на концахбрусьев, и… и… и… 

Мне встречались люди, достигшие удивительных результатов в подтягиваниях. Они подтягивались и на перекладине, и на косяке двери, и на специальном тренажере-«лесенке», они удивительно легко и хорошо чувствовали себя при подтягиваниях на сучьях деревьев, и ничего странного нет в том, что древолазание при их возможностях, уже сопоставимых с теми, которыми обладает орангутанг, доставляло им немалую радость. 

Я знаю людей, которые умели приседать более тысячи раз и не просто уподоблялись в своих упражнениях механическим движениям помпы или поршня насоса, равномерно двигающегося вверх-вниз, но пользовались широким многообразием движений вплоть до прыжков типа лягушачьих или до выбрасываний всего тела из приседа вверх прогнувшись, при этом ноги и руки выбрасываются в стороны. Попробуйте-ка так взметнуться вверх восемь-десять раз, и поймете, каких усилий требует подобное упражнение, если человек способен его осуществить более ста раз, и поймете, какой степенью тренированности надо для этого обладать. Я мог бы написать возвышенную поэму о творческом даре одного из своих знакомых, который изобрел ни много, ни мало более двухсот упражнений с одним-единственным стулом, и если я скажу, что выглядел он, как Аполлон, то, честное слово, не преувеличу. 

Обратили ли вы внимание на то, что я сейчас говорил об упражнениях, которые исполняются в комнате (за исключением, конечно, древолазания, но подготовительные упражнения к нему также осуществляются в коридоре на перекладине)? Но разве этими примерами исчерпаны уже все возможности домашнего помещения? А бесконечное многообразие упражнений с резиновым бинтом, эспандером, тренажерами, гантелями и гирями? А систематический бег по периметру комнаты, который практикуют те, кто несколько стеснителен относительно своего внешнего вида и потому робеет появиться на улице? А совершенно восхитительные результаты, которые способна принести регулярная ходьбавверх-вниз по лестнице своего многоэтажного дома? Известны случаи великолепного улучшения здоровья у женщин, достигших весьма преклонного возраста, ибо постепенность и последовательность при исполнении этого упражнения принесли им чарующие результаты и в самочувствии, и в значительном омоложении внешнего облика. Таким образом, даже пределы собственной комнаты, коридора, балкона, лестницы способны стать стартовой площадкой для замечательного взлета вверх к прекрасному состоянию здоровья, причем на такой ракете, которую каждый выбирает сам и которая больше всего ему по нутру. 

Ну а если мы выйдем из дому? Вот, например, велосипед. Боже, какие возможности для развития собственной индивидуальности! Велосипед для равнины и велосипед для пересеченной местности, вы можете избрать спринт или длительные гонки, «пилежку» по шоссе или неторопливые вояжи по рытвинам лесных дорог, и все это — чудо движения. Предположим, вы на своем велосипеде доехали до Дворца спорта. О, силы небесные, сколько возможностей, сколько различных способов проявить себя! Одно дело зал для тяжелой атлетики, другое — для восточных единоборств, одно для волейбола или баскетбола, другое — для спортивного гимнастического многоборья, одно дело — зал для пинг-понга, совершенно иное — для аэробики… 

Но предположим, вы больше хотите сочетать движение с естественными стихиями. К вашим услугам бег во всех его многообразных модификациях, ходьба спортивная, лыжи гоночные, лыжи горные, плавание в реках и озерах, теннис на открытых кортах, спуск на байдарках с порогов и водопадов. А чего еще только не бывает на свете!.. И что интересно, никто не мешает нам заниматься по принципу соответствия своим влечениям. Если ты реактивен и к тому же общителен, то самое лучшее для тебя — заняться слаломом за компанию с такими же, как ты, любителями острых ощущений; если ты человек сдержанного, терпеливого характера, то почему бы тебе не испытать себя на перебежках, требующих большой выносливости и выдержки; если ты подвижен и музыкален, то самое удачное для тебя место — это секция спортивных танцев и т. д. 

Но ведь, с другой стороны, можно двигаться и прямо противоположным путем, исходя из принципа восстановления недостающего. Человек робкий и пугливый может отправиться в секцию бокса, самбо или каратэ, чтобы восполнить именно то, чего недостает в жизни, индивидуалист — с полным осознанием необходимости этого — отправится в такие виды спорта, как футбол или баскетбол, где без развития коллективного духа, столь необходимого для полноценного развития личности, делать нечего; человек с мощной и малоподвижной мускулатурой, пораздумав, способен осознать, что ему как раз недостает тех качеств, которые приносит с собой совокупность прыжков или спринтерских занятий — именно они помогут обрести этому силачу необходимую гармонию. 

Но существует и третий путь, а точнее, широкая дорога, двигаясь по которой человек совершенствует и те свои качества, которые от природы заложены в нем, и восполняет недостаток тех, которые она забыла заложить в него при рождении. Пользуясь многообразными, дополняющими друг друга видами физических упражнений, мы способны отгранить различные стороны своего психического склада и реализовать внутреннюю потребность в гармоническом развитии посредством занятий даже противоположными по направленности видами спорта. 

Существует множество замечательных книг и наставлений, в которых рассказано, какие наши системы начинают работать лучше при каких видах движения, с помощью каких методик. Имя этим пособиям — миллион. Каким поверить? Куда податься? Лично я нахожу, выход самый простой: стремился и стремлюсь испробовать себя всюду, где только ни представлялась возможность от футбола до байдарки, от гимнастики до самбо, от плавания до бадминтона, от легкой атлетики и лыж до гирь и штанги. Полагаю также, что в каждом из отдельных видов физической культуры, например в беге, следует чередовать разные дистанции и разные режимы тренировок. И главным критерием вашей правоты будет обретение удовольствия от возможностей неуклонного повышения нагрузок. 

Мой друг и единомышленник, человек прекрасной души и совершенного тела, Николай Пашнин, в прошлом рабочий-модельщик самой высокой квалификации, а ныне общественный инструктор по физической культуре, создал замечательную программу, по которой занимается сам и тренирует своих учеников. В эту программу входят тренировки таких восточных видов борьбы, как кунфу и ушу, туда входят упражнения динамические и изометрические, упражнения с отягощением и виброгимнастика, целая группа упражнений (и прежде всего на растяжку) по системе йогов и разного вида боя. Я уже не говорю, что методика Николая подразумевает глубокое овладение основами правильных представлений о питании и дыхании, о закаливании и борьбе со стрессами и многое-многое другое. Высокая нравственность, внешний облик этого человека, который выглядит на целое поколение моложе своих сверстников, несмотря на весьма трудную жизнь, — все это главный и решающий аргумент в защиту комплексного подхода к своему здоровью вообще, к разным видам движения в частности. 

Тут будет уместно напомнить, что в понятие «комплексного подхода» к здоровью всенепременным образом включается установка на выработку совместного солидарного духа. Когда ленинградские ветераны, например, бегут более 1000 км от города на Неве до стадиона «Жальгирис» в Вильнюсе, они не только и не столько стремятся к накачиванию своих мышц, сколько к тому, чтобы испытать убедительное чувство своего единства и сплоченности, сколько для того, чтобы приобщить других людей к тому образу жизни, который приносит радость. И можно быть уверенным, что если ветераны по многу раз уже участвовали и в этом сверхмарафоне, и в других пробегах протяженностью в сотни и тысячи километров, то именно потому, что они получали удовольствие, выше которого трудно себе представить, — от трудного и удачного совместного дела. И если молодожены Сергей Федькин и очаровательная Татьяна Рощина, сопровождаемые полусотней своих друзей-бегунов, проделали путь от парка культуры и отдыха им. Горького до Кремля, а затем пробежали двенадцатикилометровый маршрут в свой клуб к свадебному столу, заставленному фруктами и соками, где самым крепким напитком был чай, то такое начало их совместного супружеского пути, разумеется, свидетельствует о крепости не только физического здоровья, но и нравственного. И если по всей стране начинают возникать клубы, в которые люди собираются не только для того, чтобы освободиться от своих болячек, но и для того, чтобы резко поднять свои человеческие возможности, то самое главное в этих клубах то, что каждый знаком с каждым, что общие заботы, как общие крылья, поднимают каждого выше, чем он был раньше. И если в этих клубах еще есть и дети, и их родители, и бабушки, и дедушки, то мы получаем некоторую модель того общества, того всесторонне здорового общества людей, к которому мы в целом и стремимся. Мы обретаем упругую энергетическую сферу того коллективного поля, которое сохраняет жизнь и здоровье находящихся внутри нее и способно, подобно незыблемому бастиону, отбить любой набег злобной вирусной орды. 

Когда председатель американской общественной организации «Бегуны мира» Дэн Дрю приехал в Москву для участия в Международном марафоне мира, то вначале он делился своими конкретными методиками, суждениями о системе тренировок. Он дружески указывал, например, что для бегущего на первых порах важна не дистанция, а только время бега: тридцать минут — хорошо, шестьдесят — отлично. Он поделился любопытными сведениями о том, что в Америке сейчас не модно, как это было в недалеком прошлом, собираться для общения в домах посидеть-поболтать за чашкой кофе или чая, — но все более утверждается такой способ общения с друзьями, как прогулка в темпе либо бега, либо спортивной ходьбы. И многое другое рассказал он, в частности, что в США на старты различных марафонов в год выходит приблизительно 180 тысяч человек. 

Но затем в беседе с корреспондентами «Советского спорта» этот сорокасемилетний врач, отец большого семейства из городка Джаспер в штате Индиана, сказал главное: он сообщил, что общество «Бегуны мира» преследует прежде всего гуманитарные цели, что его члены стали борцами за мир и разоружение. Их девиз — «За мир без голода». Организация «Бегуны мира» имеет филиалы в тридцати странах. Дэн Дрю говорил следующее: «Сегодня любой знает о трагедии Хиросимы, знает о том, что один ядерный взрыв сброшенной на нее бомбы сразу унес сто пятьдесят тысяч жителей. Но кто знает о том, что ежедневно в мире сорок тысяч человек умирает от голода? Каждые три дня незаметнои тихо в мире вершится своя Хиросима. Каждые три дня! Организуя пробеги и лекции, мы стремимся привлечь внимание человечества к этому страшному факту. Я верю, в результате пробуждения сознания, в результате информационности развернется и борьба общества с голодом. Тем более что в мире уже сейчас достаточно продуктов и технологий их получения, чтобы накормить человечество». Дэн добавил по-русски: «Американцы и советские люди могут бежать плечом к плечу долгие мили. Это лучше, чем ссориться…» 

Такие вот нити тянутся между движением — высоким духом — и самой возможностью сохранения и упрочения человеческой жизни на Земле. 

Сто прекрасных принципов дыхания, или «Куда же бедному крестьянину податься?» 

С незыблемой уверенностью можно утверждать, что нет более важного, всезначащего процесса в нашей жизни, чем дыхание, ибо без еды человек способен жить десятки суток, без воды — несколько дней, а без воздуха считанные минуты. Никакое движение, ни сама жизнь не возможны без дыхания. И вместе с тем не менее уверенно можно утверждать, что подавляющее большинство населения ни о каких правильных системах дыхания не слыхало и живет в этом отношении как живется, дышит как дышится. 

Подобное целинно-залежное состояние способствует преждевременному увяданию организма, с одной стороны, с другой — замедленному выздоровлению в тех случаях, когда надо победить болезнь. А причина в том, что природа скроила нас в этом отношении с удивительным запасом прочности: потребляя лишь 1 % кислорода от того максимума, который мы способны взять своими легкими, мы, тем не менее, не только существуем, но и умудряемся ходить на работу, заниматься общественной деятельностью, энергично обсуждать у пивного ларька все новости внутренней и внешней политики, а в оставшееся время даже интересоваться семейными проблемами. Да, резервы заложены в нас воистину неисчерпаемые, если при глубоком своем невежестве мы доживаем до среднестатистических семидесяти лет. Человек, который живет на подобном урезанном пайке, ни ксущественным физическим нагрузкам оказывается не готов, ни к активной мыслительной нагрузке, ибо усиленно работающий мозг требует богатой кислородом крови, ни, извините, к энергичным супружеским трудам. Это с одной стороны. 

С другой: доктор Константин Бутейко получил в 1983 году авторское свидетельство на способ лечения от ряда заболеваний при помощи как раз отказа от глубокого дыхания, за счет дыхания неглубокого, поверхностного, за счет повышения уровня углекислого газа в легочных закромах, а следовательно, и в крови. Метод Бутейко, основанный на поверхностном дыхании, уже привел к излечению немалое число больных, страдавших тяжелыми формами бронхиальной астмы. 

Несокрушимая логика лежит в основе практики и поверхностного дыхания по Бутейко, ибо искусственное снижение содержания кислорода в альвеолярном воздухе вызывает соответствующую охранительную реакцию организма, который ждать не может, которому кислород нужен ежесекундно: организм реагирует на неблагоприятную ситуацию расширением сети кровеносных сосудов, что позволяет омывать ткани большим количеством крови и, таким образом, несмотря ни на что, добывать необходимый минимум кислорода. Расширение же сосудов — это снижение кровяного давления, это существенная помощь гипертоникам. 

Независимо от К. Бутейко кандидат технических наук А. Рылов предложил метод закалки кислородным голоданием от стрессов. Он справедливо утверждает, что зарядкой, зимним купанием, бегом, сауной, акупунктурой и другими тренировочными стрессами следует держать в тонусе стресс-лимитирующие системы, чтобы быть готовыми к ударам настоящих, разрушительных стрессов. 

Много помудрив с кроликами и крысами, ученые пришли к неожиданному выводу: последствия разных видов адаптации для организма отличались так же разительно, как и воздействие на него, например, валидола и пенициллина. Так, интенсивные занятия бегом усиливают сократительную способность сердца и повышают его выживаемость в случае закупорки коронарных сосудов. Зато ухудшается электрическая стабильность этого органа, проводимость в нем возбуждения, вызывающего координирование сокращениямышц. Поэтому растет вероятность аритмии и даже остановки сердца. Не потому ли в последние десять лет более двухсот марафонцев умерло на беговой дорожке от остановки сердца?.. 

Всем известно, что «моржи» простужаются реже обычных людей. Однако мало кто знает, что их адаптация к холоду вызывает атрофию печени и падение в организме холестерина гораздо ниже тех значений, которые можно было бы считать благоприятными для профилактики атеросклероза. Следовательно, нужно изучить так называемые перекрестные виды адаптации. Вот что это такое: структурный след, оставленный одним фактором перестройки организма, часто тянет за собой звенья, повышающие стойкость организма по отношению к другим стрессовым воздействиям. Например, выносливый к физической нагрузке человек быстрее привыкает к высокогорному, бедному кислородом воздуху. Это и есть так называемая перекрестная адаптация. 

Двадцатилетние опыты над животными, попадавшими, что называется, из огня да в полымя, обнаружили, что самый разветвленный структурный след оставляет приспособление к недостатку кислорода. У тренированных к гипоксии крыс повышалась устойчивость к физическим нагрузкам и острой ишемии сердца, легче протекали инфаркт миокардаи инсульт. Они обучались быстрее и лучше их сородичей и были менее подвержены неврозам. Тренировки на гипоксию уменьшали также гибель животных от радиации, аллергических реакций и некоторых других повреждающих факторов. 

Было бы непростительно, правильно утверждает А. Рылов, если бы все эти блага оказались уделом только лабораторных крыс и тех людей, которым посчастливилось жить в невысоких и средних городах. Что из этого следует? В условиях официальной медицины — строительство гипобарических камер или даже салонов, где человек пребывает по нескольку часов в условиях недостачи воздуха. А что это означает для нас, лишенных возможности пользоваться подобными салонами? Это означает необходимость таких видов дыхания, таких упражнений, при которых нам приходилось бы постоянно преодолевать благодаря нагрузкам и перегрузкам хроническую нехватку воздуха, кислорода. 

Что любопытно: разногласия в ученых кругах существуют не только в области теории («кислород — это сама жизнь», нет, «кислород — опасный яд») это бы полбеды, но главное, в практических методиках! Об успехах метода Бутейко я уже сказал, но весьма эффективная парадоксальная дыхательная гимнастика Стрельниковой построена как разна том, что раз за разом, нагнетает в легочные мешки, до самых последних альвеол, как можно больше кислорода. Классическое количество упражнений — 1100 вдохов за примерно 11 минут (для тренированных людей). Этот принцип усиленного накачивания легких кислородом приносит великолепные исцеляющие результаты и придает людям, которыеим занимаются, значительный заряд энергии, бодрого, активного настроения. Следовательно, и малое количество кислорода в дыхании ведет человека к оздоровлению (Бутейко), и изобильное его количество также способно породить здоровье (Стрельникова)! Как тут не запутаться? «Куда же бедному крестьянину податься?» 

И если бы только два равно эффективных метода противостояли друг другу! Но существует также превосходная, научно обоснованная методика полтавского врача Виталия Дуриманова, которая сводится к дыханию мелкими порциями: вместо одного большого вдоха — три-четыре коротких вдоха через нос и вместо длительного выдоха — три-четыре столь же коротких выдоха через рот. Логика Дуриманова глубока и последовательна: он связывает сигналы, идущие от дыхания в соответствующий центр мозга, с эмоциональными воздействиями повышенной мощности, которым противостоят эффективные противодействия: плач и смех. Как мы знаем, дыхание при смехе и при плаче короткое, осуществляется оно мелкими порциями. 

Таким образом, частое, прерывистое дыхание снижает воздействие чрезмерно сильного эмоционального импульса и уравновешивает как процесс возбуждения и торможения, так и давление в сердечно-сосудистой системе. Порциональное дыхание Виталия Дуриманова, безусловно, есть прекрасный способ посредством прерывистого вдоха и выдоха регулировать физическое и психическое самочувствие. 

Чем плохо? 

В свою очередь, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой физического воспитания Ставропольского медицинского института В. В. Гневушев предлагает свою оригинальную методику, которая тоже принесла немалую пользу уже тысячам людей, перешедшим на нее. Стереотип дыхания по Гневушеву заключается в том, что вдох следует делать реже, длиннее и менее глубоким, чем это принято в повседневном дыхании. По методике Гневушева, вдох не должен быть полным и человек должен сохранять возможность при желании продолжить его еще несколько секунд. Что же касается выдоха, то он должен совершаться непроизвольно, пассивно и также растянуто. Общим с методикой Дуриманова здесь является то, что подобным образом ликвидируется чрезмерное возбуждение дыхательного центра мозга. Эксперименты показали, что гимнастикой Гневушева можно добиться того, что вдох растягивается вдвое по сравнению с первоначальным, — дыхание становится реже и расход кислорода значительно оптимизируется, то есть этотвид дыхания является физиологическим для организма, поскольку организм с готовностью воспринимает и запоминает все тренируемые нагрузки. 

Существует ряд систем, направленных на то, чтобы пользоваться различными системами в различных обстоятельствах и в разное время суток. Есть и такая рекомендация: во время физической нагрузки, например длительного бега, вообще забыть о всяческих рекомендациях, поскольку организм сам отрегулирует и потребление кислорода, и необходимые для жизнедеятельности запасы углекислоты. В то же время можно встретить сейчас уже и рекомендации прежних времен, например «Новую систему» А. К. Анохина (1909 г.), в которой обстоятельно описывается дыхательная зарядка, основанная на медленном глубоком вдохе до 30 секунд и почти таком же по длительности выдохе. Прилагаемые фотографии убедительно свидетельствовали о росте физических возможностей людей, которые регулярно занимались по системе Анохина. 

Журнал «Вьетнам» в 1985–1986 гг. опубликовал систему рационального дыхания, корни которой уходят в глубокую древность. 

Говоря о прежних временах, достойно ли делать вид, что не существует огромных достижений полного дыхания йогов, которые предполагают максимально глубокий вдох и специальную методику заполнения воздухом всего объема легких за счет опускания диафрагмы, выпячивания живота и расширения ребер? Отметим, что забранный до отказа воздух задерживается в легких достаточно долго. Смысл благоприятных упражнений йоги, которые, напомню, пережили уже многие тысячелетия и ныне верно же служат здоровью людей, заключается в том, чтобы полное дыхание стало автоматическим, совершенно естественным для человека, который им пользуется. Полное дыхание йоги способно оказывать воздействие на все без исключения системы жизнедеятельности организма и не только повышает жизненный тонус человека, но и значительно увеличивает его способности к познанию и восприятию окружающего мира. Обучение глубокому дыханию сопровождается обучением выполнению таких поз, которые закрепляют в физиологической памяти организма успехи, достигнутые в полном дыхании. Книга «Наука о дыхании индийских йогов», написанная йогом Рамачеракой, великолепная энциклопедия чистой и здоровой жизни, охватывающая практически все аспекты человеческого здоровья, вплоть до самолечения и лечения других. Хочу заметить также, что существует множество и других весьма солидных пособий, изданных в Старом и Новом Свете, основанных на дыхании йогов, но с модификациями применительно к образу жизни современных европейцев или американцев. 

Как видим, систем (и названных, и неназванных) существует превеликое множество. И действительно, «куда же бедному крестьянину податься?» 

Попытаюсь изложить свои выводы по поводу всего того взаимоисключающего и взаимодополняющего многообразия систем. Я пришел к ним путем длительных теоретических ипрактических поисков, и, кажется, они не только снимают враждующие противоречия крайних способов, но и настолько просты, что позволяют быстро овладеть автоматическими навыками действительно рационального дыхания. 

Сначала о платформе. Бесспорной является потребность организма в достаточных дозах кислорода. Что значит «достаточных»? К. Бутейко полагает: кислорода человеку вполне хватает при норме, равной 15 % от той, что ему предоставлена природой на уровне моря (это примерно столько же, сколько в горах на высоте в 3 тысячи метров). 

Бесспорной является и необходимость наличия 7 % углекислого газа в воздухе легких для того, чтобы оптимально функционировали все сопряженные с легкими системы, и прежде всего сердечно-сосудистая. 

И поскольку это действительно так, поскольку требуется и то и другое, то какой смысл в споре тупоконечников с остроконечниками? Логично предположить, что полным является лишь то яйцо, в котором, образно говоря, имеются и тупой, и острый концы. 

На мой взгляд, решением, которое снимает все разноречия противостоящих систем, является наличие такой полноправной фазы дыхания, как пауза. Причем пауза, то есть задержка дыхания, осуществляемая и после вдоха, и после выдоха. График бытового, то есть безграмотного, дыхания можно представить себе в виде зубьев бесконечной пилы— изломанной линии, равномерно приподнимающейся вверх и тотчас опускающейся. График йоговского дыхания можно изобразить в виде уходящей вдаль связки горных плато, где на смену постепенно возвышающемуся горному подъему (вдох) идет обширная равнина (пауза), за которой следует пологий (выдох) спуск и снова взлет, равнина, спуск и снова взлет, равнина, спуск. Дыхание по Бутейко можно выразить рисунком невысокой и небольшой в основании горки (вдох-выдох), вслед за которой простирается протяженная плоская долина (длительная задержка дыхания) и т. д.: невысокий холм, вслед за ним долгая равнина, холм — равнина, и так всю жизнь. 

Как видим, рисунки весьма разнятся. Всеохватывающим же, по моему опыту, является график, повторяющий рисунок зубцов на крепостной стене: площадка, взлет, горизонтальная линия, спуск, площадка, вертикальная линия вверх, площадка, вертикальная линия вниз, площадка и т. д. То есть пауза, или задержка дыхания, является в этой системе столь же важным и обязательным компонентом дыхания, как вдох и как выдох, причем и перед вдохом, и перед выдохом, и после вдоха, и после выдоха. Хочу сказать, что не имеет смысла заранее указывать соотношение размеров площадок с высотой зубцов — это дело абсолютно индивидуальное, зависящее как от соотношения субъекта, так и от объема выполняемой работы. Здесь важен принцип. Этот принцип ритмической задержки дыхания позволяет вырабатывать столько углекислоты, сколько организму потребно,что же касается кислорода, то странной была бы его регламентация независимо от рода конкретной деятельности и реального состояния, в котором мы пребываем. Одно дело — отход ко сну, совсем другое интенсивный бег по длинному тягуну наверх. Повторяю: важен именно принцип, а модификации его могут быть разнообразны, вплоть до того, что после длительного бега или велокросса размер той или иной паузы может быть крайне невелик. Тесты по Бутейко на задержку дыхания после выдоха показывают, что овладение графиком «крепостная стена» позволяет легко выдерживать паузу и в 60 секунд, и много больше (работая в коллективном поле со своими «колхозами», нам доводилось задерживать дыхание и на несколько минут). Я хотел бы еще добавить, что прямые линии этого графика вполне могут быть украшены и на вдохе, и на выдохе вибрациями по Дуриманову или Гневушеву. 

Имеется, правда, «секрет», позволяющий с максимальной степенью эффективности определять соотношение всех элементов «крепостной стены», каждый раз различное в зависимости от степени испытания нагрузки. Дело в том, что базовой величиной, своеобразным модулем в этом построении является ритм ударов сердца. Автоматическая настройка всего организма именно на этот единый определяющий и организующий ритм создают настолько удивительный, согласный резонанс всех этих систем, что физическая нагрузка вызывает удовлетворение, радость и наслаждение, и не просто мышечную радость, а совершенно особое состояние организма и, следовательно, психики. 

Что означает практически эта соразмерность, эта кратность дыхания ударам сердца? Поясню очень простым примером. Конечно, можно исходить из времени и на каждый вдох, например, тратить 6 секунд, на задержку 12 секунд, на выдох, скажем, тоже 6 секунд и т. д. Можно исходить из темпа шагов и на каждый вдох тратить три пары шагов, на задержку шесть пар и т. д. Но лучше всего в основу масштаба положить ритм сердечных ударов, то есть самый органичный для человека, для каждого свой ритм, определяющий кстати, состояние его психики. Так вот, когда базовым основанием является всегда новый, вызванный обстановкой отсчета и нагрузкой размер и когда дыхание работает в заданном именно им соотношении вдоха, выдоха и паузы, ориентируясь на этого безусловного главнокомандующего, то эффект (я исхожу из собственной практики, из своих ощущений) является наилучшим… 

Имеется еще один аспект проблемы дыхания. Он заключается не в том, как мы дышим, а в том, чем мы дышим. Что говорить об экологическом состоянии нашей атмосферы? Это разговор особый. Бороться за экологическую чистоту атмосферы необходимо силами общественности и государства. Но обязательно ли привлекать общественность к борьбе за чистоту того индивидуального воздуха, которым мы сами отравляемся, вдыхая никотин? Да, мне довелось слышать мнения таких курильщиков, которые прямо и без обиняков заявляют: «Вот если у нас по примеру США начнут увольнять, штрафовать или на производстве депремировать курильщиков, то я, само собой разумеется, тотчас курить перестану». 

Выход нашим руководящим органам подсказывается радикальный, но я не уверен в том, что они к нему прислушиваются, — слишком много у них других забот. Но, может быть, имеет смысл и каждому в отдельности продумать, откуда идет и к чему приводит эта наркотическая привычка. 

Курение как образ жизни вызывается потребностью получения некоего удовлетворения извне (или иллюзии удовлетворения). Иными словами, это есть очевиднейший симптом «потребиловки», той самой всепожирающей человечество нравственной болезни, которая лежит в основе всех без исключения трагических неприятностей, переживаемых сейчас нашей бедной маленькой планетой. И коль скоро все мы связаны между собой, ибо плывем в одной лодке, имя которой Земля, и коль скоро создание нашего здоровья есть работа системная, во главе которой стоит забота о духе здоровом и доброжелательном, то курение как омерзительный акт, уносящий преждевременно тысячи и тысячи жизней ежедневно, как символ ущербного духа на нашей планете, как факт эгоистического пренебрежения интересами других, должно быть устранено из нашей жизни. Иначе какой смысл говорить нам о принципах здорового дыхания? Более противоестественное и отвратительное зрелище, чем курильщик на лыжах, представить себе трудно, тем не менее сюжет распространенный. 

Чтобы не заканчивать светлой главы темным штрихом, поведаю об одном оригинальном способе отказа от курения. Он любопытен тем, что здесь рефлекторная дуга «преступление-наказание» вытягивается не на двадцать лет, куда-то в абстрактное далекое, где меня то ли поджидает, то ли нет раковая пропасть, но отсрочка возмездия измеряется всего лишь несколькими часами, а то и минутами. 

Для того чтобы эффективность исцеления была абсолютной, вы как честный человек должны пообещать себе, что, взяв на себя обязательство, будете неукоснительно выполнять его, иначе лишитесь самоуважения. В чем же заключается это обстоятельство? Вы побуждаете себя после каждой выкуренной папиросы выпивать стакан холодной воды. Что тут особенного? Выкурил — выпил. Выкурил вторую — выпил второй стакан. Третий стакан пить что-то не хочется, но вы ведь честный человек: раз взяли на себя обязательство, раз дали слово, то должны его сдержать. 

И вот возникает противоборство между желанием искурить и нежеланием ощущать тяжесть в мочевом пузыре. Однако желание выкурить еще одну все-таки одолевает вас, и тогда вы, как честный человек, начинаете сталкиваться с целым рядом случаев комических или трагических, но всегда неприятных. То вам настоятельно понадобиться выйтииз кабинета на глазах у начальника в самый драматический момент важного совещания, то во время прогулки вас прижмет так, что свет станет немил и вы попадете в страшное неловкое положение, нарушая правила благоприличия, — с оштрафовыванием и сообщением по месту работы о вашем отвратительном проступке; то в самый разгар лирического объяснения вы должны будете позорно бежать перед произнесением решающего слова, от которого, может быть, зависит счастье всей вашей жизни и т. д. 

И тут уже приходится выбирать: либо оставаться честным человеком, уважающим самого себя и данное самому себе слово, и сокращать, причем беспощадно, количество выкуриваемых папирос (особенно при воспоминании о том позорном документе, который прислала милиция на ваше предприятие), либо махнуть на все рукой и, окончательно перестав себя уважать, покатиться по наклонной плоскости к признанию своей нравственной ничтожности. Не велика ли будет цена такого «удовлетворения»?.. 

Завершить эти суждения об анатомии второго кита я хотел бы некоторой сентенцией относительно нашего отношения к нашим же недостаткам. В некоторых шахтах у горняков есть обычай — брать с собою под землю клетку с канарейкой. Дело в том, что канарейка чрезвычайно чувствительна к ничтожным количествам метана, и если воздух в шахте чист, то птичка беззаботно чирикает и не выказывает никаких признаков беспокойства. Но едва она учует, что воздух изменился, то буквально сходит с ума: начинает кричать, верещать, бегать кверху ногами по крыше, вести себя крайне беспокойно. Как можно поступить в подобном случае? 

Выход первый: свернуть кенарю голову, чтобы он не надоедал и не беспокоил. Выход второй: принять разумные меры к ликвидации газа и проветриванию шахты. 

Так вот, когда мы начинаем замечать какие-то тревожные сигналы, подаваемые нашим организмом, то, может быть, тогда имеет смысл не глушить их разного рода химическими снадобьями (откручивать кенарю голову), но принять надлежащие меры для того, чтобы исчезли не симптомы, но прежде всего породившие их причины? И если любая болезнь есть свидетельство нехватки энергии в организме, то, может быть, самый разумный путь — это путь обретения этой столь необходимой нам для нормальной, здоровой, счастливой жизни энергии?.. 

Глава четвертая 

КОНЦЕПЦИЯ ЧИСТОГО ОРГАНИЗМА 

Почему школяры и крысы становятся алкоголиками, или Как на широкой шкале продуктов питания точно определить именно свой участок 

Большой и трудный разговор о нашем питании мне хотелось бы начать с такой-то вот картинки. Однажды возникнув, она никак не хочет уходить из памяти и, напротив, назойливо, раз за разом проецируется на внутреннее зрение, на сознание. А картинка такая: все мы, человечество, в развеселых теплушках, длинными эшелонами, с гармошками и песнями, вкушая от полбанок и прочих радостей, мчимся вперед, не видя, что как раз там, куда мы так торопимся-поспешаем, густо дымят трубы крематория. Мы въезжаем прямо в широченные врата и, не успев оглянуться, оказываемся уже в этих печах неслыханной пропускной способности… Небольшая компания, однако, сошла с этого эшелона еще до ворот и пересела на поезд, который движется в обратную сторону. Это великолепный поезд, в нем купе повышенной комфортности, и его обслуживают вежливые проводники. Группа пассажиров все дальше движется от этих труб с черным дымом, все лучше и совершеннее становится ее жизнь, все более четко и радостно функционирует ее мышление. И единственное, что без устали их грызет, это сожаление: почему же, ну почему этот чистый фирменный поезд, в котором они едут, в общем-то пуст? Почему так мало пассажиров едет с ними в другую сторону?.. 

Разумеется, процессы старения, процессы реализации заложенной в организме генетической программы происходят даже и в наисовершеннейших фирменных поездах, которые в конечном счете прибудут туда же, куда движутся и теплушки с развеселыми частушками. Но прибудут они туда гораздо позже. 

Я нарисовал красочную лубочную картинку в связи с тем, что именно питание, а чаще всего и в подавляющем большинстве случаев обжираловка и поддаваловка, есть незыблемая, неколебимая, абсолютная ценность бытия подавляющего большинства обитателей теплушек. И, следовательно, влекомые прежде всего ими, столь весело и целеустремленно спешат люди превратиться в черный жирный дым. 

Да, именно проблемы, связанные с пищей нашей насущною, столь очевидны, что люди прежде всего с ними и сопрягают состояние своего здоровья. Недаром же 98 % процентов вопросов в тысячах писем, напомню, порожденных моей статьей «Три кита здоровья» в журнале «Нева», прямо и непосредственно были связаны с различными анатомическими особенностями именно третьего кита. Речь далее и пойдет об одном из чрезвычайно важных факторов нашего долговременного здоровья. 

Сделаю небольшое отступление. Из предыдущих глав уже, кажется, стало ясно, что по какому-то стечению обстоятельств я обладаю возможностью диагностировать людей, не прикасаясь к ним. Я не врач. Не всегда могу сказать, как называется участок этого больного органа, как звучит по латыни эта жилочка или эта косточка. Разумеется, кое-что знаю, но отнюдь не на том высоком уровне, которым владеют профессиональные врачи. Суть в другом: я прибор. Прибор, обладающий способностью определить, откуда идет сигнал с просьбой о помощи, от заболевающего или уже больного органа. А каждый орган начинает сигналить о своей беде задолго до того, как выдаст, в конце концов, болевой импульс иногда за дни, а иногда даже и за годы отчетливо проявившего себя заболевания. Практически очень полезно заранее продиагностировать человека, чтобы упредить бурное развитие болезни. 

За время, что мне пришлось заниматься такого рода диагностикой, сотни и сотни людей прошли «через меня». Поэтому-то я смею категорично возразить некоторым постулатам официальной медицины, и вот в каком плане. Все знают, что заболеванием номер один, как утверждает медицина, болезнью, уносящей больше всего человеческих жизней, является онкология (в ее различных вариантах). Медицинская статистика показывает, что на втором месте находятся сердечно-сосудистые заболевания, а на третье место сейчас в связи с экологической обстановкой в мире выходят аллергические заболевания. Так вот, все это совсем не так. Болезнью номер один является общее загрязнение человеческого организма. 

Что я понимаю под этим? Практически, кого ни посмотришь, видишь отложения солей на суставах даже у самых молодых людей. Кого ни посмотришь у того склеротированные сосуды. Почти кого ни посмотришь (из ста человек девяносто семь) — у того сигналит забитая всякой дрянью печень, «поддерживаемая» камнями в желчном пузыре. Практически каждый второй диагностируемый дает сигналы со стороны почек. То есть когда я принимаю подобные «картины», я ощущаю, насколько человек загрязнен изнутри. Он может каждый день чистить зубы, мыть шею, но он загрязнен изнутри, и это внутреннее зашлаковывание его организма становится все тяжелее и гуще с каждым годом. А уже дальше дело сугубо индивидуальное, у кого какие будут последствия от этой «грязи», у кого что получится. Один заболевает онкологически, другой станет склеротиком, третийбудет мучиться аллергиями и т. д. Короче говоря, у кого что слабее, тот тем и заболеет. Повторяю: болезнь номер один человечества — это общее внутреннее зашлаковывание человеческого организма. 

Здесь нам (мне и моему «колхозу») пришлось столкнуться со случаем, который нас просто поразил. Когда мы стали достаточно известны, к нам начали обращаться за помощью в тяжелых или в очень тяжелых случаях. Вот однажды посетила нас женщина средних лет — говорит, что ее дочке врачи обещали уже через неделю летальный исход. Плачет. Приходим к ней домой, смотрим. Дочка, как едва распустившийся бутончик, нежная красавица семнадцати лет. Мы пошли своим путем. Почистили ее печень (об этом речь еще впереди), затем начали общую чистку организма — голоданием. И вот эта воздушная грация, эта юная красавица весом в 63 килограмма прошла через 28-дневное голодание. Она получала только воду и клизмы. Каждый день два клистира. И при том, что она ничего не ела, из нее ежедневно выходило фантастическое количество разного рода шлаков. В итоге она похудела до 40 килограммов. Спрашивается, сколько килограммов отбросов и грязи находилось внутри нее, внутри ее клеток? Могла ли она не болеть? И восстанавливать ее, строить ее здоровье заново мы начали именно с очищения организма. 

Полагаю, что подобное соотношение чистой, и грязной субстанции характерно почти для каждого из глубоко уважаемых читателей этой книги. Только одни генетически покрепче, что позволяет им справляться с бедами легче, другие сконструированы слабее, и им приходится похуже. И вот после того случая, о котором я только что поведал, у нас возникла совершенно потрясающая модель. Каждая здоровая, живая клеточка организма человека подобна нежному живому лягушонку, которого опустили в стакан с ядовитым и мертвым мазутом. А весь организм — это стая лягушат в ведре мазута. 

Кажется, нет уже такого человека, который не испытал бы на собственной шкуре, что такое экологическое загрязнение среды, в которой он живет. Но, полагаю, почти никтоне задумывается об экологическом загрязнении той среды, которая живет в нем самом!.. Еще и еще раз напомню уже приводившуюся аналогию: по отношению к автомобилю мы осуществляем все правила техобслуживания, вовремя меняем масляные фильтры, заливаем в баки высокооктановый бензин, а не солярку. Вовремя меняем резину и т. д., ибо большие деньги за него заплатили. А с собою что делаем? Никогда фильтры не чистим, и не то что солярку вместо бензина, еще хуже — чадную гадость заливаем в баки вместо горючего. Мы настолько прекрасно сконструированы природой, с таким запасом прочности, что даже на этой гнусной квазисолярке с разбегу добираемся до 40 лет. К этой поре уже сильно густеет внутренний нагар, исподволь трескаются поршни. Начинаются стуки в цилиндрах, уже масло на ходу капает и все такое… А с чего же? Вроде ничего раньше не болело. Мы в больницу, а там сразу на нас целый обвал всяческих заболеваний. А с чего бы? А вот с того! С той серости, которая является атрибутом не только отдельного человека, но и нашим общественным свойством. Вот об этом как раз мы и будем говорить далее. 


Страница 5 из 8:  Назад   1   2   3   4  [5]  6   7   8   Вперед 

Авторам Читателям Контакты
    Вакуумная помпа для женщин