Главная
Каталог книг
medic800

Оглавление
А.Сидерский - Третье открытие силы
Юрий Андреев - Три кита здоровья
Владимир Шахиджанян - 1001 вопрос про ЭТО
Энциклопедия сексуальности человека
Бенджамин Спок - Ребенок и уход за ним
Майкл Оппенхейм - Энциклопедия мужского здоровья
Фоули Дениз и Нечас Эйлин - Энциклопедия женского здоровья
С. С. Самищенко - Судебная медицина
Рим Ахмедов. Растения – твои друзья и недруги
В.Ф. Тулянкин, Т.И. Тулянкина - Домашний Доктор
Клафлин Эдвард - Домашний доктор для детей (Советы американских врачей)
Карнейц - Йога для Запада
Джеймс Тайлер Кент - Лекции по гомеопатической MATERIA MEDICA
Андреев Ю.А - Мужчина и Женщина
Елисеев О М - Справочник по оказанию скорой и неотложной помощи
Марина Крымова - Баня лечит
Цзиньсян Чжао - Китайский цигун - стиль 'Парящий журавль'
Светлана Ильина - жизнь в любви
Носаль Михаил и Иван - Лекарственные растения и способы их применения в народе
Дильман В М - Большие биологические часы
Пляжная диета
Джордж Вандеман - ВАША СЕМЬЯ И ВАШЕ ЗДОРОВЬЕ
Силли Марла, Эли Линн - Летающая домохозяйка: Телесный хлам
Эджсон Вики&Марбер - Йен Целительная диета
Наоми Морияма, Уильям Дойл - Японки не стареют и не толстеют
Иванова К - Принципы и сущность гомеопатического метода лечения
Джиллиан Райли - Ешь меньше. Прекрати переедать
Лиз Бурбо - Слушайте свое тело, вашего лучшего друга на Земле
Брегг Поль - Чудо голодания
Аллен Карр - Легкий способ бросить курить
Шубин Андрей - Сексуальные игры
Сатпрем - Мать, Солнечная тропа
Ферейдун Батмангхелидж - Вы не больны, у вас жажда
Йог Рамачарака - Хатха-Йога
Сантэм Ар - Методические материалы йоги

А как обстоит дело в вашей семье, друг мой? Вы тоже маршируете с надраенными до блеска медными щитами, хотя они могли бы — и могут до сих пор — быть щитами из чистогозолота? 

А как быть с теми, кто наблюдает этот парад? Является ли ваша семья убедительной демонстрацией счастья? Жаждут ли ваши друзья и соседи выведать ваш секрет? 

Что думают об этом дети и подростки, которые являются частью вашей семьи? На что все это похоже изнутри? На золото? Или на медь? Считают ли они, что это подлинная вещь? Или всего лишь небрежная копия? Используют ли они это как образец для своих собственных межличностных отношений? Собираются ли они позаимствовать ваш опыт для своих собственных семей? Или вы предоставили им решать свои юношеские проблемы среди медных щитов — наследия притворства? 

Более важного вопроса не существует. 

Ваша незаменимая роль 

Биографы поведали миру историю Клода Моне — художника, чей революционный гений научил мир видеть совершенно по-новому. Игра света и цвета на его полотнах произвела полный переворот в мире искусства. Сначала его выставки оскорбляли общественное мнение, вызывали возмущение и ужас. Со временем мир оценил его как необыкновенно одаренного мастера. Но талантливый глаз Клода Моне не сумел разглядеть — разглядеть по-настоящему — одну решающую деталь: девушку по имени Камилла. Как выяснилось,именно она сыграла незаменимую роль в его творчестве. 

В девятнадцатом веке Парижская Академия изящных искусств была всесильна. Для любого художника путь к успеху лежал через Академию, где профессора обучали живописив общепринятом стиле: правильном, безжизненном и тщательно отделанном. Талантливые студенты могли изредка выставлять свои работы в академическом салоне. Только там художник мог обратить на себя внимание критиков и в конечном счете получить доступ в Академию. 

Клод Моне, однако, просто не мог заставить себя идти этим путем. Какой смысл в бесконечном повторении одних и тех же сцен в неизменном стиле? Моне собирался писать только то, что видел своими глазами, непосредственно с натуры. Он хотел запечатлеть взаимодействие света, цвета и формы, составляющие изменчивую жизнь вещей, в мгновенном впечатлении. 

Родители Моне хотели помочь ему стать великим художником. Но они настаивали, чтобы он сделал блестящую карьеру, идя проторенным путем. «Ты должен учиться в Академии изящных искусств, — говорили они, — или мы не будем тебя содержать». 

Этого Моне сделать не мог. Поэтому он повел борьбу в одиночку, едва сводя концы с концами, и писал, не переставая писал. «Я — пленник своего глаза», — сказал он однажды. Его единственной и неизменной целью было правдивое изображение жизни и природы. 

Его излюбленным сюжетом была Камилла — красивая, грациозная натурщица. Его восхищение постепенно переросло в любовь, и они поженились. 

Моне возглавил новое движение в искусстве, названное импрессионизмом. Но продавать свои работы ему не удавалось. Когда он выставлял свои картины в галереях, публика только смеялась. Критики изощрялись в сарказме. «Даже обои… более закончены, чем ЭТО», — сказал один из них. Карикатура в газете изображала полицейского, предупреждающего беременную женщину держаться подальше от выставки импрессионистов — потрясение может оказаться слишком сильным. 

Моне и Камилла испытывали невероятные лишения. Казалось, полуголодное существование и поиски пристанища будут продолжаться вечно. Но Камилла никогда не жаловалась. Она верила в мечту своего мужа. 

И среди всех этих волнений, разочарований и страданий Моне продолжал создавать яркие, полные жизни полотна. Камилла стала героиней его творчества. Высокая и статная, она появляется на многих его картинах — в полях, в саду, на морском берегу, с сыном Жаном на руках. Ее глубокие темные глаза излучают грусть и спокойную решимость. 

Но переутомление, вызванное жизнью на грани прозябания, сделало свое дело. Здоровье Камиллы пошатнулось. Моне был в полном отчаянии. Она должна немедленно поправиться. Но как? Он не мог заставить себя перестать писать и найти какую-нибудь другую работу, приносящую доход. Моне испытывал мучительное чувство вины, но одержимостьживописью влекла его вперед. 

После рождения второго ребенка болезнь Камиллы обострилась. Теперь они уже знали, что это туберкулез. Моне лихорадочно продолжал писать, вопреки всему надеясь на победу. Наверняка кто-нибудь скоро признает его талант; его картины будут продаваться; они смогут обосноваться в более комфортабельных условиях, и все наладится. 

Но победа запоздала. В 1879 году туберкулез оборвал жизнь Камиллы. Мастерская Моне по-прежнему была загромождена непроданными картинами. Камилла никогда не жаловалась; она всегда поддерживала мужа в его творчестве. Но теперь ее больше не было. 

И еще что-то важное было утрачено, хотя сначала Моне этого не сознавал. Как выразился один биограф, «со смертью Камиллы его удивительный глаз потерял свою непревзойденную творческую остроту». Теплота, человечность и глубина чувства в его картинах косвенно шли от Камиллы. 

Спустя несколько лет победа наконец была одержана. Публика начала признавать импрессионизм. Картины Моне стали продаваться. Его слава росла. В конце концов он добился ее как художник — но без Камиллы. Моне терзала мысль: «Может ли даже борьба за подлинное искусство стоить жизни такой женщины?» 

Продавая свои старые работы, Моне с большим трудом писал новые. «Я соскоблил краску со всех своих последних холстов, — писал он. — Терплю невыносимые муки». Позднее, переехав в другую местность, он скажет: «Я уничтожил шесть холстов с тех пор, как приехал сюда. Из всего, что я сделал, мне нравится только один. Я устал от всего этого». 

Моне хотел писать только то, что ему нравилось, и это продавалось за любую назначенную им цену, но он ощущал все возрастающую горечь и беспокойство. «Я напряженно работаю, — писал он, — но отвращение доводит меня чуть ли не до болезни: меня страшно беспокоит все, что я делаю». 

Моне утратил незаменимую часть своего вдохновения. У него были причины испытывать горечь, но, вероятно, у него были еще и причины критически пересмотреть свое прошлое. Моне принес свою жену в жертву искусству, но обнаружил, что без нее значительное искусство почти невозможно. Великолепный глаз Моне совершенно не разглядел того, что Камилла сама была его искусством; если бы он пошел на компромисс ради ее лечения, он сохранил бы и свое искусство. 

Достойное восхищения стремление к совершенству в живописи не оставляло энергии на то, чтобы быть совершенным в семье — там, где был источник его вдохновения. 

У многих из нас похожие проблемы. Далеко не всегда удается уравновесить требования, предъявляемые нам призванием или профессией, с нуждами семьи — того, что по-настоящему незаменимо. Тому, кто успел сделать это открытие до того, как стало поздно, еще повезло. 

Том работал техником на телевидении. К нему часто обращались за помощью при записи особо важных событий. Том гордился своей работой; он прекрасно разбирался во всех премудростях телевизионной электроники, а кроме того обладал редким даром выявлять и устранять неисправности в процессе записи. 

Однажды профсоюз Тома и компания, на которую он работал, не смогли договориться при возобновлении контракта. Профсоюз объявил забастовку. Том и остальные члены его бригады покинули рабочие места. 

Его ничуть не привлекала такая свобода. Ему было не по себе оттого, что он торчит дома. Но Том был уверен, что компания быстро возобновит контракт. В конце концов, как они обойдутся без него и его бригады? За годы работы Том изучил чуть ли не каждую деталь, имеющую отношение к производству телевизионных программ. Где они найдут другого такого же компетентного специалиста? 

Забастовка, однако, затянулась. Казалось, компания вовсе не стремится пойти на компромисс. А вскоре Том узнал, что на его место взяли другого. Это был настоящий удар— кто-то другой, исполняющий его роль! И что самое ужасное — компания продолжала выпускать программы точно так же, как и раньше. 

Том упал духом. Если его так легко заменить, то много ли значит его жизнь? На что он в самом деле годен? И он бесцельно слонялся по дому. Но семья Тома во время депрессии сплотилась вокруг него. Все его успокаивали и подбадривали. 

Именно тогда он начал воспринимать самого себя в новом свете. Он как будто заново увидел тех, кто зависел от него изо дня в день — свою жену и детей. И тут Тома осенило, что это единственная роль в жизни, которую не мог исполнить никто, кроме него. Существует только одно место, где он всегда будет незаменим: его дом. 

Если бы Том, муж и отец, объявил забастовку, никакой замены не нашлось бы. Никто другой не испытал бы заботу и ласку, которыми он так наслаждался в кругу семьи. 

В конце концов сложилось так, что Том вернулся на работу и продолжал свою успешную карьеру на телевидении. Но его уверенность в себе больше не зависела от служебного положения. Он понял, где он действительно незаменим. 

А сделали ли вы такое открытие? Преданны ли вы исполнению своей незаменимой роли? Или карьера не оставляет вам времени для семьи? Не придаете ли вы первостепенное значение продвижению по службе, вместо того чтобы проявлять интерес к своей жене (своему мужу)? 

О, я знаю, что на словах все мы согласны с тем, что самое главное — это семья. Это легко СКАЗАТЬ. Но ответьте себе на такой вопрос: если бы пришлось сделать выбор между требованиями, которые предъявляет работа, и потребностями семьи, то всегда ли вы предпочли бы последние? Вы когда-нибудь отменяли деловое свидание по той причине, что обещали провести время с семьей? 

Вероятно, не очень часто. Поверьте, я знаю. Мы, священники, нередко бываем самыми злостными обидчиками — мы так заняты стараниями спасти мир, что не замечаем тех, кто нам ближе всех. 

Господь Бог, однако, больше всего дорожит тем, что мы часто оставляем без внимания. Он великолепно показывает это в маленькой книге под названием «Руфь». В самом начале этой ветхозаветной истории мы встречаемся с тремя вдовами, которым предстоит далекий и трудный путь из Моава в Иудею. Это Ноеминь и две ее снохи — Руфь и Орфа. Вземле Моава свирепствовал голод, и Ноеминь решила вернуться в Иудею, где пищи было в изобилии. 

Но идя по пыльной дороге, Ноеминь начинает размышлять. Руфь и Орфа, обе моавитянки, никогда не смогут выйти замуж в Иудее. Как чужеземки они там никогда не будут полностью приняты. Лучше им вернуться и оставаться в земле Моава. По крайней мере, среди своего народа они имеют возможность вырастить детей. 

Поэтому Ноеминь останавливается и говорит им: «Пойдите, возвратитесь каждая в дом матери своей. Да сотворит Господь с вами милость!» 

Но Руфь и Орфа отвечают: «Нет, мы с тобою возвратимся к народу твоему». Как бы там ни было, но кроме них у этой старой женщины никого не осталось. Как она выживет одна?Тем не менее Ноеминь настаивает: «Возвратитесь, дочери мои; зачем вам идти со мною? Разве еще есть у меня сыновья в моем чреве, которые были бы вам мужьями?»(Руфь 1:8—11). 

Наконец, Орфа обнимает свою свекровь и с плачем прощается. А Руфь просто не может ее оставить. Ее преданность слишком велика. Эта молодая женщина дает незабываемое обещание: «Куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог моим Богом. И где ты умрешь, там и я умру»(Руфь 1:16, 17). 

Прекрасные слова. Трудно представить более трогательную преданность. Руфь знала, в чем состоит ее незаменимая роль. И осталась верна единственной сохранившейся семейной связи. 

Две женщины, преданные друг другу, на долгом пути в Иудею. Вам может показаться, что в необъятном пространстве библейской истории они не так уж значительны. Но Господь не случайно выделил этот эпизод. Руфь играет особую роль в Богооткровении. По существу, эта книга — восклицательный знак, поставленный Богом в конце другой книги под названием «Судьи». 

Книга Судей рассказывает довольно грустную историю о неоднократном отступничестве Израиля. Временами, после того или иного великого Божьего освобождения, израильтяне возвращались к Яхве, но вскоре снова впадали в идолопоклонство по примеру своих соседей. Они никак не могли окончательно определиться в своем выборе, полагаться ли им на Бога. 

Руфь — это ответ Господа на весь этот печальный период истории Израиля. Какой контраст являет собой эта молодая язычница по сравнению со слабовольными израильтянами! Бог не стал говорить Своему народу о преданности, прибегая к длинным нравоучительным проповедям после грустных событий, описанных в Книге Судей. Он просто поведал нам эту прекрасную историю о Руфи и ее свекрови. 

Этим Господь показывает, что по-настоящему важно. Цари и воители будут приходить и уходить, народы будут процветать и бедствовать, но в конечном счете значение имеют только такие отношения доверия и преданности. 

Превыше всего Руфь дорожила тем предназначением, которого не мог исполнить никто, кроме нее. И в результате она оказалась одним из величайших в истории свидетельств Господа. 

Ваш брак также может стать подобным свидетельством. Павел говорит нам, что отношения между мужем и женой должны быть подобны отношениям между Христом и Его Церковью. В заботливости, предупредительности и уважении, царящих в нашей семейной жизни, мир должен увидеть любовь Христа к Своему народу. 

Ни наша работа, ни наша карьера не будут решающими в этом свидетельстве. О том, что хочет Господь открыть миру, может сказать только достоинство наших отношений в браке. Мы должны осознать нашу незаменимую роль. 

Господь хочет, чтобы мы наилучшим образом строили свои семейные отношения, ибо они — важнейшая часть нашего жизненного предназначения и неотделимы от него. Если мы принесем в жертву наши семьи, то непременно поймем — как это понял художник Моне, — что никакого предназначения у нас не осталось. 

Лишь очень немногие из нас стремятся к совершенству в семейных отношениях. Влияние общества и социальных институтов постоянно вынуждают нас разделять профессиональное призвание и свое призвание в семье. 

Рассказывают, что однажды сотни ученых собрались, чтобы чествовать своего коллегу, удостоенного Нобелевской премии. Во время церемонии его жена оставалась за кулисами вместе с женами других лауреатов. Она, казалось, была не очень взволнована, и остальные женщины спросили у нее почему. 

«Разве можно быть счастливой с таким мужем?» — ответила она и рассказала довольно печальную историю своей семейной жизни. Ее тут же подхватили другие женщины: «У меня все точно так же!» Все они пережили примерно одинаковый опыт невнимательного и оскорбительного отношения к себе. 

В то время как сцена озарялась вспышками фотокамер, а почтенные мужи произносили восторженные речи, за кулисами представала в истинном свете совсем другая история. Самые близкие лауреатам люди могли поведать печальную повесть своих повседневных страданий. 

Выдающиеся достижения в науке и полный провал в семье. Вот как сложились их судьбы. И с этим не может примириться Слово Господне. Наше жизненное предназначение — это одно неразрывное полотно. И если мы неспособны равняться на Христа в нашей семейной жизни, то какой смысл заявлять о том, что мы христиане на профессиональном поприще? 

Но я верю, что каждый из нас способен достичь совершенства в семейных отношениях. Американская журналистка Джудит Вайорст в своей книге приводит примеры, которые свидетельствуют о том, что истинные проявления заботы и любви часто бывают лишены всякой театральности. Никаких оркестров, никаких рукоплещущих толп. Именно неброские, исполненные любви, внимания и милосердия поступки делают семью по-настоящему счастливой. Совершенство начинается с безоговорочного признания, что для достижения определенных результатов потребуется время. 

Михаил и Людмила поссорились за завтраком. Оживленная дискуссия продолжалась, пока Михаил чистил зубы и собирался на работу. Он уже выходил на улицу, как вдруг Людмила крикнула: «Как ты можешь просто уйти?! Мы же так ничего и не решили!» 

Почти целую минуту Михаил задумчиво смотрел на жену. Это был честолюбивый и по-настоящему преданный работе руководитель. Но он вернулся, подошел к телефону и отменил все деловые встречи, назначенные на этот день. Людмила была глубоко тронута. Этим он дал понять, что их отношения значат для него больше, чем самые неотложные деловые совещания. 

Приняв на себя обязательство не считаться со временем, когда речь идет о нашей семье, мы можем по-новому проявить свою любовь. 

Анне и Виктору поручили приготовить для предстоящей вечеринки что-нибудь сладкое. Хотя Анна не была слишком искушенным кондитером, она все-таки умудрилась испечь торт с шоколадным кремом. 

По дороге на вечеринку супруги почувствовали, что в машине пахнет подгоревшим тестом. Анна начала беспокоиться, что ее торт окажется совершенно несъедобным… 

Торт поставили на стол рядом с прочими сладкими блюдами. Анна разрезала его и предложила кусочек мужу. По его испуганному виду она поняла, что торт просто отвратителен. 

Но Виктор поднял его и объявил гостям: «Поскольку сладкого на столе предостаточно, я, пожалуй, сам съем этот торт, потому что это мое любимое лакомство». 

Виктор просидел весь вечер в уголке, героически поедая шоколадный крем и пережевывая куски, которые не лезли ему в горло. Никто так и не догадался, каким это было мучением. 

Что справедливо для дела, то справедливо и для брака. Ничто так не приводит к успеху, как сам успех. Уважение вызывает еще большее уважение. Заботливость порождает еще большую заботливость. Не считаясь со временем ради создания добрых отношений в семье, вы обнаружите, что удобных случаев для достижения совершенства появится сколько угодно. 

Валерию такой случай представился морозным зимним вечером. Он незаметно прошел в смежную комнату, взял простыню, прогрел ее горячим утюгом и заправил постель жены, которая собиралась лечь спать. 

Когда рассеянный муж Лены случайно прожег дырку на новой накидке для кресла, она вышила яркий цветок на прожженном месте и ободрила своего мужа. 

Федору не разрешили быть рядом с женой при рождении их первенца. Она очень боялась остаться без его поддержки. И он нашел способ оказаться в родильной палате — переодевшись санитаром. 

Все эти люди нашли возможность отличиться в той единственной роли, которую не может исполнить никто другой. В их поступках наглядно проявилась любовь Иисуса Христа. В этом мире они свидетельствуют о Боге. 

Дом Ирины и Максима сгорел дотла вскоре после шестой годовщины их брака. Когда им разрешили порыться в почерневших развалинах, Ирина первым делом бросилась разыскивать их бесценный семейный альбом. Подойдя к Максиму, чтобы показать ему уцелевшие фотографии, она увидела, что муж стоит на коленях в золе, старательно собирая в коробку их любовные письма. 

В эту минуту Ирина осознала, как много они значат друг для друга. В разгар страшной трагедии первой их мыслью были не материальные потери, а память о совместной жизни. 

Ирина и Максим прекрасно понимали, что составляет главную ценность. Именно поэтому они по-настоящему счастливы, стараясь сохранить то, что действительно имеет значение. 

А как вы справляетесь со своей незаменимой ролью? Когда наш мир обратится в прах, мы не станем оглядываться назад и восклицать: «Какая жалость, что я не проводил больше времени на работе!» Самым важным для нас будут наши семейные отношения. Все самые большие радости и самые глубокие сожаления сосредоточатся на членах нашей семьи, с которыми мы связаны навсегда, что бы ни случилось. 

Готовы ли вы, прочитав эту главу, добиваться совершенства там, где это действительно важно? Посвятите ли вы себя исполнению своей незаменимой роли? Надеюсь, что этобудет так. 

Когда раны не заживают 

Упав и поцарапав коленку, маленькие дети обычно бегут к маме, у которой всегда наготове пластырь и поцелуй, после которого все будет хорошо. Подростки, страдающие оттого, что еще один субботний вечер проходит без свидания, могут рассчитывать на верного друга, с которым легче перенести одиночество. После женитьбы большинство людей тоже как-то справляются с обидами и разочарованиями, присущими зрелому возрасту. 

Но как быть с теми ранами, которым не поможешь ни пластырем, ни словами утешения? Как быть с эмоциональными травмами, которые оставляют шрамы глубоко в душе? Что делать, когда раны просто отвергают лечение? 

Трехлетняя Машенька весело играла возле своего дома в Подмосковье. Вдруг неподалеку остановилась машина; из нее вышел молодой человек, который заманил девочку в свою машину. Несколько минут спустя мать Маши заметила, что девочка куда-то исчезла. Она стала искать свою пропавшую дочь — сначала спокойно, затем как безумная. Сообщили в милицию. Девочку искали повсюду, но Машенька бесследно исчезла. 

Прошло несколько дней. По заповеднику, примерно в сорока минутах ходьбы от дома, где жила Маша, прогуливалась группа орнитологов-любителей. И вдруг они замерли: где-то неподалеку плакал ребенок. Путники последовали на этот неясный плач и оказались возле уборной. Открыв дверь, они заглянули в яму и увидели нечто такое, чего никогда не забудут. Дрожащая от холода, почти голая, среди нечистот стояла маленькая девочка. «Что ты здесь делаешь?» — спросили они. «Я дома, — ответила Маша. — Я здесь живу». 

Это невинное дитя подверглось сексуальному надругательству. 

Машу вернули потрясенным родителям, и она наконец оказалась в безопасности в материнских объятиях. Но нанесенная рана останется навсегда. 

Является ли случай с Машей единичным? К несчастью, нет. Мы живем в жестоком мире. И детям теперь приходится сталкиваться с новыми, страшными явлениями жизни. 

Не так давно была арестована директор одного детского дома, с виду скромная и благопристойная пожилая женщина. Она вместе с другими работниками детского дома обвинялась в том, что на протяжении десятилетия растлила более сорока детей. Эти воспитатели многие годы запугивали малышей, убивая у них на глазах мелких животных, — в назидание, чтобы дети молчали. Но в конце концов при помощи опытных психологов несколько детей решились рассказать эту жуткую историю. 

Сообщения о растлении малолетних поступают в огромном количестве, и мы с ужасом узнаем, что преступником часто оказывается наш родственник или друг семьи, предавший доверие невинного ребенка. 

Мы слышим о невероятном количестве детей, которых жестоко избивают родители, о заброшенных детях, о малышах, которым предоставили самим заботиться о своем пропитании, о подростках, удерживаемых изготовителями порнографической продукции, о малолетних проститутках, разгуливающих по улицам наших городов. 

Да, во всех отношениях наш мир жесток. Разве удивительно, что так много людей страдает от эмоциональных расстройств? 

И это только наиболее жуткие примеры насилия, оставляющего в душах людей глубокие раны. Прошлое у большинства из нас далеко не идеально, и многие отягощены какими-то скрытыми шрамами — тайными ранами, которые никогда полностью не заживут. 

Ранить может многое. Родители, которые никак не желали примириться с нашим поведением, ибо мы никогда не были для них достаточно хорошими. Одноклассники, безжалостно дразнившие нас в том сложном возрасте, когда мы были особенно ранимы. Друг, предавший в трудную минуту. Старые грехи, неотступно терзающие наши души. 

В результате глубоких эмоциональных потрясений, испытанных в прошлом, наше самоуважение часто оказывается подорванным. Мы чувствуем себя неполноценными и стараемся утаить этот недостаток не самыми разумными средствами. 

Прежде всего многие из нас пытаются скрыть свои душевные раны от самих себя. Мы стараемся не замечать их, делаем вид, что они просто не существуют. Очень уж трудно признать тот факт, что нечто ужасное, нечто крайне несправедливое произошло именно с нами. 

Но раны, даже если их тщательно скрывать, отягощают нашу жизнь. Отворачиваясь от них, мы начинаем блуждать в эмоциональных лабиринтах. «Если эта беда со мной случилась, значит я совершил что-то ужасное», — подсознательно внушают себе некоторые. Ложное чувство вины иногда так разрастается, что мы приходим к выводу: «Никто никогда не полюбит меня. Все, что я делаю, кончается плохо». 

Скрытые душевные раны порой приводят людей к тому, что они ведут себя неестественно усердно, стараясь всегда казаться хорошими, напряженно пытаясь сделать приятное другим. Но, похоже, им никогда это не удается, ибо они никогда не чувствуют себя достаточно хорошо и никогда не находят покоя. 

Скрытые раны делают людей сверхчувствительными. Ранее они уже пытались найти понимание и любовь, но были жестоко наказаны. Эта глубоко затаенная боль чрезмерно обострила их чувствительность к угрозе новых страданий. Одни выставляют свою скорбь напоказ; другие прячут ее за внешней суровостью. Но в обоих случаях раны остаются — скрытые, незалеченные, мучительные. 

Скрытые раны заставляют людей испытывать страх. Когда-то в прошлом они оказались в роли жертвы. Этот опыт убедил их, что они неспособны контролировать все, что с ними происходит, и они остаются жертвами. Страхи отбрасывают людей на обочину жизни. Отгородившись от мира барьером своих скрытых ран, они лишь наблюдают за жизнью, которая проходит мимо. 

Если когда-то с вами произошло нечто ужасное, вам кажется теперь, что ничем невозможно возместить эмоциональный ущерб. Вы совершенно уверены, что пережитое в прошлом никогда не даст вам покоя. 

Но я верю, что возможно исцеление даже от самых глубоких ран. Есть путь восстановления оскорбленных чувств и поруганного самоуважения. Мы в состоянии стать на путь, который Божьей милостью поможет нам снова обрести самих себя. Господь хочет, чтобы мы были Его учениками, а не просто жертвами жестоких обстоятельств. 

Прежде всего нам следует честно и открыто посмотреть в лицо нашим трудностям и душевным ранам. 

Всю свою жизнь Олег был робким и неуверенным. Он не решался что-либо предпринять, боялся кого-нибудь обидеть и всегда говорил тихим голосом. Его явно что-то тяготило. Однако выход был найден, когда он начал ходить на вечера, посвященные теме семейных отношений. Окруженный любящими, готовыми оказать поддержку христианами, он рассказал им о своем печальном опыте. 

Когда Олег был ребенком, у его матери случилось нервное расстройство. Вскоре после этого он случайно услышал шушуканье соседей. «Ясно, отчего она спятила, — говорили они. — Это все из-за мальчишки, который вечно за ней таскался, цепляясь за юбку». 

Для детской психики это было непосильной ношей. Представьте, если бы вы услышали, как вам говорят: «Ваша мать сошла с ума из-за вас, из-за вас она стала инвалидом». Все эти годы Олег мучительно переживал чувство вины, угнетенный несправедливым обвинением. Он пытался исправить страшную ошибку, которую, по его мнению, совершил. 

Но когда Олег поделился своим горем, бремя вины перестало его тяготить. Когда он со слезами на глазах поведал свою печальную историю, он впервые почувствовал облегчение и благорасположение окружающих. 

Олег обязательно должен был обратиться к своим душевным переживаниям. Он должен был сказать самому себе: «Да, это произошло. Да, это было чудовищной несправедливостью, но я перешагну это ложное чувство вины. Я распрощаюсь с этим». 

Получив возможность открыто взглянуть на то, что тайно беспокоит нас, мы должны увидеть еще что-то, а именно: нашу ответственность. Имеется в виду вот что: мы не несем ответственности за травмы, пережитые нами в прошлом. Мы нисколько не виноваты в том, что нас оскорбили. Нет! Но мы действительно ответственны за свою реакцию на оскорбление, за свое отношение к событиям нашей жизни. 

Я хочу рассказать вам о Лидии. Эта молодая женщина твердила всем своим врачам, что она не дочь своего отца. Она была абсолютно в этом уверена. Документы доказывали обратное, но ничто не могло убедить Лидию. 

Тогда она обратилась за консультацией к врачу-христианину, который выяснил, что много лет назад отец Лидии плохо с ней обращался, и она взбунтовалась против его грубости. Тогда врач попытался осторожно подвести ее к более разумной реакции на несчастливое прошлое. 

Это была трудная борьба. Лидия пережила нелегкий период, прежде чем снова смогла признать своего отца. Но благодаря неустанным молитвам и беседам с врачом она осознала, что ее отречение только усугубляет душевную боль. В Господе она обрела силу и мужество помириться с отцом. 

Понимаете, мы должны твердо решить, действительно ли мы хотим избавиться от своих душевных ран. Готовы ли мы отвечать за свое отношение к событиям прошлого? Мы должны ответить на вопрос, с которым Иисус обратился к парализованному, беспомощно распростертому близ купальни Вифезды: «Хочешь ли ты исцелиться?» 

Иисус не спросил: «Хочешь ли ты лежать здесь и рассказывать о своих несчастьях?» Или: «Хочешь ли ты пожаловаться на то, как несправедливо обошлась с тобой жизнь?» Спаситель спросил только об одном: «Хочешь ли ты исцелиться?» 

Здесь мы подходим к очень важному моменту. Как только мы принимаем ответственность за свое отношение к оскорблению, мы должны научиться прощать того, кто нанес намего. А это нелегко. Откровенно говоря, почти всегда это бывает выше человеческих сил. 

Возможно, всю свою жизнь мы лелеяли мечту свести счеты. Наш обидчик задолжал нам за то страшное мучение, которое мы испытали. И мы подсознательно рассчитывали, что за это он заплатит сполна. 

Один ученый-христианин стал замечать, что иногда, совершенно неожиданно, его вдруг охватывает неистовая ярость. Он не мог понять, в чем дело. Он молился, читал Писание, но все продолжалось по-прежнему. 

Наконец, он обратился за консультацией к специалисту, тоже христианину; он начал вспоминать некоторые эпизоды своего детства, в частности, спортивные занятия в старших классах. Каким он был неуклюжим! Каждая перемена была для него трагедией. Более крепкие ребята его изводили, а остальные просто посмеивались над его неловкостью. 

Теперь, спустя годы, эти сцены вдруг ожили в его сознании. Он смог припомнить лица и имена каждого из своих мучителей. По-видимому, перенесенные в юности страдания ибыли причиной вспышек ярости. 

Опытный консультант предложил ему проделать одно простое упражнение. Ученый должен был назвать имя каждого из своих обидчиков и вымолить для них перед Господом прощение: «Я прошу простить Юрия, я прошу простить Игоря» и т.д. 

Это причинило боль, но благодаря молитве он почувствовал, что способен на искреннее прощение, и Господь постепенно исцелил его душевные раны. 

Иисус учил, что мы должны прощать друг друга так же, как Он простил нас. Христос прощает охотно и безоговорочно. Искреннее прощение открывает наши сердца для исцеления. 

Мы можем открыть перед Господом наши чувства — гнев, унижение, стыд, чувства, которые мы никогда не осмеливались обнаружить. Мы можем открыть их Ему, ибо Он — Изъязвленный за грехи наши. 

Это Он смертельно скорбел на холодной земле Гефсимании. Это Его ранили за наши прегрешения и избивали за наши пороки. Это Его отверг Его Собственный народ. Это Он терпел насмешки и издевательства на кресте. 

Какие бы черные видения ни омрачали вашу память, знайте, что Он поймет вас. Он видел гораздо более страшное. Какие бы мучительные потрясения ни терзали вас, Он поймет. Он перенес еще большие муки. 

Разделите вашу тайную боль с Небесным Отцом, Изъязвленным Целителем, Который сочувствует страданиям вашей души. Когда вы поделитесь с Ним своей болью, Он разделит с вами Свою исцеляющую благодать. И тогда вы сможете облечься в Того, по Чьему образу и подобию мы созданы. Господь знает нас такими, какие мы есть на самом деле. 

Прислушайтесь к вдохновенным словам апостола Ионна: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими. Мир потому не знает нас, что не познал Его»(1Ин. 3:1). 

Благодарите ли вы Господа за то, что Он избрал вас Своим чадом? Вы должны осознать, что это действительно так. Выразите благодарность Богу за то, что Он избрал вас. И как бы вы ни страдали, это уже в прошлом, а сегодня, сейчас ваш Небесный Отец дарует вам новое сердце, новые чувства. 

Поразмышляйте о тех библейских страдальцах, которых Господь преобразовал, сделав другими. Иаков был известен как обманщик, как человек, укравший у своего брата первородство. Но Господь совершенно изменил его, и Иаков стал Израилем, новым человеком, отцом многих народов. 

 

Давид носил в своей душе боль после страшного греха, совершенного им по отношению к Вирсавии и Урии, ее мужу. Но через раскаяние он стал новым человеком и снискал особое расположение Господа. 

Многими ранами была изуродована душа разбойника на кресте — всю свою жизнь он совершал преступления, и теперь его сердце было переполнено раскаянием. Но слово Спасителя сделало его другим человеком и избавило от ужасного прошлого. И в тот же миг он получил обещание быть со Спасителем в раю. 

Перед мысленным взором Савла вставали лица тех, кого он так ревностно преследовал. Он сражался с Самим Христом. Но однажды на пути в Дамаск Иисус дал этому гонителюновое сердце — и тот стал Павлом, апостолом народов. 

Именно это коренное изменение имеет в виду Павел, когда утверждает, что Бог «облагодатствовал нас в Возлюбленном»(Еф. 1:6). 

Помните ли вы, в каком месте Св. Писания еще раз упоминается это слово — «возлюбленный»? Во время крещения Иисуса Христа Отец произнес: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение»(Мф. 3:17). 

Так лелеет Отец Своего Возлюбленного Сына. Но знайте, точно так же Он лелеет и нас. Мы облагодатствованы в Возлюбленном. Даже обнажив самые неприглядные шрамы своей души, даже открыв самые потаенные постыдные чувства, мы будем облагодатствованы в Возлюбленном. 

Осмыслив эту истину и утвердившись в ней, мы приобретем новое самосознание, центром которого будет Христос. Только после этого может начаться подлинное внутреннее выздоровление. 

Возможно, мы были сориентированы на умаление самих себя. Наше прошлое загнало нас в слишком узкие рамки, и внутренний голос твердит нам, что мы ничтожны и недостойны. Но Господь легко устранит эти нездоровые внутренние установки. 

Прислушайтесь к доброй вести из Послания к Римлянам: «И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего»(Рим. 12:2). 

Если вы вдруг осознаете, что снова сползли в наезженную колею душевных страданий, нянчитесь со старыми ранами и примиряетесь с прежним ощущением своей никчемности, остановитесь. Утвердитесь в надежде, что Господь обновит ваше сознание. Сосредоточьтесь на новой бесспорной истине: вы избраны как дитя Небесного Отца. Вы приняты в Возлюбленном. 

Несколько лет спустя после войны Лидия Пархоменко решила посетить свой родной город. Лидия не была там уже шесть лет; годы, проведенные в нацистском концентрационном лагере, показались ей вечностью. 

Поздним вечером она шла по тихой, хорошо знакомой улице мимо старых домов. В темноте заглянула в окно часовой мастерской, где когда-то работал ее отец. Скользнула рукой по двери и прислушалась. 

Лидия вспомнила голоса сестры и отца, голоса многих своих друзей. Все они уже умерли. Все стали жертвами нацистского террора. Стены, на которые она смотрела, больше не были стенами родного дома. 

Лидия предалась страшным воспоминаниям о концлагере. Перед глазами вставали ужасные картины. Она знала, что многие, выжив, никогда не оправятся от ран, полученных в этих испытаниях. Одна в ночной тишине, Лидия спрашивала себя, каким может быть будущее. 

И вдруг раздался знакомый перезвон. Лидия вышла на середину улицы, чтобы увидеть собор, вырисовывающийся на фоне ночного неба и окруженный бесчисленными мерцающими звездами. Лидия вспомнила слова Иисуса Христа: «И се, Я с вами во все дни до скончания века»(Мф. 28:20). 

Лидия долго стояла там, пока колокола не зазвонили снова. На этот раз в ночи звучал гимн «Нерушимая крепость — наш Бог». И Лидия поняла, что у нее действительно естьдом, есть защита в вечных объятиях Небесного Отца. Склонив колени прямо на улице, она возблагодарила Господа за то, что в тишине ночи Он напомнил ей о Своей милости. 

Лидия не попадется в ловушку старых страданий. Отныне она свободна. 

Каждый из нас может освободиться от мук прошлого, каждый может обновить свое сознание, если искренне поверит, что он принят в Возлюбленном. И помните, что Возлюбленный Сын — это еще и наш Целитель, изъязвленный за наши грехи. И Он всегда будет нашим Целителем. 

После воскресения из мертвых Христос явился Своим ученикам в горнице. Иисус восстал в новом Теле, осиянном славою. Он уже восходил на небо, где и предстал перед Своим Отцом. И тем не менее воскресший Господь показал ученикам Свои израненные руки и пронзенные ребра. 

Сияющий во славе, вознесшийся Спаситель — и отчетливые следы ран. Почему? 

Потому что произошедшее на Голгофе никогда не должно быть забыто. Я думаю, что у Христа навсегда останутся раны крестных страданий. Память об этом тяжком испытаниибудет жить в сознании Иисуса во всю вечность. 

Но эти шрамы ни у кого не будут вызывать отвращения, ибо они говорят о великой жертве Христа во имя человечества, красноречиво свидетельствуя о таком проявлении любви, равного которому не видел мир. 

Важно заметить, что следы душевных ран также невозможно изгладить из нашей памяти. Но любовь Господа, врачуя их, творит из нас новые личности. Прошлое может быть безрадостным, но мы слышим Его голос, заверяющий нас, что все Его обещания исполнятся. И мы уже сегодня, сейчас можем почувствовать, что у нас действительно есть любящий Отец. 

Подкуп стражника 

Много веков назад китайский император воздвиг гигантскую стену, чтобы защитить страну от набегов чужеземцев с севера. Стена простиралась на сотни километров вдоль границы и была настолько широкой, что по ней могли ездить колесницы. Она до сих пор считается одним из чудес света. Но с точки зрения оборонного искусства стена оказалась совершенно ненужной. Враг проходил сквозь нее, просто-напросто подкупив стражника. 

Самая ожесточенная и решительная битва из всех, что когда-либо велись на земле, — это битва за умы. Все решает разум. Разумом выбирают, разумом любят, поклоняются Богу, и именно разум подвергается искушениям, ибо он есть крепость души. Создатель надежно укрепил и обезопасил подступы к ней. А вас Он поставил стражником. 

Что является главным оружием в битве? Безусловно, слова, которые сотнями тысяч теснятся в пространстве книг, газет, реклам. Слова на экране. Слова на устах друзей и врагов. Слова мужей и жен. Едва заметные изменения сознания, которые ранят, уравнивают, порабощают. Слова бесконечно повторяющиеся, оставляющие следы в сознании тех, кто слушает охотно, и тех, кто слушать не желает. Слова во многом формируют характеры и атмосферу семьи. 

Во время корейской войны американский морской офицер, полковник Фрэнк Швобл, был взят в плен коммунистами. Через некоторое время он догадался, что враги намереваются использовать его как орудие пропаганды. 

Шли недели. С ним жестоко обращались. Он выдержал голод, угрозы, многочасовые допросы. Ему говорили, что, если он признает свою вину, отношение к нему изменится. «Какую вину?» — недоумевал он. Но скоро понял, в чем дело. Все это время не прекращалось незаметное гипнотическое воздействие. И наконец, после нескольких месяцев интенсивного психологического давления, он подписал признание в том, что Соединенные Штаты применяют против врага бактериологическое оружие. И перечислил подробности. 

Позднее он говорил: «Самое трудное, что я должен объяснить, — это то, как человек может написать что-то такое, что является заведомой ложью, и тем не менее прочувствовать, ощутить это как реальность». 

Время, страх, постоянное давление, а главное — непрекращающийся поток слов привели его к духовной смерти, насильственно изменили его психику. И это может произойти с каждым! 

Известный психиатр, анализируя дело Швобла, заявил, что в подобных обстоятельствах почти каждый мог быть принужден к подписанию такого «признания». 

«Неужели каждый из присутствующих в этом зале?» — спросили его. 

Он оглядел офицеров, всех, пришедших на судебное заседание, и уверенно ответил: «Да, каждый в этом зале!» 

Технология «промывания мозгов» становится все более ухищренной. Времена черной магии и средневековых пыток, пожалуй, миновали. Но все же они и ныне существуют в более изощренном виде. Сегодня битва ведется не за человеческое тело, а за разум. 

Военные разработки в этой области и перспективы подобной войны поистине устрашающи. Массовая промывка мозгов, массовый гипноз и наркотики способны покорить целые народы без единого выстрела. Говорят, что всего около 400 граммов ЛСД, высыпанных в московский водопровод, могли бы вызвать длительное нарушение умственных способностей всего населения города, что обеспечило бы захват его армией агрессора. 

Но нас не должны ошеломлять только военные цели применения этих средств. Настойчивое агрессивное внушение ежедневно вторгается в наши дома по радио, телевидению, со страниц печатных изданий. Нас подвергают шквальному обстрелу внушением, бомбардируют идеями, то есть исподволь регулируют наше поведение в тех сферах жизни, которые затрагивают нашу судьбу. И я говорю не только о рекламе. Все то, о чем здесь идет речь, — это битва за разум, за человеческую волю, за семью. 

В каждом столкновении с силами зла борьба ведется прежде всего на уровне сознания и выигрывается или проигрывается еще до того, как друзья или близкие узнают об этом. Если человек изменяет Богу, родине или жене, то прежде всего он совершает предательство в своем сознании. Любой из нас, кто позволит искушению свободно проникнуть в коридоры его сознания, тем самым открывает путь для враждебных сил, которые набросятся на его воображение. Важно подчеркнуть, что в любом конфликте воли и воображения обычно побеждает воображение. Измена является неминуемым результатом, и это может случиться с каждым из нас. 

Здесь можно задать вполне резонный вопрос: «Что же, человек беспомощен перед искушением? Как полковник Швобл?» 

Нет, здесь есть одно существенное различие. Полковника Швобла насильно подвергали воздействию идеологической пропаганды. Вас не принуждают. Вы — стражник. Но если вы примете взятку от неприятеля и предпочтете, чтобы в ваше сознание свободно проникали непрерывно повторяющиеся тирады искушения, разбитые сердца и распавшиесясемьи неизбежны. 

Подкупить разум — значит подкупить сознание, способность принимать решение, волю. Контролировать разум — значит контролировать сознание. Разум необходимо строго оберегать. Именно незащищенный, он доступен искушению. 

Главной целью неприятеля в борьбе за человека является его воля, ибо воля, как вы знаете, — это определяющая способность души. Это ваше решение, ваш выбор. Влечение может быть сильным, а человеческая природа — слабой. Решает же все воля. Воля — это значит вы. 

Воля человека свободна, ибо Господь создал ее такой. Никогда замысел Божий не предполагал, что человеческая воля будет подчиняться какому-то внешнему воздействию.Господь не хочет управлять ею без вашего на то согласия. А сатана не может повелевать ею без вашего позволения. Человек — вот кто решает. 

Господь никогда не вступает в священные пределы сознания без согласия человека. Сатана охотно сделал бы это. Наши друзья и близкие тоже иногда хотели бы руководить нами. Но Господь говорит, обращаясь к небожителям: «Посмотрите на этого человека. Он собирается принять решение. От этого зависит, жить ему или погибнуть. Но он должен принять его самостоятельно. Оставьте его. Душа должна быть свободной!» 

И Сам Господь стоит у дверей сердца человека, стучит и терпеливо ждет, пока тот не откликнется. 

Бог отдал непомерную цену за то, чтобы сохранить нас свободными. Этой ценой была смерть Его Сына. Наше право выбора стоило Иисусу Христу жизни. Господь никогда не станет принуждать нашу волю. Он лишь принимает ее, какая она есть. 

Ему нужна только добровольная преданность. Дьявол, напротив, использует любую уловку, любой предлог, чтобы принудить волю человека. 

Поэтому битва продолжается. Враг стремится овладеть волей человека, чтобы поработить его. Бог ожидает, что человек доверит Ему свою волю, чтобы утвердить свободу личности. 

Что же это за силы, стремящиеся путем подкупа проникнуть в сознание? 

Возьмем, к примеру, гипноз. Когда-то считавшийся безобидной салонной забавой, гипноз теперь является к нам в академических одеждах. Он заявляет, что может избавить человека от дурных привычек. Он принимает вид великого благодетеля. Но как быть с сознанием, волей? Когда воля подчиняется другому, попадает под контроль другой личности, не приводит ли это к ее порабощению и ослаблению? Окрепнет ли она когда-нибудь? 

Вы доверяете своему другу, своему консультанту, своему дантисту. Но безопасно ли подчинить свою волю другому человеку? Представьте, что на каком-то гипнотическом сеансе над вашей волей возьмет верх интеллект другого, враждебного вам человека. Миллер де Витт в своем труде «Реинкарнация» ставит вопрос так: «Когда в результате гипноза подсознание становится восприимчивым к внешним воздействиям, как мы можем быть уверены, что какой-нибудь астральный посланник из враждебного духовного мира не вторгнется в подсознание, пребывающее в состоянии гипнотического транса, и не займется там своими оккультными кознями, как он это делает с медиумами, впавшими в такое же состояние?» (с. 37). 

Это случалось. Такая возможность существует. Гипноз — это опасная отмычка сознания. Не окажется ли, что гипноз преподнесет на серебряном блюде не что иное, как управление волей, — тайну, которая скрывалась на протяжении столетий? 

Нет ничего удивительного в том, что еще Соломон говорил: «Больше всего хранимого храни сердце твое; потому что из него источники жизни»(Притч. 4:23). 

А что вы скажете о пилюлях, которые мы глотаем тысячами? Укрепляют ли они наш разум, делая его более защищенным от искушений? Или же они — взятка стражнику? 

Роберт С. де Ропп в книге «Лекарства и сознание» точно характеризует наше поколение, поглощающее пилюли: «Счастливые невротики! Скоро призрак забот будет изгнан из этого мира. Бремя вины и страха улетучится из вашего сердца. Восстановление первозданной невинности и возвращение в райский сад осуществится посредством пилюли. Ублаженные резерпином, успокоенные хлорпромазином, подобревшие от «Милтауна», повеселевшие от «Мератрана», — к чему вам бояться превратностей судьбы? Ваши дни будут тихо и безмятежно следовать один за другим, подобно водам спокойной реки, протекающей мимо зеленых пастбищ, где щиплют траву коровы с влажными глазами, мирное довольство которых так напоминает ваше собственное. О, счастливейшие из смертных, чьи духовные изъяны устранены мастерством ученых, а личные недостатки восполнены рецептом! Вам больше не придется вести борьбу со своими слабостями или мучительно переживать по поводу своей греховности. Спасение не обязательно завоевывать путемдуховной борьбы. В нашу гипертехнологическую эпоху вы можете купить его в готовом флаконе. О, прекрасный новый мир, в котором имеются такие флакончики!» 

Возникает вопрос: применяя подобные препараты, мы укрепляем сознание или все-таки ослабляем его? 

Но все это пустяки по сравнению с психоделическим водоворотом, в который постепенно втягивается наше поколение. Наркотики, изменяющие сознание, наркотики, расширяющие его, захлестнули всю страну: марихуана, ЛСД и метедрин, рядом с которым бледнеет даже ЛСД. 

Каждый потребитель ЛСД — потенциальный самоубийца. Один юноша под воздействием наркотиков почувствовал себя таким свободным, что решил, будто он — бог. И тогда, уверенный в своей неуязвимости, он пошел навстречу движущемуся потоку автомобилей и едва не погиб. У наркоманов часто возникает обман чувств. Иногда им кажется, что они даже умеют летать. В Лос-Анджелесе молодой человек собирался было сбросить свою подружку с крыши, но вовремя подоспевшие полицейские удержали его. И самое ужасное состоит в том, что даже спустя годы, уже бросив принимать наркотики, вы снова можете совершить какую-нибудь глупость. Я спрашиваю вас, — это есть озарение? Или безумие? 

Установлено, что ежесекундно в наш мозг поступают миллиарды импульсов. Большинство из них, к счастью, не достигает нашего сознания. Кто-то предположил, что изменяющие сознание наркотики расширяют каналы, по которым проходят импульсы, в результате чего их проникает больше. Этим можно, по-видимому, объяснить хаотическую природу переживаний, возникающих под влиянием принятых наркотиков. Иногда импульсы поступают прямо к центру удовольствия, а остальные связи остаются открытыми. В этом случае все представляется сказочно прекрасным. Однако бывает, что связи соединяются по-другому, и наркотический опыт оборачивается невыразимым ужасом. Другими словами, наркотический опыт — это не что иное, как временная перестройка сознания. 

Подумайте об этом. Осознаете ли вы опасность? Понимаете ли вы, что вытворяют эти психоделические «взяточники» у ворот вашего сознания? Они экспериментируют с мозгом, отвечающим за принятие решений. Они посягают на вечную человеческую судьбу! 

Нет ничего удивительного в том, что некоторые ученые-исследователи отмечают полную утрату воли некоторыми людьми. 

Как свято мы должны оберегать нашу волю! Ведь всякое, даже незначительное, влияние, проникающее в сознание, формирует волю человека, определяя его будущий выбор и воздействуя на судьбу. 

Всякий раз, принимая правильное решение, мы укрепляем волю. Но всякий раз, когда мы совершаем ошибку, — ослабляем ее. Все происходит именно так. Какой-нибудь сущий пустяк, мимолетный выбор, на первый взгляд столь же незначительный, как вторая рюмка за званым обедом. Но своим решением мы либо ослабляем, либо укрепляем волю. Привычки — плохие или хорошие — закрепляются постоянным повторением. 

Мы проявляем благоразумие, когда остерегаемся всего, что ослабляет волю: алкоголя, табака, переедания, переутомления. 

Вполне возможно, что кто-нибудь скажет: «Это все обо мне. Я знаю, что мне следовало бы делать. Но у меня совершенно нет силы воли». Это крик души тысяч алкоголиков. Никакой силы воли! Им вторят миллионы курильщиков. Абсолютное безволие! Это печальный стон миллионов блюстителей своего веса, которые постоянно откладывают на завтра соблюдение диеты. К ним присоединяются бесчисленные жертвы всяческих страстей и вожделений. Никакой силы воли! Это слезы поражения, от которых разрывается Божье сердце. 

Я думаю, вы понимаете, насколько все это актуально. Не лишне поговорить с алкоголиком об укреплении силы воли. Но он восклицает, отчаявшись: «Нет у меня никакой воли!» 

Действительно, если мы связываем наши надежды с нашей собственной слабостью или с какими-то искусственными средствами, манипуляциями, предлагаемыми популярной психологией, как бы ни были полезны некоторые ее догадки, — у нас есть причины впасть в отчаяние. Как быть человеку, если его воля ослаблена? Что он может сделать, еслиего воля порабощена в результате совершенных в прошлом ошибок? 

Не будем отчаиваться, надежда есть! Как бы ни был человек слаб, у него тем не менее есть воля. Он все же обладает способностью выбирать. Он может коренным образом изменить неблагоразумное решение, принятое в прошлом. Он может избрать иного Господина Он может взмолиться об избавлении. 

Один вдохновенный автор выразил это такими словами: «Избавление от греха — это дело самой души. У нас, правда, не хватает сил, чтобы избавиться от власти сатаны; но когда мы страстно желаем, чтобы нас освободили от греха, и в этой великой нужде взываем к высшим силам, душа наполняется Божественной силой Святого Духа и начинает подчиняться повелениям воли, дабы осуществилась воля Господа» (Е. Уайт. «Желание веков»). 

Замечательные строки! Читайте их снова и снова. Здесь каждое слово вселяет надежду! 

Да, надежда есть и для самых отчаявшихся. «Грех не должен над вами господствовать», — пишет апостол Павел. 

Человек не должен становиться рабом привычки, не должен смотреть, как его семья распадается из-за его слабости. Господь может разбить оковы порочных привычек. Именно для этого пришел Иисус Христос. 

«Дух Господень на Мне, ибо Он помазал Меня… проповедовать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу»(Лк. 4:18). 

Иисус пришел, чтобы разбить оковы рабства и освободить пленных. Он говорит: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными»(Ин. 8:32). 

Когда истина, о которой здесь говорится, станет нам понятной, она приведет нас к духовной свободе. Ни один человек, читающий эти страницы, не должен остаться рабом своих вредных привычек. Каждый из вас может стать свободным. Я утверждаю это, опираясь на авторитет Слова Бога живого: «Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете»(Ин. 8:36). 

Мыдолжны понять, что решающая победа над грехом не достигается простой самодисциплиной и напряженным старанием. Яркой иллюстрацией этого является история индийского факира, который пришел однажды в какую-то деревушку и объявил, что покажет, как делать золото. Жители деревни собрались вокруг, а он налил в огромный котел воды. добавил туда какое-то красящее вещество и принялся читать мантры, непрерывно помешивая раствор. 

Когда внимание зрителей немного рассеялось, он незаметно опустил в воду несколько кусочков золота. Еще немного помешав, он вылил воду, и на дне котла остались куски золота. 

У жителей деревни глаза полезли на лоб от удивления. Местный ростовщик предложил факиру за рецепт 500 рупий, и тот согласился его продать. 

«Но тут есть секрет, — объяснил факир. — Ты не должен думать о красных обезьянах, пока помешиваешь раствор. Как только подумаешь, ничего не получится». 

Ростовщик пообещал, что постарается забыть об обезьянах. Но стараться забыть — это значит помнить, что было прекрасно известно факиру. Поэтому, как ростовщик ни старался, красные обезьяны постоянно вертелись у него перед глазами и портили все золото. 

Друг мой, чем бы ни было занято ваше сознание, это не может не занимать целиком. Что бы ни завладело вашим воображением, это обязательно поработит вас. Вам никогда не удастся выбросить из головы греховное побуждение, если вы будете стараться забыть о нем, ибо порок преуспевает благодаря вниманию, пусть даже негативному. Даже самая искренняя попытка побороть порок в сознании может привести к поражению. Теперь вы понимаете, почему одной только самодисциплины недостаточно, почему напряженные старания не приводят к успеху? 

Итак, мы выяснили, что не можем управлять своими мыслями, желаниями и эмоциями так, как нам хотелось бы. Но одно нам доступно. Мы можем управлять своей волей. Мы должны решить, кто будет нашим Господином. В Библии сказано: «Изберите себе ныне, кому служить»(Ис. Нав. 24:15).И этот выбор будет проявлением воли. Мы выбираем себе Господина, и этот выбор решает все. Каждый человек находится под властью той или иной силы по своему собственному осознанному выбору. 

Человеку угрожает опасность до тех пор, пока он не осознает истинное могущество воли. Волей нельзя помыкать в зависимости от обстоятельств, заглушать чувствами и шантажировать привычками или порывами. К ней нельзя относиться эмоционально. Самое главное для победы — жить не эмоциями, а волей. 

Вполне возможно, что какое-то желание тянет вас в одну сторону, чувство — в другую, привычки, настроение, вожделение — в третью. Но все решает воля. Воля — это значит вы. 

Господь не обращается к нашим чувствам. Он заключает договор с волей. В окончательной судьбе человека решающим фактором являются не чувства, а воля. Предоставьте чувствам бунтовать, если они на это способны. Постепенно они начнут соглашаться с решениями воли. И когда вы примете твердое решение быть с Господом, Его сила, как мощные волны, поднимет вас на должную высоту и все в вашей жизни поставит на свои места! 

Я вспомнил строительство огромного моста через Нью-Йоркскую гавань. Инженеры обследовали дно, где нужно было установить одну из главных опор будущего моста. Но там они обнаружили старую баржу, почти целиком погребенную в иле. Когда-то давно в этом месте затонула баржа, нагруженная камнем и кирпичом. Ее следовало убрать. Но, несмотря на все старания и хитроумные приспособления, баржа намертво застряла в илистом ложе. 

Наконец у одного инженера зародилась идея. Он собрал все баржи, какие были в порту, и во время отлива соединил их длинными цепями с затонувшим судном. Затем все стали с волнением ждать. Начинался прилив. Вода поднималась все выше и выше, а с нею и баржи, бывшие на плаву. Через некоторое время, скрипя и натягивая цепи, вырвалась из державших ее тисков и поднялась на поверхность старая баржа — поднялась, разумеется, благодаря приливу Атлантического океана! 

Надо ли проводить параллель? 

Я спрашиваю вас, не напоминает ли ваше сознание старую баржу, нагруженную камнем и кирпичом, придавленную воспоминаниями, с которыми вы страстно хотели бы расстаться, — сознание, удерживаемое многолетними дурными склонностями и привычками, за избавление от которых вы бы отдали все? Нет сомнения, никакие придуманные человеком механизмы не смогли бы преодолеть эту роковую силу, поработившую вашу жизнь. Так знайте же, что несокрушимая сила Всемогущего Господа освободит вас. Однако вы должны сделать выбор. 

Враг Господа Бога и человека не желает, чтобы эту важную истину постигли, ибо он понимает, что как только вы овладеете ею, с его властью будет покончено. Вы будете свободны, а ваша семья надежно защищена! 

Когда идет дождь 

Отец и сын обрабатывали вместе небольшой участок земли. Несколько раз в году они нагружали телегу овощами и везли их на рынок. 

Между ними было мало общего. Сын был человеком нервным, честолюбивым, одним словом, представлял собой тип пробивного дельца. Отец, напротив, был мягким и уравновешенным. 

Однажды утром они вновь нагрузили телегу, запрягли вола и отправились в ближайший город. Молодой человек, подчиняясь своему горячему нраву, то и дело подгонял волахворостиной. Он заранее все обдумал: если они доберутся до рынка пораньше, то выручат за свой товар хорошие деньги. 

Через несколько часов отец попросил остановить телегу. Недалеко от дороги, по которой они ехали, была ферма его брата, и он решил зайти поздороваться, поскольку такой случай выпадал очень редко. Сын, разумеется, был раздражен этой бессмысленной задержкой и не скрывал своего нетерпения. Но отец его увещевал: «Не волнуйся, сынок. Больше проживешь на свете». 

Через час они снова двинулись в путь. Когда доехали до развилки, отец повернул направо. «Тот путь короче», — напомнил сын. «Да, это так, но зато этот более красивый». 

«Разве ты не ценишь время?» 

«Ценю, — сказал отец. — Я ценю время настолько, что хотел бы проводить его, любуясь красивыми местами». 

К вечеру они оказались в замечательной, утопающей в зелени и цветах деревушке. Отец предложил: «Заночуем здесь». Юноша пришел в ярость и потому выпалил: «Цветы интересуют тебя больше, чем деньги!» 

Но отец спокойно ответил: «Это самая приятная вещь. которую ты мне сказал за долгое время». 

«Никуда больше с тобой не поеду!» — отрезал юноша. 

Ранним утром они были уже в пути. Скоро им повстречалась телега, опрокинувшаяся в канаву, и отец опять приостановил повозку, с тем чтобы помочь человеку, тогда как сын, конечно же, протестовал. «Не горячись, — говорил ему отец. — Когда-нибудь и ты можешь оказаться в канаве». 

В восемь часов утра где-то далеко впереди вспыхнуло ослепительное зарево и прогремел гром. «Должно быть, в городе сильный дождь», — предположил старик. 

«Если бы мы хоть немного поторопились, отец, могли бы уже все продать». 

«Не волнуйся, сын. Дольше проживешь». 

Было уже далеко за полдень, когда они достигли холма, возвышающегося над городом. Долго они стояли там, глядя вниз, не произнося ни слова… 

Затем сын нарушил молчание: «Теперь я понимаю, о чем ты говорил, отец». 

Они повернули прочь от того жуткого места, которое до восьми часов утра было городом Хиросимой. 

Вскоре после взрыва той первой атомной бомбы Боб Рипли начал вести радиопередачи из Хиросимы. Я помню, как он говорил: «Я стою на том месте, где начался конец света». 

Время иссякает. Мы проживаем свои дни под тиканье всемирного часового взрывателя. Наше поколение живет и состарилось в атмосфере напряженности, граничащей с истерией. Способность человечества выдержать эту напряженность достигла критической отметки. 

Мы допустили, чтобы нас загнали в противоестественные и опасные условия существования. Мы изо всех сил стараемся не пропустить ни одного поворота вращающейся двери. Мы втиснули свои жизни в высокоскоростные капсулы. Мы расплачиваемся за это ужасной ценой. И это сказывается на наших семьях. 

Разве можно жить в этом мире спокойно и невозмутимо? Сколько лет мы еще выдержим? Найдем ли мы в себе физические и духовные силы, чтобы приспособиться к напряженности и стрессам современной жизни? Мы живем в расколотом мире. Как можно сохранить целостность личности в распадающемся мире? Можно ли оставаться спокойным, когда идет ливень и гремит гром? Как справиться с душевными переживаниями, недугами, семейными неурядицами? 

В далеком 1925 году студент-медик Пражского университета, с энтузиазмом изучавший искусство врачевания, обратил внимание на одно обстоятельство, которое было замечено и многими другими врачами: некоторые симптомы одинаково присущи значительному числу заболеваний, поэтому они не являются решающими при постановке диагноза. Например, тот факт, что пациент испытывает некоторое недомогание, слегка повышенную температуру, потерял аппетит и ощущает спорадические приступы боли, едва ли позволит врачу точно определить, какое это заболевание. 

Молодой Ганс Селье недоумевал, почему с незапамятных времен возникновения медицины врачи уделяют столько внимания специфическим симптомам отдельных болезней и никогда не прилагали усилий для осмысления причин возникновения болезненного состояния? Но он был еще слишком неопытен в медицине, чтобы осознать, каким смехотворным показался бы его вопрос старшим коллегам, если бы он нашел в себе смелость задать его. 

Что заставляет человека болеть — не пневмонией, скарлатиной или корью, — а вообще болеть? 

Почему бы не применить с целью решения этой проблемы методы и инструментарий научного исследования? 

Этот вопрос молодого ищущего ума положил начало продолжавшимся в течение всей его жизни исследованиям, которые внесли неоценимый вклад в понимание человечествомприроды стресса. 

Стресс, как вы знаете, — не что иное, как следствие жизненных передряг. Это то, к чему приводит нас суета обыденной жизни. Стресс не обязательно вызывается какой-то большой проблемой, внезапно свалившейся на человека. Его может вызвать обычный переход улицы среди движущегося транспорта, чтение при недостаточном освещении, плач ребенка, нескончаемое однообразие повседневных событий и даже большая радость. 

В наше время невозможно полностью избежать стресса. Но вполне возможно — и крайне важно — выработать к нему отношение, укрепляющее защитные силы организма, способные противостоять стрессу. Современная медицина располагает сведениями, что многие заболевания вызваны главным образом реакцией организма на стресс, а не микробами, ядами или иными внешними факторами. 

Одним из наиболее ценных открытий д-ра Селье, которое наводит на серьезные размышления, явилось указание на то, что каждый человек вступает в жизнь, имея определенный резерв жизненной энергии. Когда эта энергия иссякает, она не может быть возмещена. Это напоминает вклад в банке, который может быть исчерпан изъятиями, но не может быть пополнен новыми вкладами. 

Многие люди, расходуя свою жизненную энергию, восстанавливают ее из лежащих на поверхности запасов, ошибочно полагая, что, отдохнув, они возместили утраченное. В действительности каждое заимствование жизненной энергии из более глубоко залегающих резервов оставляет свои следы. Защитные силы истончаются. 

Ни организм, ни мозг не способны выдерживать чрезмерную однообразную нагрузку. Тысячи людей оказываются в психиатрических лечебницах из-за того, что деятельностьрассудка у них нарушается. Одни и те же мысли, одни и те же проблемы, одни и те же страхи и разочарования оставляли в их мозгу все более глубокий след, пока не привелик его полному расстройству. Рассудок в состоянии справиться со множеством разнообразных проблем, но только не с одной и той же, причем бесконечно повторяющейся. 

Человеческий мозг — это, можно сказать, самый сложный компьютер из когда-либо изобретенных в этом мире. Но он слишком хрупок, чтобы выдержать перегрузку, вызваннуюпостоянной однообразной долбежкой. 

А в перегруженном мозгу, как и в перегруженной электрической цепи, могут сгореть предохранители. За пределами определенного уровня выносливости разум и организм отказываются служить. 

Вы начинаете понимать, что происходит в некоторых семейных отношениях? 

В одном из московских исследовательских институтов ученые, проводя опыты с овцами, обнаружили, что ряд ежедневных неприятных моментов, многократно повторяющихся,со временем превращает овцу в блеющее, нервное животное и может в конечном счете привести к смерти. 

Позвольте снова напомнить вам слова д-ра Джона Шиндлера: «В большинстве случаев болезни, вызванные неполадками в эмоциональной сфере, являются результатом монотонного «капанья»… «капанья» неприятных эмоций, ежедневного потока забот, страхов, разочарований и неосуществленных желаний». 

Как мы реагируем на стресс, ставший уже привычным в результате долгого повторения? Это вопрос. 

Помните отца и сына, которые держали путь в Хиросиму? В этом простом рассказе мы обнаруживаем замечательные сопоставления, которые помогут нам понять, как относиться к стрессу. 

Итак, два человека, два различных типа в одинаковых обстоятельствах, направились в Хиросиму. Они жили в одном мире, в одном доме, в условиях, которых не могли изменить. Но их психическая, ментальная и духовная реакция была противоположной. 

Оба были физически здоровы. Оба работали на открытом воздухе. Но отец научился расслабляться; он понимал, как надо сочетать работу и отдых. А сын этому не научился. 

Противоположны были они по взглядам и складу ума. У каждого была своя система ценностей. Отец, умудренный опытом, доверял Богу, сын же позволил эгоизму и честолюбиюуправлять его жизнью. 

Помните остановку в пути, когда отец навестил своего брата? По представлениям сына, в жизни нет времени на семью и друзей, главное — идти дальше. Но сколько людей потеряли семью, жену, детей, отняв их у себя, общества и Бога. И только потому, что они были слишком заняты! 

А опрокинувшаяся телега? Какой контраст между отцом и сыном, между самоотверженностью и эгоизмом! Как важно понять, насколько разрушителен эгоизм. Как важно понять, что именно участие спасительно! 

Послушайте, что говорит Господь устами древнего пророка: «Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, — одень его…»(Ис. 58:6, 7). 

А теперь обратите внимание на стих 8: «Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет». 

Потрясающее обетование! Невероятное обещание! Много людей обрели здоровье, заботясь о других. Ничто не обладает таким исцеляющим воздействием, как открывшийся в душе источник самоотверженности. 

Вспомним эпизод, в котором выясняется отношение отца и сына к природе. У них абсолютно разные системы ценностей. Отец постиг мудрость, что красота природы, отвлекая от тягот существования, действует на нас благотворно. А сын был рабом своей убогой жизненной философии. 

Печально, что сын прошел мимо стольких чудес! А сколько драгоценных даров жизни не замечаем и мы! Многие из нас несутся по жизни, так безрассудно отдаваясь порыву, что полностью опустошают себя физически и духовно. Мы часто очарованы и захвачены перспективой некоего выигрыша в виде материального успеха. Но если нам и удается получить его, мы обнаруживаем, что успех обернулся язвой желудка или тромбозом. Стресс взял свое. От этого страдает семья. Но так быть не должно! 

Иисус сказал: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам»(Мф. 6:33). 

Обратимся еще раз к нашей истории. Отец и сын направлялись в Хиросиму. Они не знали, что в восемь часов утра на город будет сброшена бомба. Что же удержало их от входа в город? Само Провидение? Или вера отца? 

Из истории мы знаем, что верующие не всегда избегали трагической участи. Некоторые были сожжены на кострах, другие погибли при бомбардировке. Иоанн Креститель верил — и был обезглавлен. 

Но, друг мой, в этом заключается таинство веры. Отец верил не ради того, чтобы Бог избавил его от Хиросимы. Он ничего об этом не знал. Старик ведал лишь об одном: все позволенное Богом хорошо и для него. Подобно патриарху Иову он мог бы уверенно сказать: «Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться»(Иов 13:15). 

Оказываетесь ли вы жертвой перенапряжения, страхов и разочарований, как и сын? Или вам присуще спокойствие, цельность и бескорыстная вера — как и отцу? Нет ли в вашем доме конфликта между отцом и сыном, матерью и дочерью, мужем и женой? В вашей семье как в зеркале отразится ваша реакция на стресс. Особенности вашего личного отношения к неприятностям, кризисам и чрезвычайным обстоятельствам непременно будут сказываться на вашей семье. Чтобы не допустить напряженности в своей семье, вы не должны позволять страстям овладевать вашими близкими. 

Нам следовало бы помнить, что как супруги мы никогда не достигнем земли обетованной, если не преодолеем пустыню жизненных трудностей. Поверьте мне, пустыня встретится обязательно. Будут и проливные дожди. 

Не надо быть профессиональным социологом, чтобы увидеть, что современный мир серьезно болен. Наш мир раскололся и погрузился в смуту. Войны, нищета и болезни — это только симптомы. Распад коснулся прежде всего духа. 

Говорят, что каждой эпохе присущи свои специфические болезни. Типичным недугом нашего поколения является невроз. Многие врачи сходятся во мнении, что более половины их пациентов страдает от нервных расстройств. И это не случайно, потому что наше равнодушное, материалистическое и рассудочное общество больше неспособно удовлетворять глубинные потребности души. 

Что такое невроз? Несколько упрощая, можно сказать, что человек становится невротиком, когда, не устранив какую-либо психологическую проблему, он подавляет ее. Почему невроз типичен для нашего поколения? Ответ самоочевиден. Нам постоянно твердят, что чувства, вера и библейская истина не имеют никакого значения, — и утверждаютэто так упорно, что могут показаться убедительными. Но в глубине души каждый человек понимает, что все эти вещи тем не менее очень важны. 

Наша жажда любви, духовное одиночество, страх смерти, загадка зла, непостижимость Бога, — обсуждать все это серьезно мы не можем; нам остается подавлять желание разобраться во всем этом. Тем не менее эти проблемы продолжают нас тревожить: мы их подавляем, но не устраняем. Это приводит к заболеванию. Этим болен сегодня весь мир; отвергая духовные ценности, человек подавляет сам источник внутренней гармонии. 

Каков результат? Современный человек, словно подросток, находит выход в странном, вызывающем поведении. Он обращается, образно говоря, к взяткодателям у ворот. 

Можно ли быть цельной личностью в расколотом мире? Можно ли иметь в таком мире надежный и крепкий дом? Даже когда идет дождь? 

Безусловно, да. В противном случае однажды придется стоять у своего разрушенного дома и смотреть на него, как на город после бомбежки, причем отношения уже невозможно будет изменить. 

Одна молодая женщина, размышляя о своей разрушенной семье и вспоминая все совершенные в прошлом ошибки, все неразумные советы друзей, к которым она прислушивалась, написала: «Война окончена. И вот мы стоим над руинами и произносим магическое слово «прости». Теперь мы поняли и знаем, что наш дом был погублен по ошибке. 

Этого не должно было случиться, ибо на него не упала ни одна бомба. Он был выстроен из прочных строительных материалов. В этом доме часто произносились молитвы. Без сомнения, он должен был стоять прочно и нерушимо перед лицом любого бедствия. 

Но вот он лежит в руинах. Мы сами — и никто другой — повинны в этом. Ты знаешь, мы разрушили его словами, — твоими, моими, словами других людей, которые ничего не понимали. Но мы прислушивались к их словам и начинали верить. И вот… 

Мы были такими глупыми. Мы были, как дети, которые ломают свои игрушечные домики. Разбрасывают их как ни в чем не бывало. Сначала нам было страшно. Мы пытались остановиться. Но от одного слова загоралось другое, пока не вспыхнул пожар, который мы уже не могли потушить. Остальные наблюдали. Среди них были и такие, кто хотел, чтобы наш дом сгорел. А когда наши раскаленные ненавистью чувства вспыхнули в последнем смертельном поединке, мы покинули свой дом. 

И вот мы стоим над ним. Облака дыма рассеялись. Время научило нас лучше видеть. Мы многое поняли, многое простили. Война окончена. Но наш дом лежит в развалинах. И даже прощение никогда не отстроит его заново!» 

Нельзя допустить, чтобы подобное произошло с вами или со мной. Этого не случится, если мы позволим Господу научить нас тончайшему искусству врачевания сердец. Этого не произойдет, если мы позволим Ему научить нас терпению и пониманию. Не произойдет, если у нас достанет элементарной честности признать свои слабости — Друг перед другом и перед Господом. 

Разве доверие близких людей не пробуждает в нас все самое лучшее? Я думаю, что это так. Вот почему я очень люблю известный многим гимн, где есть такие слова: «Я буду правдив, ибо мне доверяют; я буду чист, ибо обо мне заботятся». Но дальше там говорится: «Мне будет стыдно, ибо я знаю свои слабости». Почему подобное признание так затруднительно? Этого не должно быть. 

Кому бы вы ни доверились — Другу или супругу, — знайте, что они с волнением откликнутся на ваше искреннее признание слабостей и бед, ибо они тоже люди. Подлинная искренность исключает притворство и фальшь, ей нет необходимости оправдываться. Она вдохновляет на молитву. 

Мне хотелось бы сейчас процитировать одну не очень поэтически яркую, но искреннюю молитву одной моей знакомой: 

Мне нужна спасательная команда. Господи. 

Я все время строю шаткие стены — для того, чтобы скрыть свои недостатки, гордыню, чтобы отстоять свою непорядочность, страсти, чтобы отклониться от Твоей воли. Я закладываю фундамент предубеждений и бастионы самоуверенности. Я нагромождаю баррикады из фальшивых слов и укрепляю их двусмысленными мнениями. 

Я воздвигаю стойкие убеждения и скрепляю их песком. 

Мне доводилось читать молитвы, придуманные детьми городских трущоб, с их своеобразным языком. Карл Брук собрал их вместе. Вот одна из этих молитв. Она не может не задеть за живое всякого, кто испытал трагическую невозможность общения: 

Дорогой Бог, 

Почему верующие 

Всегда считают; 

Что они правы, 

Если они не дают нам 

Возможности говорить? 

А эту, при всей ее незамысловатости и искренности, вымолвить нелегко: 

Я виноват — 

Но не понимаю, что это значит. 

Мне стыдно — 

Но не понимаю отчего. 

Это заставляет меня вспомнить слова Поля Турнье: «Бессмысленно вести ученую дискуссию об истинной и ложной вине. Господь в Своем милосердии принимает всех, кто испытывает стыд». Нам не надо копаться в своем чувстве вины или пытаться понять, где его истоки. Мы просто ощущаем это бремя и с ним приходим к Господу. 

И еще одна молитва городских улиц. Хотя ее форма несовершенна, она дает поразительно точную картину человеческого поведения: 

Господь, мы знаем, что 

Ты хочешь вести нас Своей рукой, 

Но мы не позволяем Тебе вмешиваться в наши дела. 

Мы знаем, что Ты хочешь не терять нас из виду, 

Но мы прячемся от Твоих глаз; 

Мы верим, что Ты хочешь быть с нами всегда, 

Однако притворяемся, что Тебя нет рядом; 

Мы знаем, что 

Ты можешь научить нас различать добро и зло, 

Но мы Тебя не слушаем, 

Хотя именно Ты обо всем знаешь лучше всех. 

Знакомо, не правда ли? Кто из нас с такой же прямотой признавался в собственных уловках? Не перекликается ли эта молитва городских трущоб с вашим собственным жизненным опытом? Не находит ли она отклик в вашей душе? Должен признаться, она мне близка. Задумывались ли вы, почему мы любим друг друга гораздо больше, когда признаемся в своих ошибках и слабостях? Семья, где супруги соединяют руки перед всепонимающим Господом и открывают друг другу свои души, едва ли разрушится. 

Стресс неизбежен, как неизбежно несчастье. Измена также врывается в семью неожиданно, однако Господь знает выход. Задолго до того, как наука объявила нам о существовании подсознания, с которым мы должны вести борьбу — борьбу с врожденной склонностью к эгоизму и всей той мерзостью, что, как пена, поднимается на поверхность сознания, — так вот, задолго до того, как мы услышали об этих понятиях, Слово Господне открыло нам, как очистить и изменить даже эти наиболее недоступные тайники души. 

Право же, мы не должны смириться с собственными недостатками и пороками. Изменение вполне возможно даже для подсознания. Если человек доверится исцеляющему прикосновению Всемогущего Бога и позволит Духу Божьему войти в свое сердце, он может быть уверен, что прикосновение Вечного, проникнув в глубинные пространства души, очистит, исцелит и облагородит ее. 

Не правда ли, можно все отдать за это очищение? Как много значила бы перемена для вашей семьи, для всех тех, кого вы любите! Вы пообещали им самое лучшее. Отец Небесный поможет вам исполнить это обещание! 

Часть 2. ВАШЕ ЗДОРОВЬЕ 

Папа, ты собираешься умереть? 

В старинной португальской легенде рассказывается об одном монастыре, опасно примостившемся на вершине скалы высотой в двести метров. Паломников поднимали наверхв огромной плетеной корзине с помощью старой потертой веревки. Один паломник, влезая перед спуском в корзину, с тревогой спросил: «Как часто вы заменяете веревку?» 

«Как только старая оборвется», — невозмутимо ответил монах. 

Рискованно, опасно. Вот так подвесить свою жизнь на тонкой, как волосок, веревке, готовой вот-вот оборваться? 

Вниз по наклонной плоскости! Как-нибудь удержимся! Продержимся с помощью двух лишних чашек кофе, двух лишних сигарет, удвоенной затраты энергии, лишая себя сна, отдыха, развлечений и естественной радости. Затратим невероятные усилия ради грандиозного замысла, который на поверку окажется ничего не стоящим. Напряженные существа с бледными, как пергамент, лицами, которые никак не могут решить, то ли им принять бензедрин и отправиться на вечеринку, то ли принять реланиум и лечь спать! 

В этот суматошный и беспорядочный век реактивных двигателей и высоких скоростей мы уделяем слишком мало внимания тому, чтобы жить разумно. Мы несемся по шоссе современной жизни, пока не сдаст здоровье. И тогда мы расплачиваемся — и временем, и деньгами. Мы слишком поздно приходим к пониманию того, что оборвавшуюся веревку невозможно заменить. Создатель вручил нам только одну нить жизни. 

Каждый, разумеется, знает, что однажды эта нить оборвется. Это случается в какой-то момент с каждым человеком. Но вопрос вот в чем: должна ли она оборваться так быстро? 

Недавно в одном из издательств вышла книга, которая посвящена вопросу безопасности воздушного сообщения, или, точнее, отсутствию ее; она называлась несколько неожиданно: «Неважно, где вы сидите». На меня произвело впечатление именно то, что автор видит столько возможностей для возникновения катастрофы в воздухе. Благополучное прибытие, как он полагает, — это, по-видимому, в значительной мере дело случая. Автор этой книги разоблачает всеобщий предрассудок, суть которого состоит в том, что находиться в хвосте самолета якобы безопаснее. 

Несмотря на тщательно изложенные факты, касающиеся безопасности полета, — все «за» и «против», — концепция этого автора сложилась, вероятно, под влиянием фаталистического представления о том, что «если вам суждено погибнуть, то самолет разобьется». 

К несчастью, многие люди распространяют эту фаталистическую философию на все сферы жизни, а не только на воздушные путешествия. Не имеет значения, где вы сидите и как вы живете. Неважно, сколько вы едите, пьете или курите. Вы все равно ничего не можете с этим поделать. Когда веревке суждено будет оборваться — в соответствии с решением некоего фаталистического мирового закона, — она оборвется. Поэтому живите, как считаете нужным, — пока не пришел ваш черед. 

Я не доверяю всем этим глупостям о роковой судьбе. Я верю только в Божественное провидение. Слово Божье свидетельствует, что даже воробышек не погибнет без ведома Господа, тем более —пассажир самолета. Я не подпишусь под обвинением некоего рокового предопределения, если человек пустит свою машину под откос, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Более того, я не стану порицать Господа, если человек выроет себе могилу собственными руками. 

Право же, если все находится в ведении некоей метафизической силы, то почему курильщики живут меньше, чем остальные люди? Почему компании, занимающиеся страхованием жизни, относят людей с избыточным весом к группе повышенного риска? Почему у тех, кто делает физические упражнения, реже случаются сердечные приступы и, следовательно, дольше продолжается жизнь? Случайно ли это? 

Сегодня, когда все мы мыслим экологически, интерес к древнему Израилю неожиданно приобрел весьма актуальный характер. Ибо именно через Израиль Господь предоставил многим народам некий образец, программу действий, которая способствовала бы решению целого ряда проблем окружающей среды, если следовать ей хотя бы в общих чертах. 

Вам, вероятно, известно, что Господь дал израильтянам ряд законов, правил и установлении на их пути из Египта в Палестину. Возможно, вы считаете, что все эти законы носили религиозный характер, то есть касались лишь обрядов и моральных вопросов. Но это не так. Многие из законов Израильского народа, установленных Господом, были даны им для сохранения окружающей среды. 

Представьте себе, как шестьсот тысяч человек, не считая женщин и детей, с немудреными гигиеническими навыками и примитивными представлениями вышедших из плена рабов брели по раскаленной пустыне без всяких удобств и медицинской помощи. Казалось бы, идеальная ситуация для эпидемии! Но этого не случилось. Хотя, пожалуй, следуетуточнить, что одна болезнь все же была зафиксирована за этот долгий период, однако справедливости ради нужно сказать, что она явилась результатом прямого пренебрежения Божественными наставлениями. 

И, несмотря на то, что израильтяне жили под открытым небом, ими были приняты все меры предосторожности против загрязнения окружающей среды. Никаких отбросов внутри стана оставлять не полагалось, и за надлежащим соблюдением этого правила повсюду внимательно следили. Прочтите вновь главу из Книги Второзаконие 23:12—14. Забота о чистоте была для каждого еврея первым оборонительным рубежом на пути заболеваний и средством борьбы всей общины против загрязнения и эпидемий. Здоровье каждого члена общины зависело от того, насколько тщательно соблюдались остальными эти предписания; они также содействовали поддержанию равновесия в природе. 

Все, кто соприкасался с заразными больными, удалялись из стана и содержались в карантине до тех пор, пока они, а также любая вещь, которую они трогали, не были очищены и объявлены безопасными (см.Лев. 15:4—12).И несколько позже, когда израильтяне стали жить в городах, если дом волею случая оказывался зараженным, его объявляли непригодным для обитания, затем разрушали, чтобы болезнь, не распространилась на другие дома (см.Лев. 14:45, 47). 

Если вы думаете, что представления израильтян об экологии и санитарной профилактике были всего лишь отражением общепринятых медицинских норм того времени, то вы ошибаетесь. Примерно в 1552 г. до н. э., незадолго до рождения Моисея, в Египте был написан знаменитый труд по медицине, так называемый «Папирус Эбера», и в нем, без сомнения, отразились медицинские представления тех дней. Давайте попытаемся ознакомиться с двумя-тремя рецептами из этой книги. 

«Чтобы предупредить появление седых волос, смажьте их кровью черного теленка, сваренной в кипящем масле, или жиром гремучей змеи». 

Против выпадения волос предписывалось следующее: «Если они выпадают, то единственное средство — смесь из шести видов жира, а именно: лошади, гиппопотама, крокодила, кошки, змеи и козерога. Для укрепления волос смазывайте их толчеными зубами осла на меду». 

Жертвы укусов ядовитых змей получали тогда от врачевателей «волшебную воду» — воду, в которой был омыт соответствующий идол. Для извлечения заноз применялась кровь червей и ослиный навоз. Поскольку в навозе содержались споры столбняка, нет ничего удивительного в том, что столбняк пожинал обильную жатву: любая заноза могла спровоцировать болезнь. 

Нет сомнения, что Моисей, имевший доступ ко двору фараона, хорошо знал «Папирус Эбера», а его народ был знаком с рекомендациями этого ученого труда. Именно этому народу Господь дал совершенно новые экологические и гигиенические правила, на века опередившие свое время. 

Действительно, науке потребовалась не одна тысяча лет, чтобы признать достоинство библейских предписаний. Например, в эпоху средневековья болезнь, которую считали проказой, погубила миллионы людей. В наше же время крупные специалисты в области медицины предполагают, что это был, по всей видимости, сифилис. К каким же средствам прибегали врачи, чтобы излечить это заболевание? К сожалению, они не могли ничего предложить. Некоторые из них полагали, что причиной болезни была горячая пища илиперец, или, может быть, чеснок. Другие считали, что она вызвана неблагоприятным расположением планет. И тогда церковь решила подключиться к решению этой сложной проблемы. Она обратилась к Книге Левит и обнаружила советы относительно того, как следует поступать в случае распространения инфекции. Последовав совету Моисея, изолировали больных, поселив их отдельно от общества, и болезнь была взята под контроль. 

Затем заявила о себе «черная смерть» — страшная эпидемия, унесшая в средние века около семидесяти миллионов жизней. В конце концов эта жуткая болезнь была побеждена, поскольку на вооружение был взят описанный в Библии подход к инфекционным заболеваниям. 

В 40-х годах XIX столетия молодой врач по имени Игнатий Земмельвейс возглавил родильное отделение университетской больницы Вены, крупнейшего медицинского центра того времени. Д-р Дж. Макмиллан в книге «Болезней не будет» рассказывает о следующей трагической истории, произошедшей в этом центре. 

Умерших женщин отвозили в морг для вскрытия. Каждое утро врачи и студенты-медики приходили в морг и проводили вскрытия. А затем, не помыв руки, они являлись в родильные палаты, чтобы провести обследование таза у живых женщин — разумеется, без резиновых перчаток. Каждая шестая пациентка умирала. 

Д-р Земмельвейс обратил внимание, что умирают именно те женщины, которых обследовали врачи и студенты. Наблюдая эту страшную картину в течение трех лет, он ввел в своем отделении правило: все врачи и студенты должны мыть руки после проведения вскрытия. 

В апреле 1847 года, до введения этого установления, в его отделении умерло пятьдесят семь женщин. В июне, после принятия этого предписания обязательного мытья рук, умерла только одна женщина из сорока двух; в июле — одна из восьмидесяти четырех. 

Но однажды после очередного проведения вскрытия и тщательного мытья рук врачи и студенты обследовали двенадцать женщин подряд, не моя руки после каждой пациентки. Внезапно у одиннадцати из двенадцати поднялась температура, и вскоре они умерли. Очевидно, роковая инфекция была перенесена с одной пациентки на остальных. Поэтому было выработано новое правило, предписывающее мыть руки после каждого обследования. 

Удостоился ли д-р Земмельвейс почестей со стороны коллег благодаря его замечательному открытию? Нет. Мытье рук было неприятной обузой. Всеобщая недоброжелательность и предубежденность вынудили его уйти из больницы. Его преемник отказался от тазиков для мытья рук, и показатели смертности снова подскочили до уровня старых цифр. 

Глубоко разочарованный, д-р Земмельвейс уехал в Будапешт и там вновь добился снижения уровня смертности. Однако через некоторое время его коллеги перестали с ним разговаривать. Чувствительная натура доктора была настолько подавлена несправедливостью коллег и предсмертными криками умирающих матерей, что его рассудок не выдержал этого жуткого напряжения. Он умер в психиатрической лечебнице, так и не получив признания, которого в полной мере заслужил. 

И это несмотря на то, что Господь тысячелетия назад дал Моисею подробные указания относительно необходимости омовения рук после прикосновения к мертвому телу илизараженному человеку! 

Да, законы древнего Израиля, данные Самим Господом и потому не совпадающие с примитивными медицинскими познаниями тех дней, значительно опередили свое время. Именно этому народу, только что вышедшему из рабства, длительное время подверженному заболеваниям египтян и хорошо знающему непригодность принятых в то время методов лечения, — именно ему Господь дал невероятное обещание: «Если ты будешь слушаться гласа Господа, Бога твоего, и делать угодное пред очами Его, и внимать заповедям Его, и соблюдать все уставы Его: то не наведу на тебя ни одной из болезней, которые навел Я на Египет; ибо Я Господь, целитель твой»(Исх. 15:26). 

Подумайте об этом! Ни одной болезни. И до тех пор, пока Израиль соблюдал свои обязательства. Господь соблюдал Свои. Давид говорит: «И не было в коленах их болящего»(Пс. 104:37). 

Было ли это удивительное явление просто чудом? Случайным даром? Или же израильтяне избавились от самых опасных болезней благодаря строгому, педантичному исполнению законов гигиены и вниманию к окружающей среде? 

А можем ли мы предотвратить болезни и смерть? Совершенно очевидно, что нашей судьбой управляет вовсе не некое мистическое число и отнюдь не звезды. Возможно, действительно имеет значение то, где мы сидим, — если, например, слишком долго находимся за обеденным столом или слишком долго бездельничаем в своем любимом кресле, вместо того чтобы бегать, работать в саду или строить лодку! 

Как-то раз четырехлетняя девочка спросила своего отца: «Папа, ты собираешься умереть?» 

Согласитесь, дети нередко бывают такими невинными, обезоруживающими и неотразимыми, когда задают свои вопросы. 

Слова дочери несколько поколебали душевное равновесие отца. Он, конечно же, знал, что каждый отец должен быть готов к такому. И как бы ни было трудно, он все же не уклонился от этой темы, сумев объяснить своей дочери, что в конце концов смерть приходит к каждому человеку. Это есть неумолимый закон бытия — непостижимый, но тем не менее всеобщий. 

Но тут дело было в другом: видите ли, это был неполный вопрос. Дочь невозмутимо уточнила свой вопрос: «Папа, ты собираешься умереть от курения?» 

В этом и состояла разница. И это усложняло дело. Неожиданный вопрос дочери содержал в себе нечто, с чем он должен был сам разобраться. Он мог бы отнести смерть на счет жизненных невзгод, но только не вследствие курения. Суть проблемы все же состояла в нем самом, а не в роковой судьбе, или в некоем злом существе, или Божественной воле. Вот почему отец этой девочки сумел отказаться от пагубной привычки курения. 

Не исключено, что дети могут задавать каверзные вопросы и в других ситуациях: «Ты собираешься умереть от излишнего веса?» Возможно, став старше, они будут недоумевать: «Ты собираешься умереть от стресса?», «Ты собираешься умереть от недостатка движения?». 

Поэтому книга, которую вы держите в руках, — это книга не о смерти. Она посвящена не тому, что происходит с человеком, когда он умирает. Напротив, она готова вам помочь отсрочить тот день, когда оборвется нить жизни, или день, когда ваша жена станет вдовой или ваш муж вдовцом. 

Поверьте, жизнь может быть более волнующей, осмысленной и радостной! 

Как сжигать свою свечу 

Девятилетний Денис, мокрый и забрызганный грязью, в костюме ангела с желтоватым париком, сидел на дереве недалеко от моста, который мог в любую минуту рухнуть. Он возвращался из школы — с репетиции пасхального представления. Как ему не хотелось туда ходить! Впрочем, какой девятилетний мальчик хотел бы получить роль ангела с крыльями и золотистыми локонами? Но мать настояла. 

Когда он возвращался домой, началась гроза. Денис знал, что в грозу на мост полагаться нельзя. Этот мост соседи построили сообща, чтобы не делать большой крюк в объезд озера. Сам отец Дениса не раз предупреждал его, чтобы в ситуациях, подобных этой, он просто влезал на дерево и ждал, пока за ним приедут. Поэтому Денис ждал. 

Сквозь пелену дождя он заметил свет фар приближающейся машины. Когда в поле зрения появилась сама машина, он понял, что это пьяница Ладыгин. Никто никогда не видел Ладыгина трезвым. Если он и сейчас пьян, а это почти наверняка, то, без сомнения, здравый смысл ему откажет. Он вполне может поехать по ненадежному мосту. 

Понимая это, Денис изо всех сил стал кричать: «Ладыгин, назад! Поезжай вокруг озера!» 

Мальчишка уже начал спускаться с дерева, уверенный, что Ладыгин отвезет его домой, но тот сорвался с места, словно увидел привидение! 

Через несколько минут отец Дениса, ехавший за своим сыном, встретил Ладыгина, который вылез из машины — бледный, с трясущимися губами и дрожащими руками. Впервые в жизни он был абсолютно трезв. 

«Ты мне не поверишь, — задыхаясь сказал он, — но только что у меня было видение! Бог не забыл меня! Милостивый Бог — Он не забыл меня!» 

Отец Дениса все пытался его успокоить: «Подожди немного… отдышись и расскажи все спокойно. Возьми себя в руки». 

«Ну, я принял немного согревающего от простуды, ты же понимаешь. Стало темно, видимости никакой. Я уже собирался повернуть к мосту, как вдруг слышу, что какой-то голос говорит мне: «Ладыгин, назад! Поезжай вокруг озера!» Я посмотрел наверх, — продолжал он, все еще задыхаясь, — а там между деревьями парил ангел! Во всем белом, с крыльями и сияющими волосами!» «И что же ты сделал?» 

«Я изо всех сил отшвырнул бутылку подальше. Если Бог так заботится обо мне, что посылает ангела для предостережения, то я не хочу больше губить самого себя!» 

Кстати, никто больше не слышал о том, чтобы Ладыгин выпил еще хотя бы одну рюмку! 

Свеча Ладыгина уже почти догорела, когда он принял это важное решение. Но миллиарды людей до сих пор так и не сделали этого. Ангел с белыми крыльями не пришел предостеречь их. Они слишком безумно сожгли свою жизнь, которая напоминает бесцельно горящую свечу. 

Когда мы берем в руки новую подарочную свечу, ее первозданная чистота, безупречная форма и изысканная отделка как бы побуждают нас вообще никогда не зажигать ее. По меньшей мере, мы пытаемся быть с нею осторожными. 

Однако свечи предназначены для того, чтобы гореть, а жизнь — для того, чтобы продолжаться. Зажженный фитилек свечи неизбежно чернеет. Здесь уместно спросить самих себя: как мы сжигаем свою свечу? Это тема этой и нескольких последующих глав, а также вопрос, которым мы часто пренебрегаем на свой страх и риск. Либо мы обращаемся с пламенем осторожно, либо пополняем печальную статистику. Выбор за нами! 

Жизнь — это «ярмарка тщеславия». Люди куда-то идут и возвращаются, кого-то преследуют, а кто-то ждет преследования. Эта ярмарка то шумит множеством голосов, то затихает. Люди, каждый на свой лад, сжигают свои свечи и могут даже не задумываться над этим, пока сердечный приступ не напомнит им, что время истекает! 

Мы бываем такими мастерами по части промедления! Откладываем главное на завтра; больше заботимся о личном автомобиле, чем о своем теле. Как будто его можно в любую минуту заменить новой моделью! 

Кроме того, миллионы людей считают, что если уж вам выпала такая судьба, то ничего не поделаешь. Изменить ничего нельзя! 

Городскую церковь Сент-Питерсберга, штат Флорида, окружали сосны. Но случилось так, что за один сезон два дерева были поражены молнией, и надо было их срубить. На собрании городского совета горевали о потере этих деревьев и взволнованно обсуждали вопрос, как предотвратить дальнейшие разрушения. Кто-то задал председателю вопрос: «Что нам делать? Мы не можем смириться с этим положением!» Председатель ответил, не скрывая иронии: «Я приму к рассмотрению предложение данного собрания — запретить молнии!» 

К сожалению, молния принадлежит к числу тех явлений, которые не подчиняются ведению никаких комиссий! 

Но многие люди почему-то считают, что наше здоровье и продолжительность жизни — это нечто вроде молнии, и тут ничего не поделаешь. Когда наступает наш час, когда ударяет молния, наша жизнь приходит к концу. Изменить ничего нельзя. Поэтому нечего и беспокоиться. 

Безусловно, мы не можем управлять молнией. Также бессмысленно ставить на голосование вопрос о прекращении всех болезней, старения и смерти. 

Но разве разумно идти навстречу трагедии, стоя под деревом в грозу? Разве мы должны провоцировать расстройство здоровья, безрассудно сжигая свою свечу, дар жизни? Не забываем ли мы о законе причины и следствия? 

Совсем маленькая девочка заметила, обращаясь к знакомому мальчишке: «У тебя все лицо в морщинках». Тот ответил: «Вот как? И почему же, как ты думаешь, оно стало таким?» 

Малышка задумалась и ответила с мудростью, о которой сама не подозревала: «Кто-то их провел». 

И наши морщины, и наши язвы, и наши сердечные надломы происходят не просто так. Они возникают в результате какого-то стресса — в организме или вне его. Кто-то или что-то порождает стресс. Мы живем в век стресса, тревоги и напряженности. И это сказывается на наших лицах, артериях, нервах! 

Говорят, что в начале XX века в России было только два автомобиля. И что же случилось? Вы догадываетесь. Они столкнулись! 

С тех пор машины продолжают сталкиваться, причем число аварий постоянно растет. Сегодня мы научились ездить еще дальше и скорее. Самолеты стали огромными и еще более шумными. Воздушные трассы — и те переполнены. Наши соседи живут сегодня не в нескольких километрах от нас, а всего в нескольких метрах. Мы, похоже, уже не в состоянии угнаться за жизнью. Нас все больше засасывает суета жизни. А темп жизни нарастает. 

Итак, что происходит с нами? Мы сжигаем наши свечи — символы жизни — слишком быстро! 

Позвольте мне повторить еще раз важную истину. Д-р Ганс Селье, крупнейший в мире специалист по стрессу, открыл, что каждый человек начинает жизнь с определенным запасом жизненной энергии. Ее расход не может быть возмещен. Многие люди растрачивают эту энергию, а затем пытаются восстановить ее несколькими часами или днями отдыха. Но это не помогает. Каждое зачерпывание энергии из глубинных слоев организма оставляет свои следы. Наша свеча не может гореть бесконечно! 

В то же время стресс не всегда исключительно вреден. Именно стресс поддерживает наше сердцебиение и дыхание, когда мы спим. Полное избавление от стресса приводит, согласно Селье, к неминуемой смерти. 

Каждодневные трудности обостряют болезненную природу стресса, и нередко это мучительное состояние охватывает всего человека. Наш организм идеально приспособлен, чтобы выдержать ту или иную сумму физических нагрузок в меру заложенных в нем потенциальных возможностей. 

При внезапном стрессе наш организм реагирует мгновенно и бурно. Учащается сердцебиение. Обостряются зрение и слух. Легкие набирают больше кислорода. Мышцы способны совершить то, что в другой момент было бы невозможно. 

Это вполне адекватная реакция даже тогда, когда вы убираете снег или рубите деревья. Эта реакция совершенно закономерна в экстремальных условиях: чтобы отскочить от мчащегося на вас автомобиля или убежать от преследования медведя. Однако вы не можете постоянно рубить деревья, то есть жить в напряжении. А если за вами все время гонится медведь — вы в беде! 

Раньше никогда не предполагалось, что организм будет постоянно пребывать в состоянии тревоги. Сегодня главная проблема состоит в том, что стрессовую реакцию организма вызывает не только физическая опасность или физическое напряжение. За большинством из нас не так уж часто гоняются хищные звери. Некоторые из нас еще ни разу в жизни не рубили деревьев. Но реакция типа «беги» или «сражайся» возникает и на суровое замечание начальника, и в споре с приятелем, и от ощущения, что вас недооценивают, и после сокрушительного поражения, и даже после блистательной победы. Все эти события могут иметь одинаковые последствия — они могут быть восприняты организмом как угроза физической безопасности. Ведь организм не знает, что мы не лес рубим! 


Страница 2 из 5:  Назад   1  [2]  3   4   5   Вперед 

Авторам Читателям Контакты